Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке в первом полугодии 2005г.

Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке в первом полугодии 2005г.

ФАС Северо-Кавказского округа

30.04.2010  

Оглавление

Обобщения рассмотренных дел в кассационном порядке в I полугодии 2005 года

1.1. Краткая характеристика дел, поступивших с кассационными жалобами

1.2.Организация дел в кассационной инстанции

1.3.Качество рассмотрения дел

1.4.Реализация полномочий кассационной инстанции

1.5.Анализ нарушения норм процессуального закона

2.1. Практика применения общей части Гражданского кодекса Российской Федерации

2.2. Практика рассмотрения споров, связанных с договорами купли-продажи

2.3. Практика рассмотрения споров, связанных с землепользованием

2.4. Практика рассмотрения споров, вытекающих из обязательств по возмещению предприятиям расходов, связанных с предоставлением льгот гражданам

3.1 Практика рассмотрения споров о взыскании страховых взносов в Пенсионный фонд

СПРАВКА

по результатам обобщения рассмотренных дел

в кассационном порядке в первом полугодии 2005 г.

1.1. Краткая характеристика дел, поступивших с кассационными жалобами

Настоящее обобщение проведено в соответствии с планом работы Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа (далее – ФАС СКО) на первое полугодие 2005 г.

В процессе проведения обобщения проанализированы материалы кассационного производства ФАС СКО.

Всего за указанный период поступило 3 361 (3 720) кассационная жалоба.

Из них рассмотрено с вынесением постановлений 2 980 (3 218) дел, что на 238 дел меньше, чем во втором полугодии 2004 г.

Информация о количестве рассмотренных и возвращенных кассационных дел в первом полугодии 2005 г. отражена в табл. 1.

Таблица 1

Регион

Рассмотрено дел

Возвращено жалоб

Республика Адыгея

115

7

Республика Дагестан

113

11

Республика Ингушетия

44

6

Кабардино-Балкарская Республика

74

8

Республика Калмыкия

125

2

Карачаево-Черкесская Республика

98

7

Краснодарский край

1 184

90

Ростовская область

772

41

Республика Северная Осетия – Алания

51

2

Ставропольский край

389

33

Чеченская Республика

1

ФАС СКО

14

7

Всего

2 980

214

Судебной коллегией по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, рассмотрено 1 723 дела, что составило 58% от общего количества рассмотренных дел (в предыдущем отчетном периоде рассмотрено 1 900 дел, что составило 59%).

Судебной коллегией по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, рассмотрено 1 257 дел, что составило 42% от общего количества рассмотренных дел (в предыдущем отчетном периоде рассмотрено 1 318 дел, что составило 41%).

В данном отчетном периоде рассмотрено 1 107 дел, которые не пересматривались в апелляционной инстанции, что составило 37% от общего количества рассмотренных дел.

Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа рассмотрено 616 кассационных жалоб, поданных на судебные акты, вынесенные по спорам, связанным с неисполнением и ненадлежащим исполнением обязательств (аналогичное количество дел рассмотрено во втором полугодии 2004 г.), что составило 21 (19)% от общего количества рассмотренных дел в кассационной инстанции. По спорам, связанным с применением норм общей части Гражданского кодекса Российской Федерации, рассмотрено 153 дела, с куплей-продажей и меной – 287 дел, по спорам, вытекающим из обязательств по возмещению предприятиям расходов, связанных с предоставлением льгот гражданам, – 32 дела, из земельных правоотношений – 140 дел.

По спорам по иным основаниям рассмотрено 205 дел (286 дел), из которых 56 (58 в предыдущем отчетном периоде) рассмотрено по спорам, связанным с принятием обеспечительных мер.

Количество рассмотренных споров, связанных с применением налогового законодательства, составило 780 дел (827), о признании недействительными ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов – 219 дел (276).

В первом полугодии 2005 г. рассмотрено 164 спора о признании договоров недействительными (162 дела), о несостоятельности (банкротстве) – 97 дел (71), о взыскании с организаций и граждан обязательных платежей и санкций – 122 дела (61), по землепользованию – 64 дела (95 рассмотрено в предыдущем отчетном периоде).

Количество споров о праве собственности составило 121 дело (134).

ФАС СКО возвратил 214 кассационных жалоб (во втором полугодии 2004 г. – 245), по основаниям, предусмотренным статьей 281 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В первом полугодии 2005 г. рассмотрено 297 ходатайств о восстановлении пропущенного процессуального срока, из них удовлетворено 285.

1.2. Организация рассмотрения дел в кассационной инстанции

В первом полугодии 2005 г. наблюдается увеличение количества процессуальных документов, направленных с нарушением срока. В судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, постановления кассационной инстанции направлялись лицам, участвующим в деле, с опозданием в 10 (3) случаях. В судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, с опозданием направлено 9 (10) постановлений кассационной инстанции.

В протоколе президиума Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.03 отражено, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации рекомендует срок рассмотрения кассационной жалобы исчислять не с момента поступления кассационной жалобы в суд, а с момента истечения срока подачи кассационной жалобы всеми участниками процесса, установленного статьей 276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенной позиции количество дел, рассмотренных с нарушением срока, составило 143 (57).

Дела откладывались по следующим основаниям:

– ввиду отсутствия доказательств надлежащего уведомления сторон – 54 (27);

– заявлялось ходатайство сторон об отложении рассмотрения жалобы – 17 (8);

– выносился вопрос на семинар-совещание – 30 (14);

– иные основания – 16 (8), в том числе для консультации с Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, в связи с подачей второй кассационной жалобы, запросом дополнительных документов, необходимостью участия представителей, сложностью спора.

В результате объявления перерыва срок рассмотрения кассационных жалоб был превышен в 26 случаях.

Отношение возвращенных жалоб к поступившим в отчетном периоде составило 6 (7)%.

Анализ отмененных определений арбитражных судов округа о возвращении кассационных жалоб показал, что в отчетном периоде рассмотрено 14 (20) жалоб, из них удовлетворены жалобы по 1 (5) делу.

Информация о причинах возврата кассационных жалоб приведена в табл. 2.

Таблица 2

Возвращение кассационных жалоб по основаниям, предусмотренным

статьей 281 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

Регион

Жалоба по-дана лицом, не имеющим права на обжалова-ние акта, или на акт, который не обжалуется в кассацион-ном порядке

Жалоба подана по истечении срока и не содержит

ходатай-ства

Ходатай-ство о возвра-щении жалобы

Не устране-ны обстоя-тельства, по-служившие основанием для оставле-ния без дви-жения

Отклонено ходатайство о предоста-влении от-срочки, рас-срочки упла-ты госпош-лины

Всего возвра-щено жалоб

Республика Адыгея

_

3

1

2

1

7

Республика Дагестан

3

2

1

4

1

11

Республика Ингушетия

_

2

1

2

1

6

Кабардино-Балкарская Республика

1

3

1

2

1

8

Республика Калмыкия

_

1

_

1

_

2

Карачаево-Черкесская Республика

1

4

_

1

1

7

Краснодарский край

11

45

3

21

10

90

Ростовская область

5

23

1

6

6

41

Республика Северная Осетия – Алания

1

_

_

_

1

2

Ставропольский край

4

19

1

5

4

33

Чеченская Республика

_

_

_

_

_

0

ФАС СКО

2

2

_

1

2

7

Всего

28

104

9

45

28

214

1.3. Качество рассмотренных дел

В отчетном периоде рассмотрено 2 980 дел. Отменены судебные акты по 1 106 (1 164) делам, что составило 37 (36)% от общего числа рассмотренных дел, изменены судебные акты по 63 (43) делам.

На новое рассмотрение передано 755 дел, что составило 68% от числа тех, по которым отменены или изменены судебные акты (во втором полугодии 2004 г. этот показатель составил 65%).

В связи с неправильным применением норм материального права отменено и изменено 376 (357) судебных актов, в связи с неправильным применением норм процессуального права – 349 (451). Результаты приведены в табл. 3.

Таблица 3

Регион

Рассмотрено дел

Отменено, изменено дел

Удовлетворено

жалоб, %

второе полугодие 2004 г.

первое

полугодие 2005 г.

второе полугодие 2004 г.

первое полугодие 2005 г.

второе полугодие 2004 г.

первое полугодие 2005 г.

Республика Адыгея

79

115

41

69

51

60

Республика Дагестан

118

113

46

54

39

48

Республика Ингушетия

59

44

38

29

64

66

Кабардино-Балкарская Республика

85

74

25

42

29

57

Республика Калмыкия

126

125

90

84

71

67

Карачаево-Черкесская Республика

97

98

47

37

48

38

Краснодарский край

1 336

1 184

514

456

38

38

Ростовская область

813

772

227

229

28

30

Республика Северная Осетия – Алания

99

51

33

26

33

51

Ставропольский край

391

389

141

141

36

36

Чеченская Республика

5

1

5

1

100

100

ФАС СКО

10

14

0

1

0

7

Всего

3 218

2 980

1 207

1 169

37

39

1.4. Реализация полномочий кассационной инстанцией

Суд кассационной инстанции по заявлению лиц, участвующих в деле, принимал меры по обеспечению иска в виде приостановления взыскания по оспариваемому решению. Всего поступило 266 (338) ходатайств о приостановлении исполнения судебных актов, 140 (156) из которых удовлетворено. Результаты рассмотрения данных дел следующие:

принято новое решение – 15;

передано на новое рассмотрение – 49;

оставлено без изменения – 69;

изменено – 4;

оставлено в силе одно из ранее принятых решений – 3.

В 126 (182) случаях отказано в удовлетворении ходатайств о приостановлении исполнения судебных актов, из них:

принято новое решение – 17;

направлено на новое рассмотрение – 27;

оставлено без изменения – 70;

изменено – 2;

оставлено в силе одно из ранее принятых решений – 5;

прекращено производство по делу – 5.

В первом полугодии 2005 г. рассмотрено 20 ходатайств об уменьшении размера государственной пошлины, удовлетворено 20 ходатайств (в предыдущем отчетном периоде рассмотрено 41 ходатайство, удовлетворено – 37).

Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа рассмотрено 327 ходатайств об отсрочке уплаты государственной пошлины, удовлетворено 307 ходатайств (во втором полугодии 2004 г. рассмотрено 415 ходатайств, удовлетворено – 398).

1.5. Анализ нарушения норм процессуального закона

Вопросы подведомственности корпоративных споров

1. Спор об определении доли участия в товариществе с ограниченной ответственностью подведомствен арбитражному суду.

Союз потребительских обществ (далее – союз) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании действительным протокола общего собрания учредителей товарищества с ограниченной ответственностью (далее – товарищество), предъявленного при регистрации предприятия, и установлении доли союза в уставном капитале товарищества.

Решением суда требование союза об установлении долей удовлетворено, в части требований о признании действительным протокола общего собрания участников товарищества производство по делу прекращено.

Постановлением апелляционной инстанции решение в части удовлетворения иска отменено. Производство по делу в этой части прекращено со ссылкой на неподведомственность арбитражному суду спора об установлении долей.

Суд кассационной инстанции отменил постановление в части прекращения производства по делу, указав, что данный спор непосредственно связан с деятельностью товарищества, поскольку распределение долей влияет на голосование на общих собраниях участников товарищества. Поэтому вывод суда апелляционной инстанции о неподведомственности спора арбитражному суду является неправомерным (дело № Ф08-1970/2005).

2. Спор по заявлению участника акционерного общества о признании недостоверными сведений, поданных в налоговый орган, об учредителях общества и недействительными записей в Едином государственном реестре юридических лиц, внесенных налоговым органом на основании недостоверных сведений, подведомствен арбитражному суду.

Решением суда удовлетворено заявление участника акционерного общества закрытого типа (далее – общество) к налоговой инспекции о признании недостоверными сведений, поданных в налоговый орган, об учредителях общества и о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества, а также о признании недействительными записей в Едином государственном реестре юридических лиц, внесенных налоговым органом на основании недостоверных сведений, и обязании исключить из реестра недействительные записи.

Оставляя в силе решение, суд кассационной инстанции отклонил доводы заявителей жалоб (других акционеров) о неподведомственности спора арбитражному суду, указав, что в силу статьи 29 Кодекса споры о признании незаконными действий государственных органов в связи с осуществлением ими возложенных на них государством полномочий подведомственны арбитражным судам. Спор между акционерами подведомствен арбитражному суду на основании статьи 33 Кодекса (дело № Ф08-2276/2005).

3. Спор, вытекающий из нарушения одними акционерами закрытого акционерного общества преимущественного права другого акционера на покупку отчуждаемых третьему лицу акций, подведомствен арбитражному суду.

Решением суда разрешен спор по иску одного акционера закрытого акционерного общества к другим акционерам о признании недействительным перехода права собственности на акции, отчужденные указанными акционерами третьему лицу, и переводе на истца права и обязанности покупателя акций.

В кассационной жалобе третье лицо заявило о неподведомственности спора арбитражному суду. Отклоняя данный довод, суд кассационной инстанции указал, что спор, возникший в связи с реализацией преимущественного права одного из акционера на покупку отчуждаемых третьему лицу акций вытекает из корпоративных отношений. Подведомственность арбитражным судам корпоративных споров установлена пунктом 4 части 1 статьи 33 Кодекса (Дело № Ф08-1745/2005).

4. Исковые требования акционеров о признании недействительным отчета оценки отчуждаемого акционерным обществом имущества подведомственны арбитражному суду, поскольку вытекают из деятельности акционерного общества.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд прекратил производство по иску одних акционеров к другим акционерам в части требований о признании недостоверными отчетов оценки отчуждаемого акционерным обществом имущества.

Отменяя судебные акты в этой части, суд кассационной инстанции указал, что требование акционеров о признании недействительным отчета оценки отчуждаемого обществом имущества вытекает из деятельности общества, поэтому вывод суда о неподведомственности данного спора арбитражному суду, противоречит статье 33 Кодекса (Дело № Ф08-0490/2005).

5. Спор между участниками общей долевой собственности не относится к корпоративным спорам, поэтому он не подведомствен арбитражному суду.

Два акционерных общества и 265 физических лиц обратились в арбитражный суд с исками о признании недействительным решения собрания участников общей долевой собственности, на котором принято решение о выделении 265 физическим лицам в натуре земельных участков в счет принадлежащих им земельных долей, расположенных в границах агрофирмы.

Решением суда в иске отказано на том основании, что иск предъявлен к ненадлежащим ответчикам, и указал, что ответчиком должна быть агрофирма.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда и прекратил производство по делу, указав, что спор возник между участниками общей долевой собственности и не относится к корпоративным спорам, которые подведомственны арбитражному суду в силу статьи 33 Кодекса (Дело № Ф08-1180/2005).

Выводы, сделанные в кассационных постановлениях, соответствуют разъяснениям, данным в пункте 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.02 № 11, согласно которому арбитражному суду подведомственны споры между участниками (владельцами долей в уставном капитале) хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из экономической деятельности хозяйственных товариществ и обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

Судебная коллегия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений

2.1. Анализ применения общей части Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Предъявление арендодателем, не принимавшим мер к государственной регистрации договора, иска о признании договора незаключенным является формой злоупотребления правом.

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с иском к обществу о выселении из переданного в аренду нежилого помещения в связи с незаключенностью договора аренды (отсутствие государственной регистрации).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. Судебные инстанции исходили из того, что отсутствие государственной регистрации договора является устранимым недостатком.

Суд кассационной инстанции оставил жалобу Комитета без удовлетворения и указал следующее.

Судебные инстанции установили, что ответчик, несмотря на отсутствие в договоре такой обязанности, принимал меры по регистрации спорного договора в установленном порядке. Основанием к отказу в регистрации послужило отсутствие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сведений о праве муниципальной собственности на спорное имущество. Комитет не принимал никаких мер по регистрации права муниципальной собственности и договора аренды и, ссылаясь на это обстоятельство, требует выселения истца, который добросовестно исполняет обязанности арендатора по условиям договора. При таких обстоятельствах согласно статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации действия Комитета следует расценить как злоупотребление правом, а отказ в удовлетворении исковых требований – обоснованным (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.03.05 по делу № Ф08-1050/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: пункт 7 информационного письма от 16.02.01 № 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"».

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 17.04.02 по делу № Ф08-1124/02.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.02.04 по делу
№ А33-9948/03-С2-Ф02-211/04-С2, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.06.01 по делу № Ф04/1841-337/А03-2001, Федерального арбитражного суда Московского округа от 20.01.05 по делу № Кг-А40/12734-04, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.03.05 по делу № А21-1407/04-С2.

Противоречий в судебной практике не установлено.

2. Формальное изменение юридического адреса не может быть признано переменой места нахождения юридического лица.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы обратилась в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительной записи, внесенной в Единый государственный реестр юридических лиц, об изменении ответчиком своего юридического адреса. Исковое заявление мотивировано тем, что фактически ответчик не изменил своего места нахождения.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из того, что государственная регистрация изменений, внесенных в учредительные документы ответчика, произведена по его заявлению и орган, осуществляющий государственную регистрацию, не обязан проверять достоверность представленных ему сведений.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен. Суд пришел к выводу, что ответчик фактически не изменил своего места нахождения и у него отсутствовало реальное намерение совершить эти действия; ответчик изменил учредительные документы в части юридического адреса с целью подать заявление о банкротстве в другой территориальный арбитражный суд.

Общество и налоговый орган, который внес в Единый государственный реестр юридических лиц сведения об изменении ответчиком юридического адреса, обратились с кассационными жалобами. По мнению заявителей, государственная регистрация изменений, внесенных в учредительные документы ответчика в части юридического адреса, осуществлена в соответствии с нормами действующего законодательства, поэтому основания для признания недействительной записи об изменении юридического адреса общества отсутствуют.

Суд кассационной инстанции не согласился с доводами жалоб.

Из материалов дела следовало, что изменение сведений о юридическом адресе общества произведено на основании решения его единственного участника - ответчика и договора аренды нежилого здания.

Однако при проведении выездной налоговой проверки выявлено, что по указанному юридическому адресу общество фактически не находится, отсутствует его имущество и органы управления. Данный адрес является местом нахождения другого предприятия, а также местом проживания физических лиц. Договор аренды нежилого здания реально не исполнялся, арендованное имущество в пользование общества не передавалось. Ответчик по новому юридическому адресу никакой хозяйственной деятельности не осуществлял. Через 20 дней после регистрации изменений ответчик совершил единственное действие – обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом). Таким образом, изменение юридического адреса было необходимо обществу для обращения в иной территориальный арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом).

В соответствии со статьей 54 Гражданского кодекса Российской Федерации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации и указывается в его учредительных документах. Согласно статье 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» под местом нахождения юридического лица понимается место его постоянно действующего исполнительного органа (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

Место нахождения юридического лица имеет существенное юридическое значение, им определяется место исполнения обязательств (статья 316 Гражданского кодекса Российской Федерации), место уплаты налогов, подсудность споров. Указание недостоверных сведений в учредительных документах юридического лица затрагивает экономические интересы неопределенного круга лиц, которые могут вступить в отношения с обществом, не осуществляющим свою деятельность по указанному в учредительных документах адресу, препятствует надлежащему осуществлению налогового контроля.

Исходя из установленных обстоятельств, суд кассационной инстанции квалифицировал представленный обществом договор аренды как мнимую сделку, не создавшую соответствующих ей правовых последствий, в том числе перемены места нахождения общества (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.06.05 по делу № Ф08-1873/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

3. Кредитор реорганизованного юридического лица не вправе оспаривать решение о реорганизации.

Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия обратился в арбитражный суд с иском к администрации города, ссылаясь на то, что администрация, реорганизовав дочерние организации предприятия в самостоятельные муниципальные унитарные предприятия, фактически изъяло у предприятия без его согласия активы, чем нарушила права кредиторов предприятия.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, в иске отказал. При этом одним из оснований для отмены судебного акта послужило несоответствие избранного способа судебной защиты законодательству.

Суд первой инстанции не учел, что, оспаривая постановление от своего имени, конкурсный управляющий действует в защиту интересов кредиторов. Однако закон предусматривает специальный способ защиты прав кредиторов, но не предоставляет им право оспаривать решения о реорганизации. Согласно статье 60 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор реорганизуемого предприятия вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства этого юридического лица, а также привлечь вновь возникшие юридические лица к солидарной ответственности по обязательствам реорганизуемого юридического лица в случае нарушения порядка реорганизации (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.03.05 по делу № Ф08-499/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.08.05
по делу № А19-28275/04-22-Ф02-3927/05-С2, Федерального арбитражного суда
Западно-Сибирского округа от 19.02.03 по делу № Ф04/688-118/А27-2003, Федерального арбитражного суда Московского округа от 06.05.04, 29.04.04 по делу № Кг-А41/2438-04.

Противоречий в судебной практике не установлено.

4. При выделении из одного юридического лица нескольких лиц реорганизация признается состоявшейся с момента регистрации первого из вновь создаваемых лиц.

На стадии исполнения вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда общее собрание акционеров должника приняло решение о реорганизации в виде выделения из него четырех самостоятельных акционерных обществ. В ходе реорганизационных процедур произведена государственная регистрация трех обществ.

Поскольку задолженность, подлежащая взысканию с должника на основании судебного решения, не включена в разделительный баланс, взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением об изменении порядка исполнения судебных актов по делу и просил заменить должника в связи с его реорганизацией на солидарных должников (возникшие в результате реорганизации общества).

Определением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, суд заменил должника на солидарных должников.

По мнению должника и солидарных должников, статья 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежала применению в данном деле, так как должник не ликвидирован и его реорганизация не завершена, не прошло государственную регистрацию выделяемое четвертое общество.

Отклоняя эти доводы, суд кассационной инстанции указал следующее.

В силу статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации замена стороны на правопреемников должна производиться в любом случае при реорганизации стороны, даже если первоначальное лицо не выбывает из правоотношения (реорганизация путем выделения). Основанием для проведения процессуального правопреемства является материальное правопреемство.

Согласно пункту 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

При таких обстоятельствах, судебные инстанции обоснованно применили механизм защиты прав кредитора, установленный пунктом 3 статьи 60 Кодекса.

По правилам пункта 3 статьи 57 Кодекса юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

Таким образом, если из одного юридического лица выделяется несколько лиц, реорганизация должна быть признана состоявшейся с момента регистрации первого из вновь создаваемых лиц. Иное толкование правил пункта 4 статьи 57 Кодекса может привести к необоснованному уходу от последствий нарушения прав кредиторов реорганизуемого лица (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.06.05 по делу № Ф08-2460/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.03.01
по делу № Ф04/814-209/А45-2001.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и других окружных судов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

5. Когда устав акционерного общества не содержит фиксированного размера дивидендов для привилегированных акций, владелец таких акций не вправе участвовать на общем собрании и голосовать по всем вопросам его компетенции.

Акционеры, являющиеся владельцами привилегированных акций акционерного общества, обратились в арбитражный суд с требованиями признать недействительным решение собрания совета директоров акционерного общества и признать за владельцами привилегированных акций право голосования на всех внеочередных и годовых общих собраниях акционеров по всем вопросам их компетенции до момента выплаты дивидендов по привилегированным акциям.

При разрешении спора установлены следующие обстоятельства.

В соответствии с уставом общества акционеры – владельцы привилегированных акций (типа «А») имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором независимо от причин не принято решения о выплате дивидендов или принято решение о неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям этого типа. Право акционеров – владельцев привилегированных акций (типа «А») участвовать на общем собрании акционеров прекращается с момента первой выплаты по указанным акциям дивидендов в полном размере.

На годовом общем собрании акционеров принято решение не выплачивать дивиденды за 2003 г. в связи с образованием по результатам деятельности общества непокрытых убытков.

Истцы на основании устава общества обратились в совет директоров с заявлением о предоставлении права голоса на всех внеочередных и годовых общих собраниях акционеров.

На заседании совета директоров принято решение отказать заявителям в предоставлении права голоса на всех внеочередных и годовых общих собраниях общества в связи с тем, что в предшествующие годы при отсутствии прибыли дивиденды не выплачивались, право голоса по привилегированным акциям не предоставлялось.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен. За всеми акционерами – владельцами привилегированных акций признано право участвовать на всех внеочередных и очередных общих собраниях акционеров и голосовать привилегированными акциями по всем вопросам компетенции общих собраний до момента выплаты дивидендов по привилегированным акциям в полном размере.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций не учли, что в абзаце 1 пункта 2 статьи 32 Федерального закона «Об акционерных обществах» предусмотрено два вида привилегированных акций: привилегированные акции, размер дивиденда по которым определен в уставе акционерного общества, и привилегированные акции, по которым размер дивиденда не определен в уставе общества. В последнем случае владельцы привилегированных акций имеют право на получение дивидендов наравне с владельцами обыкновенных акций.

Пункт 5 статьи 32 Закона предоставляет право голоса на общем собрании акционеров по всем вопросам его компетенции только акционерам – владельцам привилегированных акций, размер дивиденда по которым определен в уставе общества. В данном случае в уставе акционерного общества размер дивиденда по привилегированным акциям не определен.

Предоставление уставом общества акционерам – владельцам привилегированных акций (типа «А») права участвовать на общем собрании акционеров и голосовать по всем вопросам его компетенции без установления в уставе общества дивидендов по данным акциям не соответствует пункту 1 статьи 32 Закона. Согласно названной норме акционеры – владельцы привилегированных акций общества не имеют права голоса на общем собрании акционеров. Исключения из данного правила могут быть установлены только Законом. Положение устава акционерного общества неправомерно расширяет круг акционеров – владельцев привилегированных акций, которым предоставлено право голоса на общих собраниях акционеров. Указанное положение устава в силу пункта 3 статьи 92 Закона не подлежит применению (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.01.05 по делу № Ф08-6439/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.07.04 по делу
№ А29-1731/2004-2э, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.04.05 по делу № А19-21529/04-46-Ф02-1019/05-С2, Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.07.05, 06.07.05 по делу № КГ-А40/6068-05, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.09.03 по делу № А56-2914/03, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.04.04 по делу
№ Ф09-1146/04-ГК, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 22.02.05 по делу № А68-75/ГП-16-03.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 19.12.02 по делу № Ф08-4620/02.

Противоречий в судебной практике не установлено.

6. Участник общества с ограниченной ответственностью вправе получить информацию о совершенных обществом сделках, поскольку перечень предоставляемой информации не может быть ограничен учредительными документами.

Участник общества с ограниченной ответственностью обратился с иском о понуждении общества ознакомить с книгой протоколов общих собраний и со всеми сделками, заключенными обществом за определенный период.

Решением суда иск удовлетворен. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено в части понуждения общества ознакомить истца с заключенными обществом сделками (гражданско-правовыми договорами). В остальной части решение оставлено без изменения. Судебный акт мотивирован тем, что статья 67 Гражданского кодекса Российской Федерации и статья 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» не предоставляют участнику общества с ограниченной ответственностью права знакомиться с заключаемыми обществом сделками.

Кассационная инстанция не согласилась с выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в иске о праве на получение информации о заключенных сделках.

Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в отличие от Федерального закона «Об акционерных обществах» (статьи 89 и 91) не определяет перечень документов, с которыми вправе знакомиться участник общества, и не устанавливает ограничений в виде определенного порядка или условий доступа к таким документам. По смыслу статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» указанные ограничения должны содержаться в уставе общества. Отсутствие таких ограничений в Законе предопределяется ограниченным количеством участников общества с ограниченной ответственностью, что предполагает формирование у участников общества значительных долей в уставном капитале и необходимость предоставления им полной информации о деятельности общества.

Более того, предоставление участнику общества права знакомиться с бухгалтерскими документами общества (в том числе первичными), содержащими информацию обо всех совершенных обществом сделках, без предоставления права ознакомиться с такими сделками, лишено смысла.

Поскольку в уставе общества отсутствуют ограничения в виде порядка или условий доступа к его документам, истец вправе потребовать ознакомления его с заключенными обществом сделками (гражданско-правовыми договорами).

В соответствии со статьей 10 Федерального закона «О бухгалтерском учете» содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной. Лица, получившие доступ к информации, содержащейся в регистрах бухгалтерского учета и во внутренней бухгалтерской отчетности, обязаны хранить коммерческую тайну. За ее разглашение они несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. Однако возможность разглашения истцом предоставленной ему конфиденциальной информации о деятельности общества третьим лицам не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. Право участника общества на ознакомление с документами общества является неограниченным. Невыполнение участником общества обязанности не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества (статья 9 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью») не является основанием для отказа в реализации указанного права участника, а может служить основанием для применения к нему мер гражданско-правовой ответственности или исключения из числа участников общества (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.05.05 по делу № Ф08-1399/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.12.04 по делу
№ А42-2901/04-9, Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.01.05 по делу № А29-2153/2004-2э, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 06.05.04 по делу № А68-ГП-272/3-03.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 09.09.04 по делу № Ф08-3751/2004.

Противоречий в судебной практике не установлено.

7. При определении признаков крупной сделки суд не вправе руководствоваться рыночной стоимостью отчуждаемого имущества, установленной оценщиком.

Наблюдательный совет акционерного общества принял решение создать дочернее акционерное общество и передать в счет оплаты размещаемых акций имущество рыночной стоимостью 5 374 700 рублей (оценка определена наблюдательным советом на основании отчета оценщика).

Согласно данным бухгалтерского баланса общества-учредителя, балансовая стоимость активов на последний отчетный период, предшествовавший дню принятия оспариваемого решения, составила 19 484 тыс. рублей.

Акционеры, совокупно владеющие 28% акций общества-учредителя, обратились в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения наблюдательного совета общества о создании дочернего акционерного общества и оплате размещаемых акций имуществом общества-учредителя.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что отчуждение имущества в процессе создания дочернего общества для общества-учредителя является крупной сделкой, так как рыночная стоимость передаваемого имущества составляет 5 374 700 рублей, т. е. более 25% балансовой стоимости активов на последний отчетный период, предшествовавший дню принятия оспариваемого решения.

Суд кассационной инстанции признал, что при разрешении спора судебные инстанции неправильно применили нормы материального права.

Согласно пункту 1 статьи 78 Федерального закона «Об акционерных обществах» при определении наличия (отсутствия) признаков крупной сделки принимается во внимание соотношение балансовой стоимости активов общества и стоимости предмета сделки. При отчуждении имущества его стоимость определяется на основании данных бухгалтерского учета общества, а в случае приобретения имущества - на основании цены его приобретения.

Между тем суды неправомерно руководствовались рыночной стоимостью передаваемого в уставный капитал дочернего общества имущества, определенной на основании отчета оценщика. Для установления признаков крупной сделки необходимо руководствоваться стоимостью отчуждаемого имущества, определенной на основании данных бухгалтерского учета общества (пункт 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.03 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона ˝Об акционерных обществах˝»).

По смыслу статьи 78 Закона при определении наличия (отсутствия) признаков крупной сделки с балансовой стоимостью активов общества подлежит сопоставлению балансовая стоимость отчуждаемого имущества. Согласно приказу Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.98 № 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации» основные средства отражаются в бухгалтерском балансе по остаточной стоимости, т. е. по фактическим затратам их приобретения, сооружения и изготовления за вычетом суммы начисленной амортизации.

Из бухгалтерского баланса общества-учредителя следует, что балансовая стоимость основных средств в бухгалтерском балансе в нарушение требований названного приказа не соответствует их остаточной стоимости в отчете по основным средствам. При таких обстоятельствах до приведения бухгалтерского баланса в соответствие с действующим законодательством необходимо руководствоваться балансовой стоимостью отчужденного имущества, исходя из которой составлялся бухгалтерский баланс (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08.04.05 по делу № Ф08-1105/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.05.04 по делу
№ А17-135/1-145/1-177/1, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.12.04 по делу № А19-9473/04-22-Ф02-5126/04-С2, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.02.05 по делу № Ф04-6576/2004(8575-А67-13), Федерального арбитражного суда Московского округа от 09.02.05 по делу
№ КГ-А40/163-05.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 11.05.04 по делу № Ф08-1785/04.

Противоречий в судебной практике не установлено.

8. Солидарная ответственность основного общества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение его указаний, предполагает и солидарное исполнение обязательств.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к комбинату о взыскании неустойки за нарушение обязательств, которое выразилось в поставке товара в меньшем количестве, чем предусмотрено договором.

Комбинат предъявил к акционерному обществу и его основному обществу (корпорации) встречный иск о солидарном взыскании долга за поставленный товар, расходов, связанных с отгрузкой и транспортировкой товара грузополучателям, и неустойки.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в первоначальном иске отказано. По встречному иску в пользу комбината с акционерного общества и корпорации солидарно взыскан долг за товар, расходы по доставке товара и неустойка.

Акционерное общество обжаловало решение и апелляционное постановление. По его мнению, корпорация без законных оснований привлечена к солидарному исполнению обязательств по договору, стороной которого является акционерное общество.

Суд кассационной инстанции признал доводы, изложенные в кассационной жалобе, ошибочными.

В силу пункта 2 статьи 105 Гражданского кодекса Российской Федерации основное общество, которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

Судебные инстанции при рассмотрении спора установили названные в статье 105 Кодекса обстоятельства. Корпорация является единственным учредителем и акционером общества. Договор поставки заключен акционерным обществом с комбинатом по указанию корпорации. При этом она фактически определяла условия взаимоотношений сторон по договору, поскольку ей с принадлежит торговая марка товара, который изготавливался комбинатом и подлежал поставке.

В данном случае основное общество, непосредственно не являясь стороной договора, косвенно участвует в обязательстве наряду с дочерним обществом. Это обстоятельство имеет признаки солидарной обязанности (статья 322 Кодекса). Поэтому солидарная ответственность основного общества по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение его указаний, предполагает и солидарное исполнение обязательств (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.02.05 по делу № Ф08-6595/04).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено. В пункте 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано следующее: с учетом того, что основное общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества, оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством. При этом необходимо иметь в виду, что взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и других окружных судов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

9. Средства массовой информации не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организаций, если эти сведения являются дословным воспроизведением официальных высказываний должностных лиц государственных органов.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному телевидению, его главному редактору (ведущий телепередачи) и администрации города о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию сведений, прозвучавших в телепередаче.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Законность и обоснованность судебного акта в суде апелляционной инстанции не проверялись.

Рассмотрев кассационную жалобу телевидения, суд кассационной инстанции пришел к выводу о неправомерном удовлетворении иска в отношении телевидения и главного редактора.

Согласно статье 56 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» авторы распространенных сообщений и материалов несут ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации. В силу статьи 57 Закона редакция не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию организаций, если они являются дословным воспроизведением официальных выступлений должностных лиц государственных органов. Статья 43 Закона предусматривает, что редакция в этих случаях несет только обязанность по опубликованию опровержения не соответствующих действительности сведений, эта обязанность не является ответственностью за нарушение (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.03.05 по делу № Ф08-222/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: пункт 8 информационного письма от 23.09.99 № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации».

10. Неуказание в доверенности, выданной акционером на участие в общем собрании, места жительства представителя не является достаточным основанием для вывода о ничтожности доверенности и об отсутствии у представителя полномочий действовать от имени доверителя.

Общественная организация, являющаяся акционером общества, обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров общества. Исковые требования мотивированы тем, что к участию в оспариваемом собрании не допущен представитель истца.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменений постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано. При рассмотрении дела судебные инстанции установили, что представителю общественной организации отказано в регистрации для участия в общем собрании акционеров, поскольку в нарушение пункта 1 статьи 57 Федерального закона «Об акционерных обществах» в доверенности не указано место жительства представителя.

Суд кассационной инстанции признал выводы судебных инстанций ошибочными.

Согласно пункту 1 статьи 57 Закона право на участие в общем собрании акционеров осуществляется акционером как лично, так и через своего представителя. Представитель акционера на общем собрании действует в соответствии с полномочиями, основанными на доверенности, составленной в письменной форме.

Статьи 185 и 186 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие требования к содержанию доверенности, не предусматривают перечень сведений о представителе, обязательный для указания в доверенности. Единственное основание для ничтожности доверенности – это отсутствие даты ее совершения.

Доверенность на участие в голосовании выдается с целью удостоверить полномочия названного в ней лица представлять интересы акционера. В доверенности, выданной истцом для участия в собрании, указано имя и паспортные данные представителя. Перечисленные сведения позволяют выяснить, имеются ли у представившего доверенность лица полномочия участвовать в общем собрании от имени акционера. Неуказание сведений о месте жительства представителя не является достаточным основанием для вывода об отсутствии у него полномочий действовать от имени доверителя (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.05.05 по делу № Ф08-1575/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.07.04 по делу
№ Ф03-А73/04-1/1962.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и других окружных судов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

11. К требованиям о признании недействительной государственной регистрации изменений, внесенных в учредительные документы юридического лица, применяется общий срок исковой давности.

Участник общества обратился в арбитражный суд с иском к инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о признании недействительной регистрации изменений, внесенных в устав общества, касающихся перехода долей в уставном капитале к наследникам граждан и правопреемникам юридических лиц, являющихся участниками общества, без дополнительного согласия остальных участников общества. Иск мотивирован тем, что представленные для регистрации изменения в устав не были предметом рассмотрения общего собрания участников общества, поэтому не подлежали регистрации.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Из содержания протокола общего собрания участников общества не следует, что в повестке дня собрания был вопрос о внесении изменений в устав.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано ввиду пропуска истцом срока давности. Суд исходил из того, что обжалование изменений, внесенных в учредительные документы общества, по существу является обжалованием решения общего собрания, а к этому требованию применяется двухмесячный срок исковой давности (пункт 4 статьи 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и указал следующее.

Истцом оспорена государственная регистрация изменений в устав общества, поскольку отсутствует само решение по данному вопросу (основание для регистрации). По общему правилу к искам об оспаривании актов регистрации применяется трехгодичный срок исковой давности (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.05.05 по делу № 1925/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 26.04.04 по делу
№ КГ-А40/1168-04, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27.07.05 по делу № А19-17248/04-9-Ф02-3518/05-С2.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 05.07.04 по делу № Ф08-2905/2004.

Противоречий в судебной практике не установлено.

12. К требованиям о взыскании долга по договорам бюджетного займа применяются общие сроки исковой давности.

Министерство финансов Российской Федерации обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании долга по договору бюджетного займа, процентов за пользование заемными средствами, штрафных процентов за просрочку возврата займа и штрафных процентов за несвоевременный возврат процентов за пользование бюджетными средствами.

Общество предъявило встречный иск о взыскании с Минфина России задолженности на основании договоров цессии.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требований по первоначальному и встречному искам отказано ввиду пропуска срока исковой давности, о чем заявлено до вынесения решения.

Минфин России обжаловал судебные акты в кассационном порядке. В жалобе он указал следующее. Применение срока исковой давности к правоотношениям, связанным с представлением бюджетных кредитов, прямо не предусмотрено законом. Бюджетным кодексом Российской Федерации не установлено ограничение срока взыскания задолженности по бюджетным кредитам в судебном порядке. Суд неправомерно применил статью 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы заявителя жалобы по следующим основаниям.

Исковое требование основано на гражданско-правовом кредитном договоре. Статья 76 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусматривает, что бюджетный кредит может быть предоставлен юридическому лицу, не являющемуся государственным или муниципальным унитарным предприятием, бюджетным учреждением, на основании договора, заключенного в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации с учетом положений названного Кодекса и иных нормативных актов. Таким образом, участие в договоре публичного субъекта и предоставление средств за счет федерального бюджета означает, что спорные правоотношения регулируются гражданским законодательством с учетом специальных норм бюджетного законодательства.

Ограничения в части применения исковой давности бюджетным законодательством не установлены. Следовательно, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу об истечении срока исковой давности по спорным отношениям (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.06.05 по делу № Ф08-2122/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.05.05 по делу
№ А11-7863/2004-К1-5/264, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.05.05 по делу № А78-3722/04-С1-5/127-Ф02-2409/05-С2, Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.07.05 по делу № Ф03-А80/05-1/1888, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.09.05 по делу
№ Ф04-5869/2005(14608-А67-30), Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 05.04.05 по делу № А06-1389/1-6/04, Федерального арбитражного суда
Северо-Западного округа от 30.06.05 по делу № А42-6380/04-9, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.05.05 по делу № Ф09-1369/05-С5, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16.03.05 по делу
№ А54-2178/04-С17.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 22.06.05 по делу № Ф08-2115/05.

Противоречий в судебной практике не установлено.

13. Если иск прежнего собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения не подлежал удовлетворению ввиду пропуска срока исковой давности, то по этому же основанию не может быть удовлетворен и иск нового собственника.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу об истребовании из чужого незаконного владения магазина на основании статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исковые требования мотивированы тем, что ответчик владеет зданием магазина неправомерно.

Спорный магазин истец приобрел по договору купли-продажи у предприятия. На основании договора за предпринимателем зарегистрировано право собственности.

Возражая против иска и считая требования предпринимателя не подлежащими удовлетворению, ответчик указал, что на протяжении многих лет (и на момент рассмотрения спора) он является фактическим владельцем и пользователем спорного здания. Истец и его контрагент по договору купли-продажи никогда не владели и не пользовались помещением магазина. Кроме того, общество заявило также о пропуске истцом предусмотренного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срока давности по спорным правоотношениям.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Доводы ответчика о пропуске срока исковой давности отклонены судами ввиду следующего.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Кодекса).

Предприниматель узнал о нарушении своих прав только после заключения договора купли-продажи и государственной регистрации перехода права собственности на нежилое помещение. Следовательно, установленный статьей 196 Кодекса общий (трехлетний) срок исковой давности не истек.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

Согласно общим принципам гражданского права (статья 6 Кодекса) новый собственник приобретает такие же права и обязанности в отношении приобретаемого объекта, что и предыдущий собственник. Если иск прежнего собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения не подлежал удовлетворению ввиду пропуска срока исковой давности, то по этому же основанию не может быть удовлетворен и иск нового собственника. При ином подходе любой собственник, не владеющий имуществом и пропустивший предусмотренный статьей 196 Кодекса срок для защиты своего субъективного права, может заключить сделку о его отчуждении третьему лицу, которое вправе истребовать в судебном порядке это имущество у фактического владельца, не опасаясь заявлений последнего об истечении срока исковой давности. В описанной ситуации недвижимое имущество может отчуждаться неоднократно, и последний приобретатель недвижимости (как не владеющий собственник) обратится в арбитражный суд за защитой нарушенного права и истребует это имущество у лица, владеющего и пользующегося им на протяжении многих лет (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.02.05 по делу № Ф08-6234/04).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 30.01.04 по делу № Ф08-5465/03.

На заседании научно-консультативного совета при ФАС СКО от 28.02.03 выработаны следующие рекомендации: при определении момента начала течения срока исковой давности по виндикационному иску следует учитывать, когда собственник узнал о нарушении своего права фактическим владельцем, к которому может быть предъявлен виндикационный иск. Например, если первоначальный фактический владелец, незаконно завладевший вещью, через 2,5 года продал ее, то срок исковой давности по виндикационному требованию к новому фактическому владельцу истечет не через полгода, а через три года. В то же время во избежание злоупотреблений со стороны собственника необходимо учитывать, что истечение срока исковой давности к предыдущему фактическому владельцу (одному из предыдущих фактических владельцев) лишает собственника права истребовать вещь у лица, в чьем фактическом владении она находится.

Противоречий в судебной практике не установлено.

14. На требования о признании ничтожной сделки недействительной срок исковой давности не распространяется. Срок исковой давности применяется лишь к требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу и Департаменту имущественных отношений о признании недействительным (ничтожным) плана приватизации ответчика в части включения в его уставный капитал здания и пристроек к нему. Исковые требования мотивированы тем, что на момент приватизации общества спорное недвижимое имущество подлежало передаче в муниципальную собственность как объект социально-культурного назначения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. Судебные инстанции сослались на пропуск срока исковой давности.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

К моменту приватизации общества спорное здание было перепрофилировано под спортивную школу, поэтому являлось объектом социально-культурного назначения. Пункт 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1.07.92 № 721, не допускал включения в уставный капитал приватизируемых государственных предприятий объектов социально-культурного назначения. Данные объекты оставались в государственной собственности и не могли включаться в состав приватизированного имущества.

Ссылка на пропуск срока исковой давности не обоснована. Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее судом таковой. Для того чтобы считать эту сделку недействительной, не требуется обращения в суд, поэтому на требования о признании ничтожной сделки недействительной срок исковой давности не распространяется. Согласно статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности применяется лишь к требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.03.05 по делу № Ф08-915/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 07.10.97 по делу № 6427/95.

15. Намерение предоставить земельный участок под самовольную постройку должно быть выражено в форме, не допускающей иного толкования воли собственника участка.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города и Комитету по управлению муниципальным имуществом о признании права собственности на объект недвижимости (торговое строение). Исковое заявление мотивировано тем, что спорный объект построен на арендованном земельном участке, в установленном порядке принят в эксплуатацию, однако администрация города отказывается заключить договор аренды на новый срок.

Администрация города обратилась со встречным иском о сносе самовольной постройки. Данное требование обосновано тем, что земельный участок предоставлен истцу для эксплуатации временного сооружения (торгового киоска), а не для целей строительства; намерение предоставить этот участок под возведенное капитальное строение отсутствует.

Решением суда первой инстанции первоначальный иск удовлетворен в части признания права собственности общества на созданный объект недвижимости, в остальной части иска общества и во встречном иске отказано. Суд исходил из того, что постройка создана на арендованном земельном участке, принята в эксплуатацию государственной приемочной комиссией, акт приема в эксплуатацию утвержден в установленном порядке.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, удовлетворил встречный иск и отказал в первоначальном иске.

Из материалов дела следовало, что истцу разрешено было установить пивной ларь. Соответствующая проектная и разрешительная документация отсутствовала. Однако истец осуществил постройку объекта с бетонным фундаментом и кирпичными стенами.

Постановлением главы города утвержден акт приемки построенного объекта в эксплуатацию. Основываясь на факте приемки администрацией города возведенного обществом строения в эксплуатацию, суд неправильно применил нормы материального права.

Администрация города в установленном порядке не издавала актов о предполагаемом распоряжении спорным земельным участком в пользу истца. Намерение предоставить земельный участок под возведенную постройку должно быть выражено в форме, не допускающей иного толкования воли местного органа. Поэтому постановление об утверждении акта приемки объекта недвижимости в эксплуатацию не может служить достаточным основанием для вывода о готовности предоставить земельный участок под самовольную постройку (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.06.05 по делу № Ф08-2665/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 19.09.00 по делу № 1288/00.

16. Государственная регистрация права собственности продавца на не завершенный строительством объект не освобождает сторону от предоставления доказательств, подтверждающих возведение спорного строения в установленном порядке.

Товарищество обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю о понуждении учреждения юстиции зарегистрировать право собственности товарищества на не завершенное строительством строение (кафе с пристройкой).

Решением суда первой инстанции в иске отказано, поскольку предприниматель не является надлежащим ответчиком по заявленному иску, в то время как учреждение юстиции привлечено к участию в деле в качестве третьего лица. Законность и обоснованность решения в суде апелляционной инстанции не проверялись.

Суд кассационной инстанции признал выводы суда первой инстанции не соответствующими нормам материального права и указал на неполноту исследования существенных для дела обстоятельств.

Из материалов дела следовало, что предприниматель приобрел не завершенное строительством кафе у общества по договору купли-продажи. Он зарегистрировал за собой право собственности на строение. Впоследствии предприниматель продал строение товариществу.

Уклонение предпринимателя от государственной регистрации перехода права собственности на не завершенное строительством строение послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд.

В соответствии со статьей 165 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 16 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» при уклонении одной из сторон договора от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Переход права собственности в таких случаях регистрируется на основании решения суда, вынесенного по требованию другой стороны.

С учетом обстоятельств дела требование товарищества является требованием о государственной регистрации перехода права собственности на не завершенное строительством строение. Ответчиком по данному требованию выступает сторона договора, уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество. Учреждение юстиции привлекается к участию в деле в качестве третьего лица.

Регистрация перехода права на недвижимое имущество возможна при условии наличия у продавца права на данное имущество и законности основания такого перехода, поэтому в предмет доказывания входит выяснение указанных обстоятельств.

Истец должен представить доказательства, подтверждающие возведение спорного строения в установленном порядке: разрешение на строительство, согласования с соответствующими контролирующими органами и отведение земельного участка, расположенного под спорным строением. Регистрация права собственности продавца (предпринимателя) на не завершенное строительством строение не может заменить собой выяснение указанных обстоятельств, поскольку государственная регистрация права сама по себе не является основанием возникновения права собственности, а правоустанавливающий факт – действительность сделки, суд не установил. Более того, если спорное строение является самовольной постройкой, необходимо учитывать, что лицо, осуществившее такую постройку, не приобретает на нее права собственности. В силу статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации оно не вправе распоряжаться постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.06.05 по делу № Ф08-2483/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и других окружных судов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

17. Фактически вступивший во владение приобретатель недвижимого имущества до государственной регистрации перехода вещного права может защищать свое право как собственник.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к городскому Комитету по управлению имуществом о признании недействительным приказа о принятии от предприятия нежилых помещений (изъятии недвижимого имущества из хозяйственного ведения) и обязании возвратить предприятию данные помещения в хозяйственное ведение.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Суд исходил из того, что передача предприятием Комитету спорных помещений осуществлена с нарушением требований статьи 296 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано, поскольку предприятие не доказало возникновения у него права хозяйственного ведения на спорные помещения.

Из материалов дела следовало, что спорные помещения ранее были переданы предприятию в хозяйственное ведение, однако право хозяйственного ведения предприятия на эти помещения в установленном порядке не зарегистрировано.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что права предприятия оспариваемым приказом не нарушены в связи с отсутствием государственной регистрации права хозяйственного ведения предприятия на спорные помещения.

Суд кассационной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции ошибочными.

Применительно к последствиям неосуществления государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость (сходные отношения) судебная практика исходит из того, что отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости. После передачи недвижимого имущества покупателю, но до государственной регистрации перехода права собственности продавец не вправе им распоряжаться, поскольку указанное имущество служит предметом исполненного продавцом обязательства, возникшего из договора продажи, а покупатель является его законным владельцем (пункт 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Таким образом, после передачи недвижимого имущества предприятию в хозяйственное ведение и до государственной регистрации данного права предприятие является его законным владельцем и поэтому вправе защищать свои законные интересы в отношении данного имущества путем предъявления исков о признании недействительными ненормативных актов и сделок, их нарушающих (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.06.05 по делу
№ Ф08-1788/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.03.01 по делу
№ Ф03-А51/01-1/394.

Противоположная практика: постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.05.04 по делу № Ф08-1554/2004, Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.04.01 по делу № А29-5123/00.

На президиуме ФАС СКО от 30.05.05 принят следующий вывод: после передачи недвижимого имущества предприятию в хозяйственное ведение и до государственной регистрации возникновения права хозяйственного ведения предприятие является его законным владельцем и поэтому вправе защищать свои законные интересы в отношении данного имущества, в том числе имеет право на защиту его владения также против собственника (статья 305 Гражданского кодекса Российской Федерации).

18. Предоставление субъектом Российской Федерации помещений в бессрочное безвозмездное пользование федеральному учреждению нельзя рассматривать как отказ от права собственности в пользу Российской Федерации.

Колледж обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления правительства края в части включения в собственность края встроенно-пристроенных нежилых помещений, находящихся в здании жилого дома. Требования мотивированы тем, что спорные помещения изначально предназначались для размещения колледжа и фактически были переданы ему; поскольку колледж относится к федеральному учреждению, используемое им на праве оперативного управления имущество является федеральной собственностью.

Решением в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд исходил из того, что строительство жилого дома, в котором находятся спорные помещения, осуществлено за счет средств краевого бюджета. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Из материалов дела следовало, что решением исполнительного комитета городского Совета народных депутатов колледжу разрешено проектирование студенческого общежития. Впоследствии указанное решение отменено, поскольку колледж в течение четырех лет не освоил земельный участок.

Строительство жилого дома со спорными встроенно-пристроенными помещениями осуществлено за счет средств краевого бюджета. По завершении строительства эти помещения переданы уполномоченным органом края колледжу в бессрочное безвозмездное пользование.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии достаточных оснований считать спорное имущество федеральной собственностью как находящееся в оперативном управлении колледжа (федерального учреждения). Спорные помещения не передавались колледжу в порядке, установленном статьей 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому право оперативного управления не возникло. Предоставление субъектом федерации помещений в бессрочное безвозмездное пользование федеральному учреждению нельзя рассматривать как соответствующий статье 236 Кодекса отказ от права собственности в пользу Российской Федерации (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.02.05 по делу № Ф08-455/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и других окружных судов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

19. Земельные участки, расположенные в границах округов санитарной охраны курорта и водоохраной зоны малых рек, относятся к землям особо охраняемых природных территорий и поэтому ограничены в обороте. Приватизация указанных земельных участков не допускается.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города о понуждении заключить договор купли-продажи земельного участка, занятого принадлежащим ему зданием магазина.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, руководствуясь статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации. Законность и обоснованность решения в суде апелляционной инстанции не проверялись.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, в удовлетворении иска отказал.

Согласно кадастровому плану земельный участок, занятый принадлежащим истцу магазином, расположен во второй зоне округа санитарной охраны. Из государственного акта на право бессрочного (постоянного) пользования землей следует, что участок также находится в водоохранной зоне малых рек.

Статьей 15 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в собственность граждан и юридических лиц, за исключением земельных участков, которые в соответствии с данным Кодексом, федеральными законами не могут находиться в частной собственности.

В силу пункта 5 статьи 27 Кодекса к земельным участкам, находящимся в государственной или муниципальной собственности и ограниченным в обороте, отнесены, в частности, участки в пределах особо охраняемых природных территорий (за исключением государственных природных заповедников и национальных парков). Пункт 2 статьи предусматривает, что земельные участки, ограниченные в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Пункт 8 статьи 28 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» запрещает приватизацию земель особо охраняемых природных территорий и земель водоохранного и санитарно-защитного назначения.

Согласно статье 96 Кодекса к числу земель особо охраняемых природных территорий отнесены земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов.

В силу пункта 4 статьи 31 Федерального закона от 14.03.95 № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» отнесение территорий (акваторий) к лечебно-оздоровительным местностям и курортам осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах.

Пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 23.02.95 № 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» определено, что территория признается лечебно-оздоровительной местностью или курортом федерального значения Правительством Российской Федерации по согласованию с соответствующим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.96 № 591-р «О природных ресурсах побережий Черного и Азовского морей» определены курорты и рекреационные зоны в границах округов санитарной (горно-санитарной) охраны курортов, которые относятся к особо охраняемым территориям федерального значения (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.06.05 по делу № Ф08-1125/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика окружных судов: постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.12.04 по делу
№ А33-8373/04-С2-Ф02-5071/04-С2.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 12.11.04 по делу № 4533/04, от 15.06.04 по делу № 1615/04.

Противоречий в судебной практике не установлено.

20. Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком отнесено к числу вещных прав, защищаемых законом. Указанное право не может быть прекращено либо изменено органом местного самоуправления в одностороннем порядке.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города о признании недействительным постановления главы администрации города. Оспариваемым постановлением глава администрации города отменил собственное постановление (1995 г.) в части утверждения государственного акта размера и внешних границ земельного участка, предоставленного в пользование истцу для проектирования вещевого рынка; признал недействительным государственный акт на право постоянного (бессрочного) пользования участком; обязал оформить договор аренды участка сроком на 1 год. Постановление принято со ссылкой на Указ Президента Российской Федерации от 24.12.93 № 2287 «О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации».

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Судебный акт мотивирован тем, что право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком возникло у акционерного общества на основании статьи 216 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации постановления администрации о предоставлении обществу земли в постоянное (бессрочное) пользование могли быть оспорены только в судебном порядке.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано. Судебный акт основан на том, что Указом Президента Российской Федерации от 24.12.93 № 2287 «О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации» признана недействующей статья 12 Земельного кодекса РСФСР, предусматривавшая возможность предоставления акционерным обществам земельных участков на праве постоянного (бессрочного) пользования. Администрация города не вправе была предоставлять истцу земельный участок на праве постоянного (бессрочного) пользования. Право органов местного самоуправления отменять принятые ими решения предусмотрено пунктом 2 статьи 44 Федерального закона от 28.08.95 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции, решение суда первой инстанции оставил в силе.

Названным указом Президента Российской признана недействующей статья 12 Земельного кодекса РСФСР. Однако Указ не установил запрет на предоставление земельных участков на условиях постоянного (бессрочного) пользования, в том числе в отношении конкретных субъектов.

В силу статьи 72 Конституции Российской Федерации правовое регулирование землепользования отнесено к совместному ведению Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органов государственной власти края. По вопросам, отнесенным частью 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации к предметам совместного ведения, субъекты Российской Федерации осуществляли собственное правовое регулирование до принятия соответствующих федеральных законов.

На момент предоставления акционерному обществу земельного участка (29.06.95) в Краснодарском крае отсутствовали правовые акты, запрещающие предоставление земельных участков на условиях постоянного (бессрочного) пользования предприятиям частной формы собственности. Правовое регулирование земельных отношений на территории Краснодарского края осуществлялось в соответствии с Положением «Об установлении особого порядка землепользования на территории Краснодарского края», утвержденным постановлением главы администрации Краснодарского края от 18.11.93 № 428 (в ред. постановлений от 17.03.94 № 146, от 09.08.94 № 447, от 16.08.94 № 458). Согласно пункту 2.4 Положения в Краснодарском крае допускалось предоставление земельных участков на праве постоянного (бессрочного) пользования всем юридическим лицам, без ограничения по форме собственности. Ограничение круга лиц, которым земельные участки могли предоставляться в постоянное (бессрочное) пользование, впервые установлено Законом Краснодарского края от 08.08.95 № 13-КЗ «Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае», т.е. после предоставления земельного участка истцу.

Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком возникло у акционерного общества в установленном законом порядке. Согласно статье 216 Гражданского кодекса Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком отнесено к числу вещных прав, защищаемых законом наравне с правом собственности. Указанное право не может быть прекращено либо изменено органом местного самоуправления в одностороннем порядке, в том числе путем определения иного режима землепользования в виде аренды, предполагающего наличие договорных отношений сторон. Решение данного вопроса возможно в добровольном порядке (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.02.05 по делу № Ф08-6380/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: пункт 13 постановления Пленума от 24.03.05 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства».

21. Размер убытков при нарушении обязательства определяется исходя из цены, сложившейся в том месте, где обязательство подлежало исполнению (место исполнения обязательства).

Институт обратился в арбитражный суд с иском к колхозу о взыскании, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств по договору, заключенному ответчиком с обществом. Право требования убытков перешло к истцу на основании договора цессии.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен в полном объеме.

Проверив законность судебных актов, суд кассационной инстанции установил неправильное применение норм материального права о месте исполнения обязательства.

Согласно договору общество обязалось предоставить колхозу семенной материал высших категорий для выращивания на участках размножения, а также выделять высококвалифицированных сотрудников для консультаций и обучения специалистов колхоза по элементам технологий возделывания и контроля за соблюдением технологий выращивания сельскохозяйственных культур, проводить полевые обследования и апробацию семеноводческих участков сельскохозяйственных культур. В качестве оплаты за предоставленные услуги колхоз обязался поставить обществу 50% от валового сбора выращенных семян.

Судебные инстанции установили, что общество надлежащим образом исполнило принятые на себя обязательства по договору, а колхоз не выполнил предусмотренных договором обязанностей.

Статья 393 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено.

Удовлетворяя исковые требования, судебные инстанции исходили из того, что местом исполнения договора является г. Краснодар. Однако согласно договору колхоз отписывает обществу зерно на условиях франко-элеватор или франко-склад по договоренности сторон (конкретное место нахождения элеватора или склада не названо). Другого места исполнения договор не содержит.

В соответствии со статьей 316 Гражданского кодекса Российской Федерации, если место исполнения договором не определено, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение по обязательствам предпринимателя передать товар должно быть произведено в месте его изготовления или хранения, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства.

Таким образом, местом исполнения обязательства следует считать место нахождения колхоза, размер убытков подлежит определению исходя из цены на озимую пшеницу или озимый ячмень в месте их выращивания.

Суд кассационной инстанции изменил судебные акты, уменьшив подлежащую взысканию сумму убытков (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.06.05 по делу № Ф08-2592/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.03.05
по делу № А33-20969/04-С2-Ф02-1154/05-С2, Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.03.02 по делу № Ф03-А51/02-1/414, Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 21.02.01 по делу № 8791/2000-2, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.01.04 по делу
№ А56-34925/02, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 22.11.04 по делу № А35-4798/02-С20.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 16.10.02 по делу № Ф08-3889/02.

Противоречий в судебной практике не установлено.

22. При принятии решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства обязательства, вытекающие из договора залога, прекращаются, а все права залогодержателя трансформируются в его право получить удовлетворение своих требований в льготную третью очередь.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) акционерного общества банк обратился в арбитражный суд с жалобой, в которой просил обязать конкурсного управляющего общества совершить необходимые действия по оформлению актов осмотра и закреплению залогового имущества по договорам залога, заключенным с должником.

Судебные инстанции отказали банку в удовлетворении данного требования. В кассационной жалобе банк ссылался на незаконность действий конкурсного управляющего, который продал залоговое имущество. По мнению заявителя, конкурсным управляющим нарушена статья 346 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающая обязательное наличие согласия залогодержателя на отчуждение предмета залога.

Суд кассационной инстанции отклонил изложенные в жалобе доводы по следующим основаниям.

Общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Как следует из пункта 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

Согласно пункту 2 статьи 346 Кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.

При открытии в отношении залогодателя конкурсного производства в соответствии с положениями Федерального закона от 08.12.98 года № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» снимаются все ограничения по распоряжению имуществом должника и все

имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

На основании части 3 статьи 109 Закона требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, подлежат удовлетворению за счет всего имущества должника, в том числе являющегося предметом залога.

Таким образом, при принятии решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства обязательства, вытекающие из договора залога, прекращаются, а все права залогодержателя трансформируются в его право получить удовлетворение своих требований в льготную третью очередь (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.03.05 по делу № Ф08-1023/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.04.03 по делу
№ Ф04/1691-511/А45-2003.

Противоречий в судебной практике не установлено.

23. Право заказчика на вычет неустойки из суммы стоимости подрядных работ не является удержанием.

Общество обратилось с иском к компании о взыскании задолженности за строительно-монтажные работы, выполненные по договору подряда, и договорной пени за просрочку их оплаты.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, сумма основного долга с ответчика взыскана в полном объеме, размер пени уменьшен на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Возражая против выводов судебных инстанций, компания указала, что договором подряда за просрочку окончания работ установлена пеня в размере 0,5% от стоимости выполненных работ и заказчик имеет право произвести удержание пени при расчете за выполненные работы. По мнению ответчика, эти условия договора отвечают требованиям статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе договора. Поскольку истец нарушил предусмотренный договором срок выполнения работ, не оплаченная компанией часть стоимости работ удержана ею в счет уплаты подрядчиком неустойки.

Суд кассационной инстанции признал данные доводы не соответствующими закону.

Согласно пункту 1 статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Особенность такого обеспечения обязательства заключается в том, что кредитор вправе удерживать вещь должника до исполнения последним обязательства. Предусмотренное договором право заказчика на вычет неустойки из суммы стоимости не является удержанием, предусмотренным в качестве обеспечительной меры статьей 359 Кодекса.

При наличии встречной обязанности заказчика по уплате стоимости подрядных работ условие договора о праве заказчика на удержание пени, подлежащей уплате подрядчиком, является зачетом встречных требований (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.04.05 по делу № Ф08-1584/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

24. Гражданское законодательство не содержит запрета на уступку регрессного требования.

Унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к компании о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Право требования перешло к истцу по договору цессии, основанием иска явились следующие обстоятельства.

Банк и компания (заемщик) заключили кредитный договор, согласно которому банк предоставил заемщику кредит, а заемщик обязался возвратить его в установленный срок и уплатить проценты за пользование кредитом. В обеспечение исполнения обязательства заемщика банк и общество (поручитель) заключили договор поручительства, по условиям которого поручитель обязался частично отвечать за исполнение обязательства компанией.

Поскольку компания не выполнила обязательства по погашению задолженности согласно графику, банк обратился с соответствующим требованием к поручителю, который полностью исполнил условия договора поручительства.

На основании пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации к поручителю перешло право требования к компании, которое он уступил корпорации, а корпорация – унитарному предприятию.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. Судебные инстанции исходили из того, что договоры цессии ничтожны, поскольку регрессное требование не может быть передано по договорам уступки права требования.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. Это связано с тем, что при регрессе не происходит перемены лиц в рамках одного обязательства, а возникает новое обязательство. Таким образом, по смыслу названной нормы положения главы 24 Кодекса о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к правовым основаниям возникновения регрессного требования, но не содержат запрета на дальнейшую уступку данного требования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 365 Кодекса к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Согласно статье 387 Кодекса права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству, т. е. к исполнившему обязательство должника поручителю переходит уже имеющееся право кредитора, а не возникает новое, регрессное требование.

В силу статьи 388 Кодекса уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Ни пункт 1 статьи 382 Кодекса, ни иной закон или иные правовые акты не содержат запрета ни на уступку регрессного требования, ни на уступку поручителем другому лицу прав, полученных на основании статьи 387 Кодекса в результате исполнения обязательства должника.

Таким образом, отказывая в иске, суды неправильно применили пункт 1 статьи 382 Кодекса (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.01.05 по делу № Ф08-6465/04).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 17.08.04 по делу № 5106/04.

25. Кредитор не является стороной договора о переводе долга.

Унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительным договора перевода долга.

Из материалов дела следовало, что на основании оспариваемого договора истец является новым должником перед ответчиком (кредитором), который согласился с переводом долга прежнего должника на истца.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены, оспариваемый договор признан недействительным.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Оставляя в силе постановление апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал на ошибочность содержания мотивировочных частей судебных актов.

Из анализа статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор перевода долга является двусторонней сделкой. Условием договора является наличие согласия кредитора. Однако названное условие не делает кредитора стороной договора.

Между тем истец в качестве ответчика привлек не сторону договора (первоначального должника), а кредитора, являющегося ненадлежащим ответчиком по возникшему спору (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.06.05 по делу № Ф08-2185/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

26. Наличие оснований для применения субсидиарной ответственности не освобождает основного должника от исполнения договорных обязательств на стадии рассмотрения дела.

Унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд к обществу и компании со следующими требованиями:

- взыскать с общества основной долг и неустойку;

- в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства обществом взыскать с компании указанную задолженность в субсидиарном порядке на основании договора поручительства.

Решением суда первой инстанции основной долг и неустойка взысканы с общества.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено. Суд взыскал в пользу предприятия половину суммы основного долга с каждого из ответчиков. Отменяя решение, апелляционный суд указал, что компания обязалась по договору поручительства нести субсидиарную ответственность перед истцом за неисполнение обществом своих обязанностей по договору товарного кредита. Следовательно, второй ответчик обязан погасить задолженность по названному договору за основного должника в силу статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции ошибочными.

В силу пункта 1 статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

По смыслу данной нормы для обращения с иском к субсидиарному должнику достаточно, чтобы основной должник отказался удовлетворить требования кредитора или не дал в разумный срок ответ на предъявленные требования, т. е. не обязательно устанавливать факт отсутствия у основного должника средств и имущества для погашения долга. Указанное правило облегчает возможность кредитора удовлетворить свои требования к субсидиарному должнику.

Вместе с тем статья 399 Кодекса не исключает права кредитора обратиться с иском к основному должнику после отказа или уклонения его от погашения долга. Кредитор вправе предъявить свои требования как к основному, так и к субсидиарному должникам. Таким образом, основной должник на стадии рассмотрения дела не может быть освобожден от исполнения договорных обязательств. При наличии оснований сумма задолженности должна взыскиваться с основного должника и в судебном акте должно быть указано, что в случае недостаточности денежных средств у основного должника задолженность подлежит взысканию с субсидиарного должника (в пределах его ответственности).

Следовательно, суд апелляционной инстанции неправомерно освободил общество от исполнения договорных обязанностей (в части) и распределил между ответчиками сумму задолженности (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.06.05 по делу № Ф08-2250/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено. В постановлении от 01.10.02 по делу № 578/01 указано, что отсутствие денежных средств не освобождает должника от выплаты долга, так как субсидиарная ответственность наступает дополнительно к ответственности основного должника.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

27. Для вывода о наличии между сторонами сделок купли-продажи, оформленных накладными, необходимо установить, что оферта и акцепт от имени сторон сделаны уполномоченными лицами.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию о взыскании долга за поставленный товар и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В подтверждение исковых требований истец представил накладные о передаче товара ответчику и счета-фактуры.

Ответчик, возражая против иска, сослался на то, что товары по указанным накладным не получал, накладные подписаны неизвестными лицами, расшифровки подписей отсутствуют.

Суд первой инстанции признал представленные в обоснование иска доказательства надлежащими и удовлетворил иск. В суде апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Суд кассационной инстанции указал на неполноту исследования существенных для дела обстоятельств.

Согласно статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу статьи 53 Кодекса юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Для вывода о наличии между сторонами сделок купли-продажи, совершенных в порядке статей 432 – 438 Кодекса и оформленных накладными, необходимо установить, что оферта и акцепт от имени сторон сделаны уполномоченными лицами.

Без выяснения этого обстоятельства невозможно сделать вывод о том, какие отношения были между сторонами: сделка купли-продажи (тогда обязательство ответчика по оплате товара возникает в силу сделки в соответствии с ее условиями) или неосновательное обогащение. В последнем случае следует выяснить вопросы о том, чьими работниками получен товар, имели ли они соответствующие полномочия от ответчика, кто явился выгодоприобретателем (ответчик или лица, получившие товар), а также определить размер и стоимость полученного обогащения (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.02.05 по делу № Ф08-253/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.10.05 по делу
№ А79-7829/2004-Ск2-7379, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.03.04 по делу № А33-12548/03-С4-Ф02-837/04-С2, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.03.03 по делу
№ Ф04/1270-276/А46-2003, Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.07.03 по делу № Кг-А40/4932-03, Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.05.05 по делу № Ф09-1186/05-С5, Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11.05.04 по делу № А54-4130/02-С16.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 24.05.05 по делу № Ф08-2049/05, от 24.05.04 по делу
№ Ф08-2013/04.

Противоречий в судебной практике не установлено.

28. Физический износ электрооборудования не относится к существенным изменениям обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и не является основанием для его расторжения.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о расторжении договора на передачу ответчику электроэнергии.

Решением суда первой инстанции договор расторгнут ввиду существенного изменения обстоятельств – износа электрического кабеля истца и невозможности в связи с этим дальнейшего исполнения договорных обязанностей.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Предприятие обратилось с кассационной жалобой, в которой указало, что ответчик имеет возможность подключиться непосредственно к сетям энергоснабжающей организации; при заключении договора истец не знал о величине потребляемой ответчиком мощности и при наличии этих сведений не заключил бы договор; физический износ электрооборудования не позволяет гарантировать безаварийное энергоснабжение.

Суд кассационной инстанции не принял во внимание доводы истца.

В соответствии с пунктом 2 статьи 26 Федерального закона «Об электроэнергетике» договор о возмездном оказании услуг по передаче электрической энергии является публичным. Согласно статье 426 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается.

В силу статьи 451 Кодекса расторжение договора возможно при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, при наличии одновременно следующих условий: в момент заключения стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет; заинтересованная сторона, проявляя необходимую заботливость и осмотрительность, не могла преодолеть причины изменения обстоятельств; риск изменения обстоятельств не несет заинтересованная сторона.

Однако размер присоединенной мощности ответчика указан в договоре энергоснабжения, величина присоединенной мощности не изменялась. Подключение напрямую к сетям энергоснабжающей организации требует значительных затрат. Физический износ электрооборудования не относится к существенным изменениям обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, поскольку поддержание сетей в надлежащем состоянии является обязанностью истца (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.04.05 по делу № Ф08-1422/05).

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

Вопросы арбитражных судов Северо-Кавказского округа

Вопросы Арбитражного суда Краснодарского края

Вопрос: Является ли несоблюдение требования о государственной регистрации, предусмотренного пунктом 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации, основанием для признания недействительным (ничтожным) договора дарения недвижимого имущества?

Ответ: В соответствии с пунктом 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

В силу пункта 1 статьи 165 Кодекса несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка является ничтожной (пункт 3 статьи 1017, пункт 2 статьи 560 Кодекса).

Для признания сделки недействительной по основанию несоблюдения требования о государственной регистрации необходимо прямое указание об этом в законе. При отсутствии такого указания применяются последствия, предусмотренные пунктом 3 статьи 433 Кодекса, такая сделка является незаключенной. Следовательно, несоблюдение требования о государственной регистрации (пункт 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации) не является основанием для признания недействительным (ничтожным) договора дарения недвижимого имущества.

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 13.09.05 по делу № Ф08-3742/05.

Противоречий в судебной практике не установлено.

Вопрос: В каком порядке должны быть рассмотрены требования по текущим обязательствам после введения в отношении должника конкурсного производства: в порядке искового производства или в рамках дела о банкротстве?

Ответ: В соответствии с частью 6 пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в пункте 1 статьи 134 Федерального закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

В силу пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.04 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона ²О несостоятельности (банкротстве)²» требования налоговых, таможенных и иных органов, в чью компетенцию в силу законодательства входит взимание и взыскание соответствующих сумм платежей, по обязательным платежам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства, а также по обязательным платежам, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства (текущие платежи), удовлетворяются в установленном законодательством порядке (вне рамок дела о банкротстве).

Пунктом 45 названного постановления предусмотрено, что при разрешении споров на стадии конкурсного производства следует учитывать, что внеочередные обязательства (пункт 1 статьи 134 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») погашаются за счет конкурсной массы в порядке, установленном статьей 855 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исковые, а также иные требования по таким обязательствам рассматриваются в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Следовательно, после введения в отношении должника конкурсного производства требования по текущим обязательствам должны быть рассмотрены в порядке искового производства.

Аналогичный вопрос, связанный с рассмотрением требований налогового органа о взыскании штрафных санкций в порядке, установленном статьями 71, 100 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обсуждался на заседании президиума ФАС СКО (протокол от 27.06.05). При этом основанием для включения взыскиваемой суммы штрафа в реестр требований кредиторов должника указано вступившее в законную силу решение суда (постановление Президиума ВАС РФ от 28.08.05 по делу № 3620/05).

Вопрос: Решением суда предприятие признано несостоятельным (банкротом), имущество в рамках процедуры банкротства продано с торгов третьему лицу. Банк, являясь конкурсным кредитором, обратился в суд с иском об обращении взыскания на заложенное имущество, находящееся у третьих лиц. Какие нормы права подлежат применению: статья 353 Гражданского кодекса Российской Федерации либо положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»?

Ответ: В соответствии с пунктом 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Согласно пункту 2 статьи 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. Продажа предмета залога осуществляется путем проведения открытых торгов.

Поскольку в отношении залогодателя открыто конкурсное производство, в соответствии с положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» снимаются все ограничения по распоряжению имуществом должника и все имеющееся на момент открытия конкурсного производства имущество должника составляет конкурсную массу. Следовательно, при принятии решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства обязательства залога прекращаются, а все права залогодержателя трансформируются в его право получить удовлетворение своих требований в льготную третью очередь.

Таким образом, банк как конкурсный кредитор не может обратить взыскание на имущество, являвшееся предметом залога, поскольку такое имущество при продаже его с публичных торгов уже не имеет залогового обременения. Положения статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации не применяются.

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.04.03 по делу
№ Ф04/1691-511/А45-2003.

Противоречий в судебной практике не установлено.

Вопросы Арбитражного суда Ростовской области

Вопрос: Возможно ли применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации при взыскании штрафной неустойки, предусмотренной нормами Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации?

Ответ: Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Наличие оснований для применения указанной нормы (критерии такой соразмерности, фактические последствия нарушения обязательства) подлежат проверке при рассмотрении конкретного спора. Аналогичные положения содержатся в транспортном законодательстве, в частности, пунктом 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.98 № 18 «О некоторых вопросах судебной практики арбитражных судов в связи с введением в действие транспортного устава железных дорог Российской Федерации» предусмотрено право арбитражного суда при установлении явной несоразмерности подлежащего уплате штрафа последствиям нарушения обязательства в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшить ее размер.

В соответствии с пунктом 36 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.05 № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона ²Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации²» в случае установления арбитражным судом при рассмотрении конкретного спора явной несоразмерности подлежащего уплате штрафа последствиям нарушения обязательств, суд вправе в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшить ее размер.

Вопрос: Соответствует ли акт приема-передачи векселя признакам сделки и способен ли он выступать самостоятельным предметом оспаривания?

Ответ: Согласно статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. К условиям сделки относятся, в частности, наличие воли и волеизъявления, соблюдение формы, наличие основания (цели) сделки.

Акт приема-передачи является документом, подтверждающим исполнение сделки (пункт 1 статьи 556, пункт 2 статьи 563, статья 720 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо соответствие формы сделки дополнительным требованиям, предусмотренным Законом, иным правовым актам и соглашением сторон (часть 3 пункта 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следовательно, составление передаточного акта является одним из элементов исполнения сделки и самостоятельного значения не имеет.

В силу статей 142 и 143 Гражданского кодекса Российской Федерации и Положения о переводном и простом векселе вексель является ценной бумагой, в которой выражено ничем не обусловленное денежное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы (статья 815 Гражданского кодекса Российской Федерации). Возможность исполнения денежного обязательства путем передачи в счет оплаты долга векселей на основании акта приема-передачи предусмотрена нормами гражданского законодательства. При этом действия участников правоотношения направлены на исполнение должником обязательства из договора купли-продажи, поставки, подряда и т. д., поэтому акт приема-передачи векселей не имеет самостоятельного значения, не порождает прав и обязанностей, не является сделкой (постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.10.05 по делу № А79-7099/2004-СК2-6895, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.07.03 по делу
№ Ф04/3511-543/А75-2003, постановление Федерального арбитражного суда
Северо-Западного округа от 09.01.01 по делу № А05-4296/00-234/5, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.08.05 по делу
№ Ф08-2935/05). По делу № Ф08-1725/05 суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о том, что акт приема-передачи векселя является письменным доказательством, подтверждающим исполнение договора аренды с правом выкупа.

В то же время вексель может выступать в обороте как вещь (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации), например, при продаже или дарении векселя. В таком случае передача векселя по смыслу статьи 224 Гражданского кодекса Российской Федерации является действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, и подпадает под признаки сделки. При этом на них распространяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о сделках. Особенности передачи прав и исполнения по ценной бумаге регулируются специальными нормами статьи 146, 147 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно части 4 пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» сделки, на основании которых вексель был выдан или передан, могут быть признаны судом недействительными в случаях, предусмотренных Кодексом. Признание судом указанных сделок недействительными не влечет недействительности векселя как ценной бумаги и не прерывает ряда индоссаментов.

В силу части 2 пункта 1 указанного постановления при рассмотрении споров необходимо иметь в виду, что вексельные сделки (в частности, по выдаче, акцепту, индоссированию, авалированию векселя, его акцепту в порядке посредничества и оплате векселя) регулируются нормам специального вексельного законодательства. Возможность самостоятельного оспаривания акта приема-передачи векселя в постановлении не предусмотрена.

Вопрос: Является ли основанием, позволяющим уменьшить размер ответственности должника, непредъявление кредитором в течение длительного времени требования к должнику в судебном порядке?

Ответ: В соответствии с пунктом 1 статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Осуществление кредитором судебной защиты своего права по истечении длительного времени после возникновения у должника соответствующей обязанности не является достаточным основанием для возложения на кредитора части ответственности за увеличение размера убытков, если при этом отсутствуют иные обстоятельства, свидетельствующие о вине кредитора. Непредъявление иска кредитором нельзя квалифицировать как виновные или умышленные действия, позволяющие применить статью 404 Кодекса. Предъявление кредитором иска в пределах срока исковой давности нельзя расценивать как вину кредитора, поскольку просрочка исполнения обязательства должником не зависит от факта предъявления искового требования.

Следовательно, вывод по делу № Ф08-3442/05 является обоснованным.

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 20.06.2000.по делу № 1569/00.

Вопрос: Как необходимо оценивать постановление мэра города о признании объекта не подлежащим сносу с точки зрения соответствия (несоответствия) основаниям для признания права собственности на самовольно возведенный объект недвижимости?

Ответ: Постановления органа местного самоуправления, в которых дается оценка объекту самовольного строительства как не подлежащего сносу, не имеют правового значения при рассмотрении иска о признании права собственности на самовольную постройку.

В соответствии со статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке при условии, что данный земельный участок будет предоставлен этому лицу под возведенную постройку. Поэтому суду должны быть предоставлены доказательства о принятии органом местного самоуправления решения о закреплении земельного участка, находящегося под самовольно возведенным объектом, на основании права постоянного (бессрочного) пользования, аренды либо заключения договора купли-продажи.

Вопрос: Между сторонами заключен договор подряда. Во исполнение указанного договора заказчик за выполненные работы платежным поручением перечислил денежные средства третьему лицу (при этом в договоре не оговорена необходимость исполнения обязательств непосредственно перед третьим лицом, между подрядчиком и третьим лицом не заключен договор об уступке прав требования).

Считается ли перечисление денежных средств третьему лицу надлежащим исполнением заказчиком договорных обязательств?

Подлежат ли удовлетворению требования подрядчика о взыскании с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами?

Ответ: В соответствии со статьей 312 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

Поскольку заказчик не проверил полномочия третьего лица на получение денежных средств, причитающихся в оплату денежного обязательства перед подрядчиком, имеет место исполнение обязательства ненадлежащему лицу и поэтому риск возможных последствий падает на должника.

Подрядчик, не получивший платеж по выполненному обязательству, вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами с заказчика, так как в силу статьи 395 названного Кодекса ответственность за неисполнение денежного обязательства возникает за просрочку в уплате денежных средств. Если обязанной стороной является коммерческое юридическое лицо, то в силу статьи 401 Кодекса оно несет ответственность за нарушение обязательств независимо от вины.

Вопросы Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики

Вопросы: Подлежит ли применению Федеральный закон «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» к требованиям о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, заявленным стороной и не рассмотренным арбитражным судом на момент вступления в законную силу указанного Федерального закона?

Имеет ли значение для применения статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» факт обращения в суд с исковым заявлением до истечения ранее установленного срока исковой давности и вступления в силу указанного Закона?

Подлежит ли применению статья 203 Гражданского кодекса Российской Федерации при предъявлении иска до истечения ранее установленного срока исковой давности (10 лет) по заявленным требованиям и вступления в силу Федерального закона «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»?

Ответ: В соответствии со статьей 4 Гражданского кодекса Российской Федерации действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Согласно статье 2 Федерального закона «О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установленный статьей 181 Кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом Российской Федерации срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Федерального закона, т. е. это означает, что Закону в части применения норм о сроке исковой давности придана обратная сила. Однако при применении норм об исковой давности следует руководствоваться законодательством, действующим на момент предъявления иска. Поэтому по требованиям о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, заявленным стороной до вступления в силу названного Федерального закона, следует руководствоваться нормами части 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до принятия указанного Закона.

Если иск предъявлен в установленном порядке, то должно соблюдаться общее правило статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которого течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска. Поэтому при рассмотрении по существу заявленных требований суд должен применять нормы о сроках исковой давности, действовавшие на момент предъявления иска.

Аналогичной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов отсутствует.

Противоречий в судебной практике не установлено.

Вопросы Арбитражного суда Республики Адыгея

В письме суда по применению общей части Гражданского кодекса Российской Федерации высказаны проблемы с определением понятия «обычаи делового оборота» и применением постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.98 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок». Вместе с тем, ссылаясь на статью 5 Гражданского кодекса Российской Федерации и высказывая мнение о том, что обычаи делового оборота – это не форма гражданского законодательства, а источник права, суд не сформулировал вопрос, обоснованный проблемами арбитражной практики. Входить в теоретическую дискуссию о толковании статьи 5 Кодекса в рамках кассационного обобщения нецелесообразно.

Из письма также следует, что суд сомневается в правильности толкования законодательства, изложенного в указанном постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. По мнению суда, возможна ситуация, когда орган юридического лица совершает действия по одобрению сделки, а затем выступает с иском о признании ее недействительной. В этом случае необоснованно расширяются границы судебного усмотрения.

Ответ: Приведенная ситуация не следует из названного Пленума. Пунктом 7 постановления предусмотрена совершенно иная позиция. Кроме того, в практике
ФАС СКО не возникало вопросов с подобным толкованием Пленума. По существу, суд подвергает сомнению позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и вправе самостоятельно обратиться за соответствующим разъяснением в высшую судебную инстанцию.

2.2. Практика рассмотрения споров, связанных с договорами купли-продажи и мены

Статистика:

За первое полугодие 2005 года Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа рассмотрено 220 дел, связанных с разновидностями договора купли-продажи (купля-продажа, поставка, энергоснабжение, контрактация) и договора мены. Из них по договорам купли-продажи и поставки – 203 дела, энергоснабжения – 79, контрактации – 1, мены – 4 дела.

Заключение, изменение и расторжение договоров

1. Если конкурсный управляющий отказывается от исполнения договора купли-продажи имущества с рассрочкой платежа, он не может требовать оплаты проданного имущества. В этом случае он обладает только правом истребовать в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное покупателю и не оплаченное им.

Продавец, в отношении которого возбуждено конкурсное производство, обратился с иском к покупателю о взыскании стоимости имущества, переданного ответчику по договору купли-продажи с рассрочкой оплаты на 5 лет. В обоснование иска конкурсный управляющий указал, что названный договор препятствует восстановлению платежеспособности продавца, поскольку предусматривает срок оплаты переданного товара в течение 5 лет с момента подписания договора. В связи с этим конкурсный управляющий на основании статей 102 и 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» отказался от исполнения договора, что, по его мнению, влечет досрочную оплату переданного покупателю товара.

Решением иск удовлетворен. Суд пришел к выводу, что в результате расторжения договора обязательства сторон прекратились и у истца возникло право требовать оплаты переданной техники.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. Апелляционная инстанция указала на то, что при наличии оснований для отказа от исполнения договора следствием такого действия является прекращение обязанностей сторон и возврат проданного, но неоплаченного товара, а не его оплата на измененных условиях.

В кассационной жалобе продавец просил отменить апелляционное постановление. В силу статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, поэтому отказ от исполнения сделки может означать лишь отказ от принятия от покупателя исполнения оплаты в течение 5 лет.

Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление апелляционной инстанции, поскольку истец вправе истребовать в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное покупателю до расторжения договора и не оплаченное им. Вместе с тем требование истца о немедленной оплате проданного имущества является требованием об исполнении договора на новых измененных условиях. Иск об изменении договора по основаниям, предусмотренным статьями 450, 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, не заявлялся. Нормами Закона о банкротстве право на одностороннее (внесудебное) изменение условий договора не предусмотрено. При указанных обстоятельствах апелляционная инстанция правильно отказала в иске о взыскании платы, поскольку иск не основан на нормах материального права (дело № Ф08-2532/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа не найдена.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов:
постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.04.05 по делу № А35-8818/2004-С21.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

Исполнение обязательств

2. Условие договора поставки о том, что покупатель производит оплату полученной продукции по мере ее реализации, не может квалифицироваться как условие о сроке, поскольку оно не является тем событием, которое должно неизбежно наступить.

Акционерное общество (поставщик) обратилось с иском к государственному предприятию (покупатель) о взыскании долга по договору поставки и процентов по
статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Возражая против иска и считая требования поставщика не подлежащими удовлетворению, ответчик ссылался на то, что заключенный сторонами договор позволяет определить срок оплаты товара – момент его реализации покупателем. Поскольку часть продукции еще не реализована, истец не вправе требовать от ответчика ее оплаты и уплаты процентов.

Оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции об удовлетворении иска, суд кассационной инстанции сделал следующий вывод.

По смыслу статьи 190 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исполнения обязательства по договору может определяться указанием лишь на такое событие, которое должно неизбежно наступить, то есть не зависит от воли и действий сторон сделки.

В договоре поставки стороны предусмотрели, что покупатель производит оплату полученной продукции по мере ее реализации. Такое условие сделки не может квалифицироваться как условие о сроке, поскольку оно не является тем событием, которое должно неизбежно наступить (исполнение данного условия зависит от воли (действий) ответчика).

Спорный договор не предусматривает срок оплаты товара, поэтому в силу статьи 488 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан оплатить полученный от продавца (поставщика) товар в срок, определенный по правилам статьи 314 Кодекса.

Довод предприятия о том, что договор поставки заключен под отлагательным условием, которым обязательство по оплате товара поставлено в зависимость от факта его реализации покупателем (пункт 1 статьи 157 Гражданского кодекса Российской Федерации), противоречит правовой природе заключенной сделки (имеющей направленность на возмездную передачу товара в собственность покупателя). Из текста договора поставки не следует, что покупатель освобождается от обязанности оплатить поставленный товар, если не смог его реализовать (дело № Ф08-2396/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 19.01.05 по делу № Ф08-6308/04.

В практике федеральных арбитражных судов округов имеются противоречия.

В постановлениях Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 05.04.05 по делу № А56-13233/04 и Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.03.05 по делу № Ф04-1337/2005(9550-А46-20) сделаны выводы о том, что условие договора поставки об оплате товара по мере его реализации не является сроком.

Из постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа
от 04.03.02 по делу № А79-2179/01-СК2-1975 следует, что указанное условие является сроком, поэтому до момента реализации товара у поставщика не возникает право требовать оплаты. Суд кассационной инстанции признал правомерным взыскание долга, поскольку товар не может быть возвращен по истечении срока годности. Такой же вывод сделан в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа.

Покупатель, передавший продавцу векселя в оплату товара, вправе требовать возмещения убытков от другой стороны договора, если векселя у продавца уже отсутствуют, а товар им не поставлен.

ОАО (покупатель) и ООО (поставщик) заключили договор на поставку семян подсолнечника, в котором предусмотрели альтернативную обязанность покупателя оплатить товар векселями или перечислением денежных средств на расчетный счет поставщика путем 100% предварительной оплаты, что соответствует статье 320 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истец предварительно оплатил товар посредством передачи векселей, ответчик не исполнил обязательство по отгрузке продукции на сумму произведенной оплаты.

Постановлением апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, удовлетворен иск ОАО о взыскании с ООО убытков, составляющих предварительную оплату по договору поставки (в размере номинальной стоимости векселей). Судебные акты мотивированы тем, что выданные ответчику векселя были впоследствии предъявлены и погашены (оплачены), а семена подсолнечника им не поставлены. Данные обстоятельства свидетельствуют о причинении истцу убытков, так как ответчик не исполнил договорные обязательства
(дело № Ф08-2435/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Ответственность по договору

3. Если покупатель по договору заявляет требование о взыскании убытков по правилам статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации, разница между текущей и договорной ценой товара должна определяться на момент, когда у поставщика прекратилось обязательство по передаче данного товара.

Покупатель обратился с иском к поставщику о взыскании убытков, возникших в результате неисполнения поставщиком обязательств по договору поставки.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен.

Суд кассационной инстанции изменил решение, уменьшив подлежащую взысканию сумму убытков, на основании следующего.

Истец (покупатель) и ответчик (поставщик) заключили договор на поставку до 01.08.03 пшеницы на условиях предварительной оплаты. Во исполнение договора покупатель произвел предварительную оплату.

Неисполнение поставщиком обязанности по передаче пшеницы послужило основанием для обращения покупателя с иском в суд. Иск подан 29.07.03 (за день до окончания срока поставки) и по существу является одновременно и требованием о расторжении договора, что соответствует статье 523 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом в силу пункта 4 названной статьи какого-либо указания в судебном акте о его расторжении не требуется.

Суд при определении суммы убытков исходил из данных о цене пшеницы по состоянию на 25.03.04, что противоречит пункту 3 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации. По смыслу указанной нормы текущая цена определяется на момент расторжения договора.

Суд кассационной инстанции уменьшил сумму убытков с учетом цены пшеницы на дату расторжения договора (дело № Ф08-6344/04).

В другом случае договор поставки не расторгался, на момент рассмотрения дела о взыскании с поставщика убытков срок исполнения обязательства по поставке пшеницы истек.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты о взыскании с поставщика убытков, рассчитанных на основании цен на момент прекращения обязательств по договору поставки, указав следующее.

По смыслу пункта 3 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации текущая цена определяется на момент прекращения обязанности поставщика передать товар в натуре. В силу пункта 1 статьи 511 Кодекса по истечении срока действия договора поставки обязанность по поставке товара прекращается. Таким образом, размер убытков при прекращении срока действия договора поставки может быть определен по правилам статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации (дело № Ф08-6270/04).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 02.03.04 по делу № Ф08-570/04, от 24.02.04 по делу
№ Ф08-469/04, от 10.11.04 по делу № Ф08-5360/04.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

4. Если стороны договора купли-продажи (поставки) при просрочке покупателем оплаты поставленного товара заключили соглашение об изменении сроков оплаты, то проценты за нарушение денежного обязательства подлежат начислению только за периоды до заключения указанного соглашения и после нарушения новых сроков исполнения обязательства, если иное не предусмотрено этим соглашением.

По делу № Ф08-1293/05 кассационная инстанция изменила решение в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами по следующим основаниям.

Дополнительными соглашениями стороны изменили сроки оплаты поставленного товара.

В случае изменения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения об изменении договора (пункт 3 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому проценты за нарушение денежного обязательства подлежат начислению за период до заключения таких соглашений. Проценты после заключения соглашений о реструктуризации долга не подлежат начислению, если только должник не нарушил новые сроки исполнения обязательства. Нарушение новых сроков исполнения обязательства является основанием для применения ответственности по статье 395 названного Кодекса.

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 02.03.04 по делу № Ф08-570/04, от 24.02.04 по делу
№ Ф08-469/04, от 10.11.04 по делу № Ф08-5360/04; протокол семинара-совещания
от 26.03.04.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

Особенности разрешения споров, связанных с договорами на снабжение товарами через присоединенную сеть

5. Если одна из сторон до окончания срока действия договора предложила заключить новый договор, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным договором (часть 3 статьи 540 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Энергоснабжающая организация и общество (абонент) заключили договор энергоснабжения, согласно которому энергоснабжающая организация обязалась отпускать, а абонент принимать и оплачивать электрическую энергию в количестве и на условиях договора. Договор действует в течение года со дня заключения и считается ежегодно продленным, если за месяц до окончания его действия не последует заявление одной из сторон о его расторжении или пересмотре.

Согласно вступившему в законную силу решению суда по другому делу, в котором участвовали те же стороны, стороны расторгли договор энергоснабжения и предпринимали меры к согласованию условий нового договора.

Энергоснабжающая организация, посчитав, что в связи с расторжением договора у нее отсутствует обязательство по энергоснабжению общества, прекратила подачу энергии.

Общество предъявило к энергоснабжающей организации требование о взыскании убытков, причиненных в результате отключения элекроэнергии.

Решением в иске отказано. Суд сделал вывод об отсутствии у энергоснабжающей организации обязанности поставлять обществу электроэнергию ввиду отсутствия между сторонами договорных отношений, поскольку стороны расторгли договор энергоснабжения, а новый договор еще не заключили.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Кассационной инстанцией решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции указал, что этот вывод противоречит статье 540 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой договор энергоснабжения, заключенный на определенный срок, считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявит о его прекращении либо о заключении нового договора. Если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным договором. У энергоснабжающей организации не было правовых оснований прекращать подачу обществу электроэнергии, так как между ними отсутствовали договорные отношения.

Поскольку в результате неправильного применения нормы материального права суд не выяснил обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данному спору, суд кассационной инстанции отменил решение и дело направил на новое рассмотрение для выяснения наличия и размера реально понесенного обществом ущерба, связанного с эксплуатацией электроустановки для производства необходимого ему количества электроэнергии, а также причинной связи между этим ущербом и нарушением обязательств по договору энергоснабжения (дело № Ф08-1982/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 01.03.04 по делу № Ф08-509/04.

Аналогичная практика федеральных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.08.05 по делу № А21-9434/04-С2,
от 17.02.03 по делу № А21-474/02-С2, от 20.08.04 по делу № А56-4746/04; постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.05.05 по делу № А17-97/04, от 19.10.05 по делу № А39-1185/2005-61/16; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.11.03 по делу № А33-614/03-С1; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17.06.04 по делу
№ А06-2960/8/03; постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.02.05 по делу № А51/04-1/4417.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

6. Нормативные потери тепловой энергии при ее передаче являются составной частью тарифов, утверждение которых отнесено к компетенции уполномоченных государственных органов и не может быть передано на усмотрение энергоснабжающей организации и потребителя. Сверхнормативные потери тепловой энергии могут быть распределены между участниками отношений только по соглашению между ними.

Потребителем теплоэнергии предъявлен иск к теплоснабжающей организации об урегулировании разногласий по условию теплоснабжения о порядке учета количества получаемой теплоэнергии.

По редакции теплоснабжающей организации количество отпущенной абоненту теплоэнергии определяется по приборам учета абонент, включая магистральные потери теплоэнергии, сложившиеся за расчетный период и определенные на основании показаний этих приборов, установленных на границах раздела тепловых сетей по договору.

Потребитель предложил осуществлять учет отпущенной теплоэнергии без потерь тепловой энергии, сославшись на то, что потери передающей организации учитываются при утверждении тарифов на тепловую энергию и не могут быть отнесены на потребителя.

Суд первой инстанции принял редакцию потребителя, поскольку сети потребителя не имеют непосредственного присоединения к сети теплоснабжающей организации, а присоединены к магистральным тепловым сетям передающей организации. Фактически тепловые потери определяются теплоснабжающей организацией как разность между количеством тепла, отпущенным потребителю по показаниям его приборов учета, и суммарными показаниями узлов учета всех абонентов передающей организации.

Отменяя решение и отказывая в удовлетворении требований истца, суд апелляционной инстанции указал, что пункт 4.2.1 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя в обязательном порядке предписывает абоненту учитывать тепловые потери. Поэтому потери в магистральных сетях должны быть учтены и в случае, когда тепловые сети абонента непосредственно не присоединены к тепловым сетям теплоснабжающей организации.

Кассационная инстанция согласилась с выводом суда первой инстанции. Учет тепловой энергии и теплоносителя у потребителя в паровых системах теплопотребления производится в соответствии с разделом 3 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя. Согласно пункту 4.2.1 данного раздела количество тепловой энергии и масса (или объем) теплоносителя, полученные потребителем, определяются энергоснабжающей организацией на основании показаний приборов его узла учета за определенный договором период по формуле.

В соответствии с пунктами 10, 58 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам (далее – ФСТ России)
от 06.08.04 № 20-э/2, тарифы на тепловую энергию, поставляемую потребителям, включают в себя стоимость тепловой энергии и стоимость услуг по ее передаче энергоснабжающими организациями и иных услуг, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки энергии потребителям.

Согласно письму ФСТ России от 18.02.05 № СН-570/14 «О разъяснениях к методическим указаниям» плата за услуги по передаче тепловой энергии представляет собой сумму платежей за содержание тепловых сетей и за потери тепловой энергии. При этом принимается во внимание, что регулируемая организация осуществляет деятельность по передаче тепловой энергии и одновременно по ее продаже потребителям. Нормативные технологические потери тепловой энергии указанной организации включаются в состав НВВ (необходимой валовой выручки, являющейся одним из элементов формулы, по которой производится расчет платы за услуги по передаче тепловой энергии) этой организации. В случае, когда организация осуществляет деятельность только по передаче тепловой энергии без осуществления деятельности по ее продаже, нормативные технологические потери тепловой энергии, связанные с процессом ее передачи, следует включать в НВВ организации, осуществляющей деятельность по производству тепловой энергии, если иное не оговорено в договоре.

Таким образом, нормативные потери в системе теплоснабжения передающей организации должны быть учтены при утверждении тарифа энергоснабжающей или передающей организацией (дело № Ф08-1632/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 13.04.05 по делу № Ф08-1328/05.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.02.05 по
делу № А17-647/5-2070/5, от 02.07.04 по делу № А38-4251-8/15-2004; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.03.05 по
делу № А05-7999/04-5.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

7. Требование о расторжении договора энергоснабжения, в котором не указано количество поставляемой энергии, не подлежит удовлетворению, поскольку такой договор является незаключенным.

ООО обратилось с иском к ОАО о расторжении договора на предоставление коммунальных услуг в части подачи истцу электроэнергии и взыскании убытков, причиненных неправомерным отключением электроэнергии.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты в силе.

ОАО и ООО подписали договор, по условиям которого ОАО обязалось предоставлять коммунальные услуги (электроэнергия, вода, канализация, вывоз мусора). ОАО, являясь абонентом энергоснабжающей организации, вправе передавать энергию другому лицу, в связи с чем отношения между абонентом (ОАО) и субабонентом (ООО) должны регулироваться правилами о договоре энергоснабжения.

Вывод суда апелляционной инстанции о незаключенности договора в части передачи энергии соответствует материалам дела и положениям статей 432 (часть 1), 455 (часть 3), 541 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в названном договоре стороны не согласовали количество энергии, подлежащей передаче.

Кроме того, энергоснабжающая организация не давала ОАО согласия на передачу принятой им от энергоснабжающей организации электроэнергии ООО. При указанных обстоятельствах суд правомерно отказал ООО в удовлетворении требования о расторжении договора ввиду его незаключенности. Поскольку незаключенный договор не порождает обязательств, судебные акты в части отказа во взыскании предъявленных убытков также являются законными и обоснованными (дело № Ф08-2654/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 25.11.02 по делу № 4326/02.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.08.2000 по делу
№ А82-64/2000-Г/1; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13.10.03 по делу № А33-2310/03-С2-Ф02-3355/03-С2; постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.08.99 по
делу № Ф04/1707-400/А27-99; постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.08.04 по делу № Ф09-2625/04-ГК, от 05.05.05 по делу № Ф09-1186/05-С5; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 03.09.04 по делу № А12-18697/03-С41.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

8. Газ, получаемый жилищно-строительными кооперативами для централизованного отопления жилых домов, подлежит оплате по тарифу для юридических лиц (тариф для населения не применяется).

ЖСК обратился с иском к поставщику газа и газораспределительной организации о внесении в договор поставки газа и оказания услуги по его транспортировке условия об оплате потребленного ЖСК газа по тарифу для населения.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и в иске отказал по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1.3 Методических указаний по регулированию розничных цен на природный газ, реализуемый населению, утвержденных постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 28.05.03 № 42-э/3, и пунктом 13 Методических указаний по регулированию тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, утвержденных постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 28.10.03 № 88-э/1, розничные цены на газ, реализуемый населению, и на услуги по его транспортировке по газораспределительным сетям не применяются к объемам газа, используемым такими юридическими лицами, как жилищно-строительные кооперативы и товарищества собственников жилья, для централизованного отопления.

В данном случае поставляемый газ используется гражданами (членами ЖСК) не в качестве топлива для личных нужд (т. е. для личного потребления), поскольку ими непосредственно потребляются тепловая энергия и горячая вода. Истец использует поданный ответчиками газ как топливо для подогрева воды в автономной котельной, принадлежащей юридическому лицу (потребительскому кооперативу), и используется последним для централизованного отопления и горячего водоснабжения двух жилых многоквартирных домов.

Правовые основания для удовлетворения требования истца об оплате газа по тарифу для населения отсутствуют (дело № Ф08-5874/04).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов по данному вопросу не найдена.

9. Перевод энергоснабжающей организацией абонента на расчет с двухставочного тарифа на одноставочный в связи с отсутствием у него АСКУЭ (автоматизированной системы контроля и учета элетроэнергии) возможен в порядке, предусмотренном для изменения условий договора.

ЗАО (абонент) обратилось с иском к ОАО (энергоснабжающая организация) о признании незаконным и недействительным одностороннего изменения ОАО договора энергоснабжения в виде перевода абонента на расчеты по одноставочному тарифу (в связи с отсутствием у абонента АСКУЭ).

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.

Оставляя в силе судебные акты, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Решением РЭК, на которое ссылается ОАО в обоснование изменения условий договора, предусмотрено, что расчеты за электрическую энергию по двухставочным тарифам производятся потребителями только при наличии автоматизированной системы контроля и учета электрической энергии (АСКУЭ), находящейся в стадии опытно-промышленной или промышленной эксплуатации.

Решение РЭК в указанной части противоречит пункту 24 Основ ценообразования и пункту 7 информационного письма ФЭК России от 28.01.03, поскольку оно содержит дополнительное требование реализации права выбора вида тарифа (наличие у потребителя АСКУЭ). Законом и иными нормативными актами не предусмотрено, что ОАО вправе предъявлять требование об обязательном применении абонентом АСКУЭ

Содержание Правил учета электрической энергии, утвержденных Минтопэнерго России 19.09.96 и Минстроем Российской Федерации 26.09.96 (зарегистрированных в Минюсте России 24.10.96), и Правил устройства электроустановок (7-е издание), утвержденных приказом Минэнерго России от 08.07.02 № 204, свидетельствует о рекомендательном характере применения автоматизированных систем учета и контроля электроэнергии, создаваемых на базе электросчетчиков и информационно-измерительных систем (дело № Ф08-1942/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.04.05 по
делу № А28-7938/2004-235/9, от 15.04.05 по делу № А48-13748/2004-28-461; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.07.04 по делу № КГ-А40/5674-04.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

10. Обязанность по эксплуатации жилого дома и оплате коммунальных услуг сохраняется за приватизируемым предприятием до осуществления передачи указанных объектов в установленном порядке в муниципальную собственность.

Предприятие тепловых сетей обратилось в суд с иском к ЗАО о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии, потребленной жильцами дома, находящегося на балансе ЗАО.

Решением в иске отказано на том основании, что спорный жилой дом не вошел в состав приватизированного ответчиком при акционировании имущества, является государственной собственностью, в ведении ответчика не находится, поэтому последний не должен оплачивать коммунальные услуги.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, иск удовлетворен.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что дом находится в ведении ответчика, в муниципальную собственность не передан, энергопринимающие устройства и сети принадлежат ответчику. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 02.08.99 № 887 и пунктом 1.12 Инструкции Минтопэнерго России от 30.11.93 № Вк-7539 ответчик обязан возмещать истцу разницу между стоимостью тепловой энергии, отпущенной жильцам дома, и долей, оплачиваемой ими в размере, установленном органом местного самоуправления.

Суд кассационной инстанции на основании следующего.

ЗАО создано в процессе приватизации. Спорный жилой дом (общежитие), находящийся у госпредприятия на балансе, в состав приватизированного имущества ответчика не вошел.

В соответствии с постановлением Совета Министров Российской Федерации
от 23.12.93 № 1325 «О финансировании объектов социально-культурного и коммунальнобытового назначения, передаваемых в ведение местных органов исполнительной власти при приватизации предприятий» и Положением о порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.95 № 235, обязанность по эксплуатации жилого фонда сохраняется за приватизируемым предприятием до осуществления передачи указанных объектов в установленном порядке в муниципальную собственность. В силу пункта 2 Положения передаче в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность подлежат объекты федеральной собственности, находящиеся в ведении предприятий, не включаемые в состав приватизируемого имущества предприятий согласно пункту 1 Указа Президента Российской Федерации от 10.01.93 № 8 «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий», в том числе объекты жилого фонда.

Приватизация квартир в спорном жилом доме осуществлялась с 1998 по 2004 годы и до настоящего времени не завершена; спорный жилой дом в муниципальную собственность не передан, в реестр муниципальной собственности не внесен. Следовательно, к спорным правоотношениям должны применяться положения названного постановления.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.08.99 № 887 установлено, что предприятия и организации, имеющие в хозяйственном ведении жилищный фонд, компенсируют за счет собственных средств затраты, связанные с предоставлением субсидий гражданам, в случае оказания гражданам жилищно-коммунальных услуг.

В соответствии со статьей 544 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие договорных отношений с организацией, чьи теплоснабжающие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от уплаты стоимостиь отпущенной тепловой энергии (дело № Ф08-1263/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 26.06.01 по делу № 7486/2000.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 13.12.2000 по делу № Ф08-3545/2000.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.02.05 по
делу № Ф03-А73/04-1/4014; постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.01.02 по делу № Ф04/337-9/А03-2002, от 28.03.05 по
делу № Ф04-763/2005 (8870-А75-22); постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.08.98 по делу № Ф09-636/98-ГК; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16.09.99 по делу № 131/11; постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.12.2000 по
делу № А52/1566/2000/1, от 08.02.2000 по делу № 3004.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

11. Если на момент рассмотрения требования о признании незаконными действий энергоснабжающей организации по прекращению энергоснабжения ответчик прекратил оспариваемые действия (отсутствует предмет спора), то по данному требованию производство следует прекратить на основании части 1 пункта 1части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

ОАО (газораспределительная организация) обратилось к ООО (поставщик) с требованием обязать ответчика прекратить незаконные действия по отключению от газоснабжения ОАО.

Суд кассационной инстанции признал правомерным прекращение производства по делу в части указанного требования. Вместе с тем суд апелляционной инстанции пришел к ошибочному выводу о неподведомственности данного спора арбитражному суду (часть 1 статьи 27, пункт 2 статьи 29 и часть 1статьи 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Требования истца о признании незаконными действий ответчика (коммерческой организации) по прекращению подачи газа фактически являются требованиями о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, и пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению. Такой способ защиты права предусмотрен статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, и эти требования подлежат рассмотрению как исковые требования, вытекающие из обязательственных правоотношений.

Между тем на момент рассмотрения спора оспариваемые действия ответчиком прекращены. Следовательно, предмет спора (в этой части) отсутствует, и по данным требованиям производство необходимо прекратить в соответствии с пунктом 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ошибочность ссылки на неподведомственность спора в этой части арбитражному суду не повлияла на правильность выводов апелляционной инстанции. Поскольку подача газа возобновлена, то положение сторон, существовавшее до ее прекращения, восстановлено. Избранный истцом способ защиты является неэффективным и не достигает предусмотренной законом цели (дело № Ф08-2042/05).

Аналогичная позиция выработана на семинаре-совещании судей Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа 07.05.04.

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Противоречивая практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.07.03 по делу № А56-595/03 содержит иной вывод. Правовая оценка судом совершенных обжалуемых действий является обязательной независимо от факта их прекращения к моменту судебного разбирательства.

12. Ответственность энергоснабжающей организации в случае неправомерного прекращения подачи энергии может быть уменьшена на основании статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии вины обеих сторон.

ООО (субабонент) обратилось в арбитражный суд с иском к МУП (абонент) о взыскании ущерба, причиненного в результате прекращения подачи тепловой энергии.

Суд апелляционной инстанции, установив вину обеих сторон в возникновении убытков, определил ко взысканию с МУП половину суммы доказанного размера ущерба в соответствии со статьей 404 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод правомерным.

Вина МУП в возникновении убытков ООО заключалась в том, что вследствие прекращения подачи тепловой энергии без предварительного предупреждения (статья 546 Гражданского кодекса Российской Федерации) и замерзания теплоносителя произошел разрыв отопительной трубы ООО. Вместе с тем разрыв трубы и повреждение отопительной системы произошли из-за неудовлетворительного состояния участка сети, на котором произошел прорыв, ненадлежащего ее содержания. Вина истца также установлена (дело № Ф08-1353/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 23.08.05 по делу № 1928/05.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 22.06.04 по делу № 2589/04, от 15.06.04 по делу № 2437/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.01.04 по
делу № А56-15020/02; постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.01.99 по делу № Ф04/38-538/А27-98.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

13. При наличии энергопотребления отсутствие договорных отношений не освобождает предприятие от оплаты энергии, фактически потребленной его объектами.

МУП обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю о взыскании стоимости тепловой энергии, потребленной ответчиком в 2004 году (неосновательное обогащение), и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен.

Кассационная инстанция оставила судебные акты без изменения, указав следующее.

Предприниматель не является единственным собственником помещений в здании. Помещениями в этом здании владеют (на праве собственности либо иных законных правах) четырнадцать юридических и физических лиц.

МУП заключило с собственниками (владельцами) нежилых помещений договоры на подачу тепловой энергии. По условиям договоров расчеты за отопление производятся потребителями на основании показаний прибора учета (установленного в здании единого теплового счетчика, фиксирующего общий объем поставляемой тепловой энергии) и процентного соотношения отапливаемых площадей, занимаемых каждым из собственников (владельцев). Ответчик не подписал проект договора теплоснабжения, направленный истцом.

В помещениях предпринимателя размещены внутридомовые инженерные коммуникации, в том числе сети и оборудование, обеспечивающие данную часть здания тепловой энергией.

Факт теплопотребления влечет для собственника помещений обязанность по оплате тепловой энергии, полученной им от поставщика и использованной для собственных бытовых или производственных нужд.

Ответчик, формально ссылаясь на наличие у него обязанности по оплате тепловой энергии в качестве субабонента перед ЗАО – другим собственником в здании (к тепловым сетям которого непосредственно присоединены сети предпринимателя), не представил каких-либо доказательств погашения спорной задолженности организации. Собственники помещений (в том числе и предприниматель) не уполномочили ЗАО (какую-либо иную организацию) обслуживать и содержать спорное здание, в том числе представлять их интересы в отношениях с теплоснабжающей организацией.

Таким образом, ответчик в спорный период фактически получал и использовал тепловую энергию для собственных хозяйственных (производственных) нужд. Предприниматель неосновательно сберег денежные средства за счет теплоснабжающей организации, которая поставила ответчику тепловую энергию и не получила за нее оплату (дело № Ф08-2224/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации:
пункт 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.98 № 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения».

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 26.01.05 по делу № Ф08-6432/04, от 25.01.05 по
делу № Ф08-6458/04, от 21.02.05 по делу № Ф08-383/05.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.02.05 по делу
№ Ф03-А73/04-1/4382, от 07.04.05 по делу № Ф03-А51/05-1/531; постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.05.05 по делу
№ А82-3959/04; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.05.05 по делу № А56-20956/04.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

14. При определении окончательного срока оплаты полученного теплоснабжающей организацией газа необходимо учитывать необходимо учитывать, что значительное количество ее потребителей, население, оплачивает коммунальные платежи до 10-го числа месяца, следующего за отчетным.

Предприятие (покупатель) обратилось в арбитражный суд с иском к компании (поставщику) об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора на поставку газа, в части установления срока оплаты газа, потребленного на выработку тепла.

Истец просил утвердить следующую редакцию договора. Расчеты за поставленный газ и услуги по транспортировке производятся покупателем в таком порядке. Покупатель 1-го числа расчетного месяца оплачивает авансовым платежом 10% стоимости установленной договором величины путем выписки платежного поручения, в котором указывается номер договора, дата его заключения, стоимость газа, налоги и наименование месяца, за который производится расчет. Окончательный расчет за истекший месяц производится по сумме счета-фактуры за вычетом оплаченных сумм не позднее 10-го числа месяца, следующего за расчетным.

В обоснование своей позиции истец сослался на то, что значительную часть его абонентов (74%) составляет население, которое по Правилам предоставления коммунальных услуг производит расчеты за отпущенное тепло до десятого числа месяца, следующего за расчетным. Данное обстоятельство исключает возможность надлежащего исполнения обязательств по оплате газа в сроки, установленные в проекте договора.

Суд согласился с редакцией договора истца, поскольку значительная часть абонентов предприятия составляет население, которое по Правилам предоставления коммунальных услуг производит расчеты до десятого числа месяца, следующего за расчетным, что исключает возможность надлежащего исполнения обязательств по оплате газа в сроки, определенные поставщиком.

Кассационная инстанция согласилась с выводом суда первой инстанции по тем же основаниям (дело № Ф08-789/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 19.01.05 № Ф08-6287/04.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

15. При определении размера ответственности покупателя электроэнергии за просрочку оплаты необходимо учитывать, каким категориям потребителей ответчик перепродавал электроэнергию (коммерческим организациям, населению, бюджетным организациям).

ОАО (энергоснабжающая организация) обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию (Горэлектросетям) о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой оплаты потребленной энергии.

Решением с предприятия в пользу ОАО взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, уменьшенные на 70% со ссылкой на отсутствие вины предприятия в нарушении обязательства по оплате полученной электроэнергии, поскольку 70% его потребителей составляют население и бюджетные организации.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения не проверялись.

В кассационной жалобе ОАО указало, что суд неправомерно освободил ответчика от ответственности за нарушение обязательства, поскольку он в соответствии с уставом является коммерческой организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Кассационная инстанция отменила решение и дело направила на новое рассмотрение. В нарушение статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд не привел доказательств для подтверждения вывода и правовые основания для освобождения ответчика от ответственности в заявленном размере. Из представленных предприятием в обоснование довода об отсутствии его вины в нарушении обязательства по оплате электрической энергии доказательств трудно установить какова доля энергопотребления населения и бюджетных организаций, их задолженность, меры, предпринятые ответчиком для взыскания дебиторской задолженности.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть, что проценты, предусмотренные статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются мерой гражданско-правовой ответственности. По общему правилу лицо, нарушившее обязательство, несет ответственность при наличии вины. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Данное лицо несет ответственность независимо от вины (пункты 1 и 3 статьи 401 Кодекса).

Для правильного определения размера ответственности за просрочку оплаты отпущенной истцом электроэнергии суд должен выяснить, в какой части деятельность ответчика в спорном обязательстве являлась предпринимательской, а в какой не являлась. Необходимо установить размер долга, за просрочку уплаты которого ответчик должен нести ответственность независимо от вины, и размер долга, за просрочку уплаты которого он должен нести ответственность лишь при наличии вины.

При этом следует исходить из того, каким категориям потребителей ответчик перепродавал электроэнергию (коммерческим организациям, населению, бюджетным организациям). В частности, не может рассматриваться в качестве предпринимательской деятельность, направленная на поставку электроэнергии бюджетным организациям, получающим ее с непредпринимательской целью.

Для некоторых категорий потребителей законодательство запрещает прекращение подачи электроэнергии, тарифы на электроэнергию ограничены и не могут устанавливаться ответчиком самостоятельно. После определения размера долга, ответственность за неуплату которого может быть возложена на ответчика лишь при наличии вины, суду следовало выяснить, имеется ли его вина в просрочке уплаты долга. В частности, предпринял ли ответчик надлежащие меры по получению оплаты от своих контрагентов; имел ли он возможность без получения данной задолженности осуществить расчеты с истцом (дело № Ф08-318/05).

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 21.02.05 по делу № Ф08-340/05, от 09.06.05 по делу № 2397/05.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

16. Согласно пунктам 57, 77 Правил расчеты абонентов с организацией водопроводно-канализационного хозяйства при потреблении питьевой воды без средств измерений (приборов учета) количество израсходованной питьевой воды исчисляется по пропускной способности устройств и сооружений для присоединения к системам водоснабжения и канализации при их круглосуточном действии полным сечением и скоростью движения воды 1,2 метра в секунду. Объем водоотведения равен объему водопотребления.

МУП «Водоканал» обратилось в суд с иском к строительному управлению о взыскании стоимости услуг по водоснабжению и водоотведении.

Решением иск удовлетворен. Суд исходил из того, что факт водоснабжения строительного управления без договора и при отсутствии приборов учета (водомеров) не оспаривается ответчиком и подтверждается актами контрольного обследования последнего. Суд признал правомерным расчет задолженности стройуправления, произведенный истцом на основании пунктов 57 и 77 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.99 № 167.

Законность и обоснованность судебного акта в апелляционной инстанции не проверялись.

Кассационная инстанция признала вывод суда правильным, поскольку правоотношения сторон по отпуску питьевой воды и приему сточных вод регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре энергоснабжения и Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.99 № 167 (далее - Правила).

В силу статьи 541 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 33 Правил количество полученной питьевой воды и сброшенных сточных вод определяется абонентом в соответствии с данными учета фактического потребления питьевой воды и сброса сточных вод по показаниям средств измерений, за исключением случаев, установленных Правилами.

Согласно пункту 77 Правил расчеты абонентов с организацией водопроводно-канализационного хозяйства за потребление питьевой воды без средств измерений (приборов учета) производятся в соответствии с Правилами, а количество отпущенной питьевой воды и принятых сточных вод при этом определяется в соответствии с пунктом 57 Правил.

По смыслу пункта 57 Правил количество израсходованной питьевой воды исчисляется по пропускной способности устройств и сооружений для присоединения к системам водоснабжения и канализации при их круглосуточном действии полным сечением и скоростью движения воды 1,2 метра в секунду. Объем водоотведения равен объему вододопотребления (дело № Ф08-1812/05)

Аналогичная либо иная практика Высшего Арбитражного Суда российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Анализ писем судов округа

Письма судов Северо-Кавказского округа не содержат каких-либо замечаний или вопросов о неединообразии судебной практики окружного суда по данной категории дел.

2.3. Практика рассмотрения споров, связанных с землепользованием

1. По смыслу статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации (далее – ЗК РФ) объектом договора аренды может являться земельный участок, прошедший кадастровый учет.

Общество обратилось с иском о понуждении управления к заключению договора аренды земельного участка.

Суд первой инстанции в иске отказал на том основании, что участок не прошел кадастровый учет и не сформирован на местности, в связи с чем отсутствует возможность определить существенные условия договора аренды о площади участка с указанием его местоположения.

Кассационная инстанция согласилась с принятым решением, указав следующее. Согласно пунктам 7 и 8 статьи 36 ЗК РФ границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков, естественных границ земельного участка.

По правилам пункта 8 статьи 36 ЗК РФ на основании проекта границ земельного участка за счет лиц, обратившихся с заявлением о приобретении прав на земельный участок, устанавливаются границы земельного участка на местности и обеспечивается изготовление кадастровой карты земельного участка.

Указанная процедура сторонами не соблюдена, истец не представил доказательств установления и утверждения границ участков, на которых расположены принадлежащие ему недвижимые объекты, поэтому суд правомерно сделал вывод об отсутствии возможности заключить договор аренды участка на предложенных обществом условиях в судебном порядке (дела № Ф08-6565/04, Ф08-2303/05 и Ф08-2304/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 06.09.05 по делу № 2873/05.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.04.05 по делу № А19-20342/04-21-Ф02-1362/05-С1, от 22.07.04 по делу № А19-14037/03-48-25-Ф02-2659/04-С2, от 07.03.03 по делу № А19-10166/02-48-Ф02-491/03-С2; постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.10.03 по делу № Ф09-2946/03-ГК, от 29.12.03 № Ф09-2438/03-ГК; постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.01.05 по делу № Ф04-9450/2004, от 28.07.05 по делу № Ф04-4863/04; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 03.02.05 по делу № А57-4451/04-26; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.02.05 по делу № А56-4397/04.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

2. Действующее законодательство не предусматривает обязанности собственника земельного участка предоставить в аренду участок, не занятый недвижимым имуществом обратившегося лица.

При рассмотрении спора об обязании органа местного самоуправления заключить договор аренды земельного участка судебные инстанции установили, что на земельном участке отсутствуют объекты недвижимого имущества, принадлежащие предпринимателю.

По смыслу Земельного кодекса Российской Федерации предоставление земельного участка, не занятого недвижимостью обратившегося лица, является правом, а не обязанностью собственника участка, суд правомерно отказал предпринимателю в иске о понуждении органа местного самоуправления к заключению договора аренды земельного участка (дела № Ф08-73/05 и Ф08-93/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.05.04 по делу № А79-6095/2003-СК-2-5867; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.04.04 по делу № Ф09-928/04ГК.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

3. Арендная плата может быть определена сторонами как в денежной, так и в натуральной форме.

На основании статьи 21 Закона Российской Федерации от 11.10.91 № 1738-1 «О плате за землю» размер, условия и сроки внесения арендной платы за землю устанавливаются договором. Арендная плата может быть как в денежной, так и в натуральной форме.

Согласно статье 614 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В статье названы формы арендной платы и указано, что в договоре стороны могут установить сочетание предусмотренных в Гражданском кодексе Российской Федерации форм арендной платы или иные формы оплаты аренды.

Договором определена годовая арендная плата в виде 150 центнеров зерна и 1 116 рублей.

Арендатор в обусловленный договором срок не исполнил обязательства по передаче арендодателю пшеницы, поэтому суды правомерно удовлетворили иск арендодателя о взыскании платы за пользование земельным участком (дело № Ф08-1096/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.06.04 по делу № Ф04/3081-694/А03-2004; постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 23.08.04 по делу № А74-4595/03-К1-Ф02-3240/04-С2, от 19.06.03 по делу № А33-14124/02-С2-Ф02-1866/03-С2; постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.01.03 по делу № А 55-9194/02-42, от 09.01.01 по делу № А06-1688-16/2000; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.04.03 по делу № А56-30968/02; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.06.05 по делу № Ф09-1863/05-С6; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 16.06.05 по делу № А35-1749/03-С3, от 10.11.04 по делу № А64-996/04-6.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

4. Если договор аренды и кадастровая карта земельного участка не предусматривают его разделения на участки под застроенной территорией и другие участки, ко всей площади земельного участка должна применяться ставка, установленная для участков под застроенной территорией.

Возражая против взыскания задолженности по арендной плате, общество сослалось на необоснованное применение ко всей площади земельного участка ставки, установленной для земель под застроенной территорией. При этом общество указывало, что часть площади арендуемого земельного участка не занята постройками.

Судебные инстанции, взыскивая с общества задолженность по арендной плате, пришли к правильному выводу, что ставка, установленная для земель под застроенной территорией, подлежит применению ко всей площади арендуемого обществом участка, поскольку договор и кадастровая карта земельного участка не предусматривают его разделения на участки под застроенной территорией и другие участки (дело № Ф08-1222/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов по аналогичной ситуации не найдена.

5. Невключение в размер арендной платы стоимости потерь сельскохозяйственного производства не освобождает лицо, которому предоставлен земельный участок, от обязанности по их возмещению.

Согласно статье 58 ЗК РФ потери сельскохозяйственного производства подлежат возмещению в трехмесячный срок после принятия решения о переводе земель сельскохозяйственного назначения или земельных участков в составе таких земель в другую категорию. В случаях передачи земельных участков в аренду потери сельскохозяйственного производства учитываются при установлении арендной платы.

Как выяснили судебные инстанции, при заключении договора аренды расчет арендной платы произведен без включения стоимости потерь сельскохозяйственного производства.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что в силу пункта 3 статьи 58 ЗК РФ возмещение указанных потерь возможно только путем изменения договора аренды (включения суммы потерь в арендную плату).

Отменяя постановление апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что администрация обратилась с иском о взыскании суммы потерь сельскохозяйственного производства по истечении трех месяцев, которые в силу статьи 58 ЗК РФ предоставлены обществу для возмещения потерь. Невключение в размер арендной платы стоимости потерь сельскохозяйственного производства не является основанием для освобождения общества от исполнения обязанности по их возмещению в трехмесячный срок, поскольку о необходимости возмещения потерь и их размере общество узнало при принятии постановлений о предоставлении ему земельных участков в аренду (дело № Ф08-1250/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и федеральных арбитражных судов округов по аналогичной ситуации не найдена.

6. Изъятие земельных участков, используемых учреждениями, предприятиями и организациями системы образования, может быть произведено только при наличии согласия Министерства образования Российской Федерации (Федерального агентства по образованию).

Суд апелляционной инстанции правомерно признал недействительным постановление главы администрации об отводе предпринимателю земельного участка на территории детского сада, поскольку пунктом 8 постановления Правительства Российской Федерации 13.05.92 № 312 «О неотложных мерах по экономической и социальной защите системы образования» запрещено изъятие или изменение служебного назначения зданий и сооружений, используемых учреждениями, предприятиями и организациями системы образования, предоставленных им земельных участков, без согласования с Министерством образования Российской Федерации и Министерством науки, высшей школы и технической политики Российской Федерации (дело № Ф08-465/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 22.09.98 по делу № 2379/98.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.06.05 по делу № А43-30566/2004-13-924, от 08.05.03 по делу № А17-124/8; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа 18.05.04 по делу № Ф09-1409/04-ГК; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.09.03 по делу № А78-8570/02-С1-26/138-Ф02-2820/03-С2; постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.10.02 по делу № Ф04/3761-742/А03-2002; постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.04.02 по делу № КА-А40/2173-02, от 14.08.03 по делу № КА-А41/5384-03.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

7. Действующим законодательством не допускается ипотека земельного участка, находящегося у лица на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным отказа регистрационной службы в государственной регистрации договора ипотеки.

Кассационная инстанция признала, что суды первой и апелляционной инстанций правомерно удовлетворили заявленное требование.

Согласно пункту 3 статьи 340 ГК РФ ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части.

В силу статьи 69 Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» на принадлежащее залогодателю право постоянного пользования земельным участком, на котором находится предприятие, здание или сооружение, право залога не распространяется.

Таким образом, ипотека земельного участка допускается в случаях, когда данный участок принадлежит залогодателю на праве собственности или аренды. Если земельный участок принадлежит залогодателю на праве постоянного (бессрочного) пользования, такой земельный участок не может являться предметом залога в силу приведенной статьи Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и пункта 4 статьи 20 ЗК РФ, запрещающего гражданам и юридическим лицам распоряжаться земельными участками, принадлежащими на праве постоянного (бессрочного) пользования. В последнем случае требования пункта 3 статьи 340 ГК РФ на договор ипотеки здания или сооружения не распространяются.

В договоре ипотеки правомерно в качестве предмета договора указано только недвижимое имущество, расположенное на данном земельном участке, поэтому регистрационная служба неправомерно отказала в государственной регистрации договора ипотеки (дело № Ф08-2745/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: пункт 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пункт 17 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.01.05 № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке».

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.07.05 по делу № А19-1612/03-Ф02-3302/05-С2, от 14.07.04 по делу № Ф02-2615/04-С2; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.05.01 по делу КГ-А40/2408-01.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

8. Переход права собственности на здание к лицу, которому в силу статьи 20 ЗК РФ земельный участок не может быть предоставлен на праве постоянного (бессрочного) пользования, не означает, что земельный участок переходит на праве аренды.

Суд обоснованно отказал администрации в удовлетворении иска о взыскании с общества неосновательного обогащения за пользование земельным участком по ставкам арендной платы.

В силу пункта 1 статьи 552 ГК РФ и пункта 1 статьи 35 ЗК РФ по договору продажи здания, сооружения или иной недвижимости новому собственнику передаются права на ту часть земельного участка, которая занята этой недвижимостью и необходима для ее использования. Новый собственник приобретает право на использование земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник.

Продавец недвижимого имущества владел земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Круг лиц, имеющих право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, определен в пункте 1 статье 20 ЗК РФ, и общество к названным в нем юридическим лицам не относится.

Статья 3 Федерального закона от 25.10.01 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» предусматривает, что юридические лица, за исключением указанных в пункте 1 статьи 20 ЗК РФ, обязаны переоформить право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками на право аренды или приобрести их в собственность по своему желанию до 01.01.06 в соответствии с правилами статьи 36 ЗК РФ (дело № Ф08-1919/05).

Согласно пункту 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», если право собственности на здание, строение или иную недвижимость перешло после введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации к лицу, которое в силу пункта 1 статьи 20 ЗК РФ не может обладать земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, такому лицу до 01.01.06 надлежит по своему выбору переоформить названное право на право аренды земельного участка или приобрести его в собственность.

В соответствии со статьей 1 Закона Российской Федерации «О плате за землю» и пунктом 3 статьи 5 ЗК РФ лица, пользующиеся земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, являются плательщиками земельного налога, а не арендной платы.

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: пункт 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.05 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства».

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.02.03 по делу № А12-1204/04-С40; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.04.03 по делу № Ф09-812/03.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

9. Для регистрации права собственности Российской Федерации на земельные участки, предоставленные Вооруженным силам Российской Федерации, не требуется акта Правительства Российской Федерации, предусмотренного пунктом 2 статьи 2 Федерального закона «О разграничении государственной собственности на землю», поскольку указанные земельные участки находятся в федеральной собственности в соответствии с законом.

При рассмотрении спора о признании незаконной регистрации права собственности Российской Федерации на земельные участки судебные инстанции установили следующее.

Спорные земельные участки принадлежат на праве постоянного (бессрочного) пользования войсковой части, госпиталю и квартирно-эксплуатационной части района.

В силу статьи 17 ЗК РФ в федеральной собственности находятся земельные участки, которые признаны таковыми федеральными законами.

Согласно пункту 10 статьи 1 Федерального закона «Об обороне» земли, предоставленные Вооруженным силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, находятся в федеральной собственности.

Таким образом, в соответствии с федеральным законом спорные земельные участки находятся в федеральной собственности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона «О разграничении государственной собственности на землю» Правительство Российской Федерации принимает акт об утверждении перечней земельных участков, на которые у Российской Федерации возникает право собственности. Такой акт не требуется для регистрации права собственности Российской Федерации на земельные участки, предоставленные Вооруженным силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам (дело № Ф08-2560/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 05.04.05 по делу № 12796/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа 07.07.05 по делу № Ф09-1467/06-С67; постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.03.05 по делу № Ф04-836/2005; постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.02.05 по делу № КА-А40/13174-04, от 24.06.04 по делу № КА-А41/3839-04, от 21.01.04 по делу № КА-А40/11136-03; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 28.04.05 по делу № А06-2106/2-16/04; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.11.04 по делу № А21-7018/03-С1; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24.01.05 по делу № А68-АП-264/04.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

10. Решение о приватизации земельных участков принимают органы, принявшие решение о приватизации находящихся на этих земельных участках объектов недвижимости.

Общество обратилось в суд с иском к органу местного самоуправления о признании незаконными действий органа об отказе в выкупе земельного участка и обязании передать указанный участок в собственность обществу.

В соответствии с пунктом 14 статьи 43 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» и постановлением Правительства Российской Федерации от 07.08.02 № 576 «О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю» решение о приватизации земельных участков принимают органы, принявшие решение о приватизации находящихся на этих земельных участках объектов недвижимости. Решение о приватизации земельного участка, на котором расположены объекты недвижимости, находившиеся в федеральной собственности, принимается Министерством имущественных отношений Российской Федерации. Органы местного самоуправления могут принимать решение о приватизации только земельных участков, на которых нет объектов недвижимости, приватизированных из государственной собственности.

Поскольку общество образовалось в процессе приватизации объекта федеральной собственности, орган местного самоуправления не может быть надлежащим продавцом земельного участка (дело № Ф08-2150/05).

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановления от 01.03.05 по делам № 15250/04, 15214/04, 15033/04, от 02.11.04 по делу № 5607/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.10.04 по делу № Ф09-3957/04-ГК; постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.05.05 по делу № А33-18992/04-С2-Ф02-2158/05-С2; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.03.05 по делу № КГ-А40/1237-05; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.05 по делу № А13-14184/04-15; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 05.08.05 по делу № А08-10980/03-8; постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.06.05 по делу № А43-12798/2003-23-426; постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.03.05 по делу № Ф03-А59/04-1/4588.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

11. Земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения может быть объектом договора аренды в случае, если он выделен в счет доли в праве общей собственности с соблюдением порядка, установленного Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Суд первой инстанции признал незаключенным договор аренды земельного участка ввиду неопределенности предмета договора и обязал ответчика возвратить истцам конкретный земельный участок с определенным кадастровым номером.

Отменяя решение суда в части возврата земельного участка, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно статье 13 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» для выдела земельного участка в счет доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения участник долевой собственности обязан известить о намерении выделить земельный участок в счет доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения в письменной форме остальных участников долевой собственности или опубликовать сообщение в средствах массовой информации с указанием предполагаемого местоположения выделяемого земельного участка. В случае, если в течение месяца со дня надлежащего уведомления участников долевой собственности или опубликования сообщения не поступят возражения от участников долевой собственности, предложение о местоположении земельного участка считается согласованным.

Из названной нормы не следует, что с момента согласования местоположения земельного участка соглашение о выделе доли, предусмотренное статьей 252 ГК РФ, считается заключенным и лицо, требующее выдела, приобретает право на этот участок.

Согласно статье 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» аренда, купля-продажа или другая сделка с земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, находящимся в долевой собственности, совершается или участниками долевой собственности, или лицом, действующим на основании доверенностей, выданных ему участниками долевой собственности.

Процедура выделения земельного участка собственниками земельных долей не соблюдена. Новый объект гражданских прав – земельный участок, созданный в результате выдела, отсутствует и не может являться объектом аренды. Оснований для возврата истцам земельного участка с установленными на местности границами и определенным кадастровым номером не имеется (дело № Ф08-1760/05).

Практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдена.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.10.04 по делу № А21-3112/03-С2; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 09.03.04 по делу № А64-2016/03.

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

Вопросы арбитражных судов Северо-Кавказского округа

Вопросы Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики

Вопрос: Согласно статье 2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» при продаже земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, собственникам расположенной на них недвижимости по правилам, установленным статьей 36 ЗК РФ, стоимость таких участков определяется в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 названного Закона.

Подлежат ли применению нормы названной статьи при определении стоимости земельного участка, прилегающего к зданию и необходимого для его использования, либо стоимость такого участка определяется отдельно?

Ответ: Согласно статье 36 ЗК РФ для приобретения прав на земельный участок лицо обращается в соответствующий исполнительный орган с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением его кадастровой карты (плана).

В случае отсутствия кадастровой карты (плана) земельного участка орган местного самоуправления обеспечивает ее изготовление и утверждает проект границ земельного участка.

Границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Границы земельного участка устанавливаются с учетом красных линий, границ смежных земельных участков.

Исполнительный орган в двухнедельный срок со дня получения проекта границ земельного участка принимает решение о предоставлении этого земельного участка обратившемуся лицу. На основании проекта границ земельного участка устанавливаются его границы на местности и обеспечивается изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка.

Земля, расположенная непосредственно под объектом недвижимости, и земля, необходимая для его использования, является единым земельным участком, стоимость которого при продаже определяется в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации». Названный Федеральный закон и Земельный кодекс Российской Федерации не предусматривают различный порядок определения стоимости части земельного участка, расположенного под недвижимостью, и части земельного участка, необходимой для ее использования.

При рассмотрении вопроса о стоимости земельного участка, приобретаемого в порядке, предусмотренном статьей 36 ЗК РФ, федеральные арбитражные суды округов исходят из того, что стоимость земельного участка определяется в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации».

Противоречий в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

Вопросы Арбитражного суда Ростовской области

Вопрос: В постановлении по делу № 3934/04 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что в соответствии со статьей 37 ЗК РФ объектом купли-продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет.

Возможно ли заключение сделки с земельным участком, не прошедшим кадастровый учет и не имеющим кадастрового номера?

Вопрос задан в связи с тем, что в ответе на вопрос Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики в предыдущем обобщении практики рассмотрения споров, связанных с землепользованием, за второе полугодие 2004 г. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа не пришел к однозначному выводу о невозможности заключения сделок в отношении такого земельного участка ввиду непризнания его правового статуса как объекта гражданских прав.

В вопросе Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики было указано на наличие кадастровой карты (плана), но отсутствие кадастрового номера в самом договоре аренды. Наличие кадастровой карты предполагает проведение кадастрового учета и соответствующую индивидуализацию земельного участка как объекта права.

Поэтому дан следующий ответ: если в договоре отсутствует кадастровый номер, но в приложении к договору имеется кадастровый план, то такой договор нельзя признать незаключенным. Из этого ответа не следует, что объектом сделки может быть земельный участок, не прошедший кадастровый учет и не сформированный в установленном порядке.

Вопрос: Земельный участок прошел кадастровый учет и планируется к приватизации. Часть земельного участка расположена в водоохраной зоне. Означает ли такое наложение необходимость изменения границ земельного участка и требуется ли в связи с этим прохождение самостоятельной процедуры кадастрового учета участка, попадающего в пределы водоохраной зоны?

Ответ: Согласно пункту 5 статьи 28 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» земельный участок отчуждается в соответствии с пунктами 1 – 4 названной статьи в границах, которые определяются на основании плана земельного участка, предоставляемого покупателем и удостоверенного органом, осуществляющим деятельность по ведению государственного земельного кадастра.

В соответствии с пунктом 8 статьи 28 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» отчуждению не подлежат земельные участки в составе земель водоохранного и санитарно-защитного назначения.

Согласно пункту 1 статьи 37 ЗК РФ объектом купли-продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет.

Объектом кадастрового учета является единый земельный участок, часть которого находится в водоохраной зоне, что исключает приватизацию указанного земельного участка в целом. Земельный участок, не находящийся в водоохраной зоне, в качестве самостоятельного объекта недвижимости не существует, и возможность приватизации части земельного участка Земельным кодексом Российской Федерации и законодательством о приватизации не предусмотрена.

В соответствии со статьей 6 ЗК РФ делимым является земельный участок, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный земельный участок.

Если есть возможность выделить земельный участок, расположенный в водоохраной зоне, необходимо разделение земельного участка и кадастровый учет вновь образованных участков.

При этом следует учитывать, что в соответствии с частью 2 статьи 6 ЗК РФ при разделении не допускается изменения категории земель, должны быть соблюдены минимальные размеры земельных участков, установленные статьей 33 ЗК РФ, а также правила градостроительной деятельности.

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановления от 17.08.04 по делу № 4345/04, от 20.07.04 по делу № 3934/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.08.04 по делу № А43-14398/2003-10-556; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.08.05 по делу № Ф09-2506/05; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.11.05 по делу № А52-1812/2005.

Практика федеральных арбитражных судов округов о запрете приватизации земельных участков, расположенных в водоохраной зоне указана в предыдущем обобщении практики рассмотрения споров, связанных с землепользованием, за второе полугодие 2004 (пункт 12).

Аналогичная практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

Вопрос: Возможно ли заключение договора на долю в праве аренды земельного участка?

Ответ: В соответствии с требованиями статьи 607 ГК РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты. По смыслу статьи доли в праве в аренду передаваться не могут, поэтому такой объект аренды, как доля в праве аренды земельного участка, не соответствует требованиями статьи 607 ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 36 ЗК РФ в случае, если здание (помещение в нем), находящееся на неделимом земельном участке, принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора, если иное не предусмотрено Кодексом, федеральными законами.

Другой порядок приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, в настоящее время законодательством не установлен, что исключает использование иных способов оформления прав на такие земельные участки.

Если земельный участок является неделимым, а находящиеся на нем строения и сооружения принадлежат разным собственникам, то обязательным условием приобретения каждым из них права пользования землей является заключение договора аренды с множественностью лиц на стороне арендатора.

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановления от 01.07.03 по делу № 12168/02, от 20.05.03 по делу № 197/03.

Практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 18.05.04 по делу № 1990/04, от 07.12.04 по делу № Ф08-5723/04, от 28.09.05 по делу № Ф08-3820/05.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.12.04 по делу № А56-50027/03; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.07.04 по делу № Ф09-2269/04; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.03.04 по делу № КГ-А40/1255/04; постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 12.09.03 по делу № Ф03-А51/03-1/2246; постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.08.05 по делу № А11-8655/2004-К1-5/313; постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 28.11.03 по делу № А14-9644-02/28911.

Практика других федеральных арбитражных судов округов не найдена.

Противоречий в практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и федеральных арбитражных судов округов не выявлено.

2.4. Практика рассмотрения споров, вытекающих из обязательств по возмещению предприятиям расходов, связанных с предоставлением льгот гражданам

В первом полугодии 2005 г. рассмотрено 32 дела по спорам, вытекающим из обязательств по возмещению предприятиям расходов, связанных с предоставлением льгот гражданам. По 21 делу судебные акты оставлены без изменения, по 11 делам – отменены с направлением на новое рассмотрение.

1. Условия договоров о возмещении министерством труда и социальной защиты населения расходов, связанных с предоставлением льгот, в пределах бюджетного финансирования, являются действительными.

Предприятие обратилось в арбитражный суд к Министерству труда и социального развития Республики Ингушетия (далее – министерство) с иском о признании недействительными договоров на возмещение выпадающих доходов в части их компенсации в пределах бюджетного финансирования.

Оставляя в силе судебные акты, которыми отказано в удовлетворении заявленных требований, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Правоотношения, возникающие между организациями, предоставляющими услуги получателям льгот, и уполномоченными государством органами, производящими выплаты, являются бюджетно-финансовыми и относятся к публичным.

Министерство, по поручению государства принявшее на себя гражданско-правовое обязательство по оплате льготных услуг по перевозке, не является распорядителем бюджетных средств, оно финансируется из республиканского бюджета и не имеет собственных денежных средств для погашения долга перед предприятием.

Как следует из постановления Правительства Российской Федерации от 14.12.2000 № 946 «О порядке возмещения в 2000 году транспортным организациям расходов, связанных с реализацией ветеранами льгот по оплате проезда на железнодорожном, воздушном, водном или междугородном автомобильном транспорте межобластных, межкраевых и межреспубликанских маршрутов», министерство не является финансирующим органом. Оно выполняет функции по согласованию численности льготных категорий граждан, проверке обоснованности расчетов размера выпадающих доходов и обязано по мере поступления бюджетных средств производить возмещение расходов предприятия на предоставление льгот за перевозку на основании выставленных счетов, актов сверок и копий документов, подтверждающих факт предоставления льгот.

Кроме того, отсутствие бюджетного финансирования на возмещение затрат при наличии доказательств фактического предоставления льгот не может являться основанием для неисполнения обязанности по их возмещению. Законом предусмотрен учет соответствующих затрат во взаимоотношениях с вышестоящими бюджетами.

В письме Министерства финансов Российской Федерации от 04.04.02 № 10-02-10 разъяснен порядок подачи заявок на дополнительное выделение субвенций. К письму приложен образец заявки, в которой, в частности, отражается кредиторская задолженность по выплатам (дело № Ф08-1979/05).

Практики не найдено.

2. Отсутствие договора между лицом, предоставляющим льготы, и уполномоченным органом не является основанием для отказа в удовлетворении требования о возмещении выпадающих доходов.

ТСЖ обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству финансов Ростовской области и Министерству финансов Российской Федерации о возмещении расходов, связанных с предоставлением гражданам льгот по оплате коммунальных услуг в 2003 г.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в иске отказано, поскольку товариществом не соблюден действующий в Ростовской области порядок возмещения затрат, связанных с предоставлением льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг отдельным категориям граждан: не заключен договор с учреждением социальной защиты населения.

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

В 2003 г. товарищество осуществляло прием коммунальных платежей от собственников квартир – членов товарищества и перечисляло полученные суммы организациям-поставщикам коммунальных услуг. При этом от собственников квартир товарищество получало оплату с учетом льгот по оплате коммунальных услуг, предоставленных в соответствии с федеральными законами «О ветеранах» и «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», а поставщикам коммунальных услуг товарищество производило в полном объеме за счет своих средств по тарифам без учета льгот. В связи с этим у товарищества возникли убытки в виде сумм, уплаченных поставщикам коммунальных услуг сверх сумм, полученных от членов товарищества.

Рассматривая спор, судебные инстанции установили, что в силу сложившихся отношений истец может быть отнесен к получателям субсидий по возмещению выпадающих доходов при соблюдении порядка возмещения и финансирования расходов, связанных с предоставлением льгот жителям Ростовской области, предусмотренных федеральными законами «О ветеранах» и «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Право товарищества на компенсацию понесенных расходов предусмотрено статьей 19 Федерального закона от 15.06.96 № 72-ФЗ «О товариществах собственников жилья». Для подтверждения факта предоставления предусмотренных федеральными законами льгот и их размера товарищество предоставило в дело список льготников, составленный учреждением социальной защиты населения, которым в спорный период фактически предоставлена льгота по оплате коммунальных платежей (с расчетом суммы льготы по каждому включенному в список лицу), а также акты сверки взаимных расчетов с поставщиками коммунальных услуг, подтверждающие отсутствие задолженности по коммунальным платежам за спорный период.

Ответчик не оспорил размер фактических затрат истца.

Спор по поводу численности льготников, являющихся собственниками жилья в товариществе, между сторонами отсутствует. Факт предоставления льгот также не оспаривается. Право на компенсацию расходов лица, предоставившего льготы, предусмотрено законодательством.

При указанных обстоятельствах судебные инстанции необоснованно отказали товариществу в удовлетворении заявленных требований в связи с отсутствием договора с управлением социальной защиты населения (дело № Ф08-1278/05).

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 28.02.05 по делу № Ф08-529/05, от 15.07.04 № Ф08-3019/04, от 15.12.03 по делу № Ф08-4775/03.

Аналогичная практика иных федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.09.05 по делу № А11-12383/2004-К1-6/726, от 15.08.05 по делу № А28-22467/2004-686/25, от 05.07.05 по делу № А29-9901/2004-3э; постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.02.04 по делу № Ф03-А51/04-1/181, от 07.12.99 по делу
№ Ф03-А04/99-1/1715; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 01.07.03 по делу № КГ-А41/3687-03; постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.06.04 по делу № А05-9626/03-23, от 26.04.04 по делу № А05-2796/03-117/23; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.11.03 по делу № Ф09-778/03-ГК; постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.05.05 по делу № А54-4327/03-С2, от 30.08.04 по делу № А54-4327/03-С2.

Противоположная практика не выявлена.

3 Расходы, понесенные водоканалом в связи с предоставлением льгот по оплате услуг по водоснабжению и водоотведению, не зависят от момента оплаты потребителями-льготниками оказанных услуг.

Водоканал обратился с иском о взыскании расходов, связанных с предоставлением гражданам льгот по оплате за водоснабжение и водоотведение.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что водоканал не подтвердил документально свои фактические затраты по предоставлению льгот гражданам, не предоставил первичные документы – квитанции на оплату услуг.

Кассационная инстанция отменила судебный акт и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В обоснование заявленных требований и расчета суммы иска водоканал предоставил акты сверок с управлением соцзащиты, счета-фактуры, согласованные с управлением соцзащиты, реестры граждан, пользующихся льготой, с указанием номеров удостоверений, дающих право на льготу, адресов, сумм к возмещению, а также карточки учета водопотребления на каждого льготника. Документы подписаны управлением соцзащиты, которое не оспаривает зафиксированные в них сведения.

Расчет стоимости оказываемых льготникам услуг по водоснабжению и водоотведению основывается на поставленном количестве воды и принятых стоках, исходя из нормативов потребления, утвержденных советом города.

Особенностью энергоснабжения (в том числе водоснабжения и водоотведения) является невозможность перерыва потребления. Согласно Правилам предоставления коммунальных услуг, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26.09.94 № 1099, основным параметром качества предоставляемых услуг водоснабжения и канализации является их непрерывность.

Следовательно, факт оказания услуг водоснабжения и водоотведения не связан с фактом оплаты этих услуг потребителями, не определяется им. Факт несения водоканалом расходов, связанных с предоставлением льгот по оплате услуг по водоснабжению и водоотведению, не зависит от момента оплаты потребителями-льготниками оказанных услуг (дело № Ф08-2155/05).

Практики не найдено.

Вопросы определения уровня бюджета, за счет которого должно призводиться возмещение расходов, связанных с предоставлением льгот

На семинаре-совещании судей Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа 07.06.02 рассматривался вопрос: Кто будет является надлежащим ответчиком по спорам о взыскании задолженности в пользу организаций, оказывающих работы (услуги) населению по льготным ценам, – органы местного самоуправления или соответствующие финансовые органы?

Выработан следующий вариант ответа: при определении надлежащего ответчика по спорам о взыскании задолженности в пользу организаций, оказывающих услуги (работы) населению по льготным ценам, необходимо руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В пункте 12 постановления указано: «В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа».

При разрешении споров рассматриваемой категории дел обязательно исследуются вопросы определения уровня бюджета, за счет которого возмещаются расходы организации, оказывающей услуги населению по льготным ценам, и объемы фактически осуществленного финансирования.

Установление данных обстоятельств зависит от федерального закона либо иного нормативного акта, на основании которого предоставляется льгота, вида льготы, законодательно определенного порядка возмещения указанных расходов (например, непосредственного из федерального бюджета или из бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов с последующим возмещением за счет средств федерального бюджета, если льгота предоставлена на основании федерального законодательства), достаточности выделенных денежных средств, наличия доказательств их целевого использования, иных обстоятельств.

4. Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства использования по целевому назначению денежных средств, которые выделены из федерального бюджета на финансирование расходов, связанных с предоставлением льгот по оплате услуг водоснабжения в соответствии с Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», обязанность по возмещению указанных расходов не может быть возложена на федеральный бюджет.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к управлению труда и социальной защиты населения, Министерству финансов Российской Федерации, Министерству финансов Ставропольского края о взыскании компенсации выпадающих доходов (убытков) в связи с предоставлением проживающим на территории края гражданам льгот по оплате услуг водоснабжения в соответствии с Законом Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» за период с января по ноябрь 2004 г.

Решением иск удовлетворен за счет Министерства финансов Российской Федерации.

Отменяя судебный акт и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Согласно пункту «ж» статьи 16 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» реабилитированные лица и совместно проживающие с ними члены их семей имеют право на снижение размеров оплаты жилой площади и коммунальных услуг на 50% в пределах норм, предусмотренных законодательством. В силу статьи 17 Закона порядок выплаты денежных компенсаций, их перерасчета, предоставления льгот, возврата конфискованного имущества или возмещения его стоимости, порядок восстановления других прав реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, устанавливается специальными положениями, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

В соответствии с Положением о порядке предоставления льгот реабилитируемым лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 03.05.94 № 419, расходы, связанные с предоставлением льгот таким лицам, подлежат компенсации за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов с последующим возмещением понесенных расходов из федерального бюджета.

Таким образом, обязанность по выплате компенсаций возникает у бюджета субъекта Российской Федерации опосредованно через соответствующие органы местного самоуправления.

Министерство финансов Ставропольского края не предоставило доказательств невозможности соблюдения порядка, установленного постановлением Правительства Российской Федерации от 03.05.94 № 419. Суд не оценил данное обстоятельство.

При рассмотрении спора суду следует проверить соблюдение Министерством финансов Ставропольского края приказа Министерства финансов Российской Федерации от 18.12.03 № 116н «Об утверждении Порядка исполнения сводной бюджетной росписи федерального бюджета на 2004 год и внесения изменений в нее».

В силу пункта 1.2 Порядка финансирования в 2004 году расходов, связанных с фактической реализацией Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», утвержденного приказом Министерства финансов Ставропольского края и Министерства труда и социальной защиты населения Ставропольского края от 17.02.04, финансирование расходов, связанных с реализацией указанного Закона, производится за счет средств краевого бюджета с последующей компенсацией соответствующих затрат за счет средств федерального бюджета в пределах ассигнований, предусмотренных на эти цели в Фонде компенсаций на 2004 год.

Указанный пункт не изменяет смысла Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» и Положения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.05.94 № 419, в которых не предусмотрено, что возмещение расходов предприятий ограничено размером ежегодного ассигнования из Фонда компенсаций.

Согласно статье 85 Бюджетного кодекса Российской Федерации обеспечение социальной защиты населения относится к числу расходов, совместно финансируемых из федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований. Распределение и закрепление указанных расходов между бюджетами разных уровней производятся по согласованию органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, утверждаются соответствующими законами о бюджетах либо по согласованию органа государственной власти субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления, расположенных на территории данного субъекта Российской Федерации. Порядок финансирования и передачи материальных ресурсов для реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» установлен Правительством Российской Федерации в постановлении от 03.05.94 № 419.

Как следует из материалов дела, в бюджет Ставропольского края из федерального бюджета для исполнения Закона на 2004 год выделено 24 106 тыс. рублей. По утверждению Министерства финансов Ставропольского края, указанные средства в полном объеме переданы предприятиям в возмещение расходов коммунальных организаций.

В дело не предоставлены доказательства фактического целевого использования Ставропольским краем полученных из федеральной казны денежных средств и их недостаточного выделения краю из федерального бюджета.

Министерством финансов Ставропольского края при рассмотрении спора поставлен вопрос об изменении установленного порядка компенсации расходов предприятий и о возможности возложения ответственности на субъект Российской Федерации только в случае фактического выделения средств из Фонда компенсаций, а не последующего возмещения расходов, как это предусмотрено в постановлении Правительства Российской Федерации от 03.05.94 № 419. Суд не проверил, какие меры приняты субъектом Российской Федерации для урегулирования с бюджетом Российской Федерации вопроса об авансировании денежных средств, предназначенных для выплаты расходов предприятиям, предоставившим льготы.

В силу статей 1, 3.1, 5, 21, 23 Федерального закона от 06.10.99 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» органы государственной власти субъектов Российской Федерации несут ответственность за нарушение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также обеспечивают соответствие Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам принимаемых (принятых) ими конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов и осуществляемой ими деятельности.

Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляет законодательное регулирование по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации участвует в проведении единой государственной политики, в том числе в области социального обеспечения.

Федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации на исполнительные органы государственной власти субъекта Российской Федерации может быть возложено осуществление отдельных полномочий по предметам ведения Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.05.94 № 419 на субъекты Российской Федерации возложена обязанность компенсировать расходы, связанные с реализацией Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», с последующим возмещением затрат из средств федерального бюджета.

Межбюджетные отношения Российской Федерации и Ставропольского края предметом рассматриваемого спора не являются. В компетенцию арбитражного суда не входит изменение порядка компенсации расходов, утвержденного Правительством Российской Федерации и обязательного для всех субъектов Российской Федерации.

Для взыскания убытков предприятия с казны Российской Федерации необходимо установить недостаточность фактически полученных целевых средств, бездействие Министерства финансов Российской Федерации либо его уклонение от компенсации расходов субъекта Российской Федерации, а также невозможность возмещения предприятию понесенных расходов в порядке, предусмотренном действующими нормативными актами (дело № Ф08-1749/05).

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления от 08.09.05 по делу № Ф08-4129/05, от 17.08.05 по делу
№ Ф08-3569/05: доказательства недостаточного финансирования из федерального бюджета и доказательства целевого использования денежных средств не предоставлены, от 24.01.05 по делу № Ф08-6629/04, от 28.04.05 по делу № Ф08-1568/05, от 14.04.05 по делу № Ф08-1316/05, постановление от 23.05.05 по делу № Ф08-1749/05;

Аналогичная практика иных федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.09.05 по делу № Ф03-А51/05-1/2675 (суд удовлетворил заявленные требования за счет средств местного бюджета, исходя из того, что только часть выделенных из бюджета субъекта Российской Федерации денежных средств направлена на возмещение расходов предприятия); постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 24.03.04 по делу № А14-4037-03/150/31 (в материалах дела отсутствуют доказательства целевого использования органами местного самоуправления выделенных из бюджета субъекта Российской Федерации денежных средств, поэтому суд необоснованно отказал в иске к данному ответчику); постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.02.05 по делу № А31-108/18; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.04.04 по делу № Ф09-1218/04-ГК.

Проблемным в практике Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа и иных федеральных арбитражных судов округов является вопрос о порядке возмещения расходов, связанных с предоставлением льгот в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Указанный Закон не определяет уровень бюджета, из которого должно происходить возмещение расходов организаций, связанных с предоставлением льгот. В силу постановления Правительства Российской Федерации от 14.07.01 № 536 (с изменениями от 14.02.04) «О порядке предоставления и расходования в 2001 году средств Фонда компенсаций на реализацию федеральных законов "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" и "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей"» (действие Порядка продлено на 2001 – 2004 гг.) источником финансирования является Фонд компенсаций.

При рассмотрении данной категории споров Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа исходит из следующего.

5. Льгота по оплате услуг водоснабжения предоставляется членам семей граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании выпадающих доходов в связи с предоставлением льгот по оплате услуг водоснабжения в ноябре – декабре 2002 г. в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, иск удовлетворен частично.

Управление обратилась с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить, в иске предприятию отказать. По мнению заявителя жалобы, суд неправильно применил пункт 4 статьи 14 Федерального закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Из буквального смысла нормы следует, что льготы предоставляются только самому чернобыльцу и не распространяются на членов его семьи. При определении групп населения, имеющих право на льготы, необходимо руководствоваться Правилами предоставления льгот по оплате жилья, коммунальных услуг и услуг связи гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 12.07.02 № 522), регулирующими аналогичные отношения, так как порядок предоставления льгот в законодательном порядке не урегулирован.

Оставляя в силе судебные акты и отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 4 статьи 14 Федерального закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» гражданам, указанным в пунктах 1 и 2 части 1 статьи 3 Закона, гарантируется оплата занимаемой общей площади в домах государственного и муниципального фондов, а также приватизированных жилых помещениях (в пределах норм, предусмотренных действующим законодательством), в том числе и членам их семей, проживающим с ними, в размере 50% квартирной платы, исчисленной по ставкам, установленным для рабочих и служащих, а также предоставление скидки в размере 50% с установленной платы за пользование телефоном, радио, коллективными телевизионными антеннами (кроме спутниковых) и за их установку, за пользование отоплением, водопроводом, газом и электроэнергией, а проживающим в домах, не имеющим центрального отопления, –предоставление скидки в размере 50% со стоимости топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населения, включая транспортные расходы.

На основе изложенной указанной нормы судебные инстанции сделали правильный вывод, что ее действие в части предоставления льгот по оплате услуг водоснабжения распространяется и на членов семей граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Суд обоснованно отклонил довод ответчиков о том, что спорные правоотношения регулируются Федеральным законом от 10.01.02 № 2-ФЗ «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» и Правилами предоставления льгот по оплате жилья, коммунальных услуг и услуг связи гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 12.07.02 № 522 «О предоставлении льгот по оплате жилья, коммунальных услуг и связи гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне».

В соответствии с пунктом 2 указанных Правил гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, предоставляется скидка в размере 50 % на оплату коммунальных услуг, в том числе по водопотреблению. Совместно проживающие с ними членам их семей имеют только 50% скидку по квартплате.

В данном случае аналогия закона не может применяться, поскольку названный Закон имеет самостоятельный объект регулирования и на спорные правоотношения его действие не распространяется.

Суд обоснованно указал, что разрешение возникших трудностей толкования приведенных норм правовых актов относится к исключительному ведению Российской Федерации, а не органов исполнительной власти краевого и районного уровней. На момент рассмотрения иска изменений, дополнений или иного толкования пункта 4 статьи 14 Федерального закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не имеется, следовательно, все неустранимые сомнения, противоречия и неясности Закона подлежат толкованию в пользу граждан (дело № Ф08-6589/05).

Приведенная позиция соответствует подходу, выработанному на семинаре-совещании судей Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа 12.03.04.

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 13.07.05 по делу № Ф08-2996/05.

Аналогичная практика иных федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 02.11.04
по делу № А57-14450/03-2, от 29.04 – 05.05.04 по делу № А57-8241/03-19, от 27.01.04 по делу № А57-314/03-2, от 13.01.04 по делу № А57-6427/02-3, от 27.03.03 по делу
№ А57-4503/02-27; постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.09.05 по делу № А66-11061/2004, от 12.09.05 по делу № А26-791/2005-14.

Противоречий в практике не выявлено.

Вопросы арбитражных судов Северо-Кавказского округа

Вопросы Арбитражного суда Республики Адыгея

Вопрос: Как должен решаться вопрос о возмещении расходов, связанных с предоставлением льгот, если льгота предоставлена ошибочно.

Не ясна редакция вопроса.

Вопрос: Возможно ли взыскание (возмещение) льгот за счет средств бюджета, если возмещение льгот увязывается с поступлением денежных средств из городского бюджета, а средства не поступали?

Ответ: Отвечая на данный вопрос, мы исходили из того, что иск заявлен к финансовым органам муниципального образования, льгота предоставлена на основании акта органа местного самоуправления и возмещение должно производиться за счет местного бюджета.

При рассмотрении данной категории споров Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа придерживается позиции, отраженной в тематическом обобщении практики рассмотрения арбитражными судами споров с применением бюджетного законодательства за первое полугодие 2002 г. Расходы организаций по предоставлению услуг (работ) отдельным категориям граждан по льготным ценам возмещаются за счет средств соответствующего бюджета, несмотря на отсутствие средств в плане финансирования. Суд кассационной инстанции исходит из того, что право на возмещение таких расходов предусмотрено законом, поэтому отсутствие бюджетного финансирования не может являться основанием для отказа в иске.

В письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.12.04
№ С5-7/СМП-1562 арбитражным судам предложено учесть решение Европейского суда от 16.09.04, в котором указано, что отсутствие бюджетного финансирования не может служить основанием для не исполнения обязательств государства; муниципальные органы являются органами государственной власти, в том смысле, что они действуют на основании публичного права и осуществляют государственные функции. Ссылки на отсутствие бюджетного финансирования являются доказательством отсутствия в государстве средств эффективной защиты и нарушением пункта 1 статьи 6 Европейской конвенции.

Вопрос Арбитражного суда Ростовской области

Вопрос: При решении вопроса о правомерности предоставления льготы отдельному гражданину и размере (в случае наличия таковой) произведенной им оплаты необходимо ли исследовать документы, подтверждающие частичную оплату гражданами-льготниками, по каждому делу или данные документы должны являться предметом исследования суда только при возникновении разногласий?

Ответ: При разрешении данной категории споров Федеральный арбитражный суд исходит из того, что первичная документация, подтверждающая факт оказания услуг и их объем, должна быть представлена в материалы дела и исследована арбитражным судом. Определение расходов, связанных с предоставлением льгот, расчетным путем не допустимо. Вместе с тем отсутствие доказательств частичной оплаты гражданами предоставленных услуг не является безусловным основанием для отказа в иске о возмещении выпадающих доходов при наличии иных доказательств, подтверждающих факт оказания услуг и их объем (см. выводы 3, 4 обобщения).

Судебная коллегия по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений

3.1. Практика рассмотрения споров о взыскании страховых взносов
в Пенсионный фонд Российской Федерации

Проведенный за первое полугодие 2005 г. анализ споров, связанных со взысканием страховых взносов, показал, что общее количество дел данной категории составило 49.

Отменены судебные акты по 29 делам, в том числе 20 - направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, 19 – оставлено без изменения.

1. Согласно нормам статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации при неисполнении требования заявление о взыскании может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока его исполнения. Шестимесячный срок, установленный данной статьей, является пресекательным. Если он пропущен, арбитражный суд отказывает в удовлетворении заявления.

По делу № Ф08-2718/05-1102А учреждение пенсионного фонда обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с акционерного общества задолженности по страховым взносам и пеням.

Решением суда в удовлетворении заявления отказано по мотиву пропуска срока для обращения в суд с заявлением о взыскании недоимки, установленного статьей 48 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебный акт первой инстанции, указав следующее.

Пунктом 2 статьи 25 Закона № 167-ФЗ установлено, что взыскание недоимки по страховым взносам и пеням осуществляется органами Пенсионного фонда Российской Федерации в судебном порядке.

В силу статьи 2 данного Закона правоотношения, связанные с уплатой страховых взносов, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством о налогах и сборах, если иное не предусмотрено этим Законом.

Закон № 167-ФЗ не регламентирует порядок взыскания недоимки и пеней, за исключением установления судебного порядка их взыскания.

Следовательно, в указанных случаях, определяя порядок и сроки обращения в суд для взыскания недоимки и пеней по обязательным платежам, пенсионный фонд должен руководствоваться нормами Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 70 Налогового кодекса Российской Федерации при неуплате плательщиком взноса в установленный срок требование об уплате недоимки должно быть направлено ему не позднее трех месяцев после наступления установленного законодательством срока уплаты.

Согласно нормам статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации при неисполнении требования заявление о взыскании может быть подано в суд в течение шести месяцев после истечения срока его исполнения.

Шестимесячный срок, установленный данной статьей, является пресекательным, то есть не подлежащим восстановлению. В случае его пропуска арбитражный суд отказывает в удовлетворении требований.

Несоблюдение уполномоченным органом сроков направления требования не влечет изменение порядка исчисления срока для обращения в суд с заявлением о взыскании недоимки и пеней по страховым взносам.

Аналогичные выводы сделаны судом кассационной инстанции при рассмотрении дел № Ф08-2676/05-1079А, Ф08-2678/05-1093А, Ф08-2716/05-1101А, Ф08-2735/05-1126А, Ф08-2646/05-1071А, Ф08-2648/05-1070А, Ф08-2658/05-1072А, Ф08-2136/05-952А,
Ф08-2226/05-1053А, Ф08-2236/05-1054А, Ф08-2261/05-1055А, Ф08-1252/05-534,
Ф08-2732/05-1133А, Ф08-1172/05-668А, Ф08-1748/05-720А, Ф08-2088/05-849А,
Ф08-1292/05-708А.

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.06.05 по делу
№ А31-9366/21, от 30.08.05 по делу № А82-9755/04-14; постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.03.05 № Ф03-А73/05-2/312; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.06.05
№ А56-49899/04.

Противоречий в судебной практике не выявлено.

2. Неправильное указание в платежном поручении кода бюджетной классификации не является основанием для начисления задолженности.

По делу № Ф08-1838/05-754А управление пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с предпринимателя недоимки по страховым взносам.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано, поскольку факт уплаты страховых платежей подтверждается материалами дела, неправильное указание кода бюджетной классификации при перечислении страховых взносов не является основанием для начисления задолженности.

Суд кассационной инстанции согласился с данным выводом и не принял довод пенсионного фонда о том, что коды бюджетной классификации, в соответствии с которыми уплачены страховые взносы, являются кодами для уплаты взносов на обязательное пенсионное страхование для лиц, производящих выплаты физическим лицам.

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не обнаружено.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановление от 07.10.04 по делу № Ф08-4717/2004-1785А.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.01.04 по делу
№ Ф03-А04/03-2/3402; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.07.05 по делу № КА-А40/6477-05; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.03.05 по делу № А56-25724/04; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.08.05 по делу № Ф09-3575/05-С1.

Противоречий в судебной практике применительно к спорам о взыскании страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации не выявлено.

3. Платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства, относятся к текущим платежам.

По делам № Ф08-2106/05-850А и Ф08-2096/05-851А управление пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с производственного кооператива недоимки и пеней по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.

Определением суда заявление оставлено без рассмотрения, поскольку заявленные требования должны быть рассмотрены в деле о банкротстве, возбужденном в отношении заинтересованного лица.

Кассационная инстанция отменила определения суда об оставлении заявления без рассмотрения и направила дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, так как срок уплаты взыскиваемой суммы наступил после возбуждения дела о банкротстве страхователя (в период внешнего управления). Согласно пункту 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.04 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"» требования органов, в чью компетенцию в силу законодательства входит взимание и взыскание соответствующих сумм платежей по обязательным платежам, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства (текущие платежи), подлежат удовлетворению в установленном законодательством порядке, то есть вне рамок дела о банкротстве.

По делу № Ф08-1128/05 кассационная инстанция отменила решение о взыскании задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование и оставила заявление без рассмотрения. Требование возникло до введения процедуры наблюдения и в силу пункта 4 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должно быть рассмотрено в порядке, установленном Федеральным Законом
«О несостоятельности (банкротстве)», поскольку согласно статье 63 Закона требования о взыскании обязательных платежей, срок исполнения которых наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного законом порядка предъявления требований.

Аналогичная практика Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: постановление от 24.08.04 № 5754/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.08.05 по делу
№ Ф03-А16/05-2/2568; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 31.05.05 по делу № А55-16697/04-6; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.03.05 по делу № А56-37367/04.

Противоречий в судебной практике не выявлено.

4. Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не являются составной частью единого социального налога, поэтому действие статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающей льготу по уплате единого социального налога, на уплату страховых взносов в пенсионный фонд не распространяется.

Управление пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью недоимки по уплате страховых взносов и пеней.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд сослался на акт налоговой проверки, в котором указано на правомерное применение обществом льготы по уплате единого социального налога, предусмотренной подпунктами 2 и 3 пункта 1 статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации. Исходя из этого, суд сделал вывод об отсутствии у заинтересованного лица задолженности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал следующее.

Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не отвечают понятию налога, закрепленному в статье 8 Налогового кодекса Российской Федерации.

На основании норм Закона № 167-ФЗ и принятого позднее Федерального закона
от 31.12.01 № 198-ФЗ «О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах» (далее – Закон № 198-ФЗ) страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не являются составной частью единого социального налога.

Поэтому действие статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающей льготу по уплате единого социального налога, на уплату страховых взносов в пенсионный фонд не распространяется.

Дело направлено на новое рассмотрение для проверки правильности расчета задолженности по уплате страховых взносов и пеней за просрочку уплаты.

Аналогичные выводы суд кассационной инстанции сделал при рассмотрении дела
№ Ф08-2307/05-1017А.

Указанная правовая позиция основана на положениях пункта 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.08.04
№ 79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании».

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 24.05.04 по делу
№ Ф03-А51/04-2/1003; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.01.04 по делу № КА-А40/10968-03; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.04.03 по делу № А26-6762/02-27; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.12.03 по делу № Ф09-4300/03-АК.

Противоречий в судебной практике не выявлено.

5. При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате страховых взносов в пенсионный фонд не возникает.

По делу № Ф08-1147/05-492А управление пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с ГУП «Краснодаравтотранс» недоимки по страховым взносам и пеням. Суд произвел замену заинтересованного лица на ГУП «Ленинградское ПАТП».

Решением суда с ГУП «Ленинградское ПАТП» взыскана недоимка по страховым взносам и пеням. Взыскивая задолженность с указанного предприятия, суд исходил из того, что данное предприятие не исполнило в полном объеме обязанность по уплате страховых взносов.

Рассматривая дело, суд кассационной инстанции пришел к выводу о несоответствии данного вывода законодательству, указав следующее.

В соответствии с постановлением главы администрации Краснодарского края
ГУП «Краснодаравтотранс» реорганизовано в форме выделения из его состава филиалов и создания на их базе государственных предприятий автомобильного транспорта Краснодарского края. ГУП «Ленинградское ПАТП» также выделено из состава
ГУП «Краснодаравтотранс» и зарегистрировано в качестве юридического лица.

Суд произвел замену заинтересованного лица на ГУП «Ленинградское ПАТП» на основании того, что в результате реорганизации ГУП «Краснодаравтотранс» в форме выделения ГУП «Ленинградское ПАТП» стало его правопреемником.

Однако суд не учел, что вопросы исполнения обязанности по уплате налогов и сборов при реорганизации юридического лица урегулированы статьей 50 Налогового кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 8 названной статьи при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате налогов не возникает.

Аналогичная практика Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа: постановления № Ф08-5859/04 и Ф08-6573/04.

Аналогичная практика федеральных арбитражных судов округов: постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.12.04 по делу
№ А29-2482/2004-4э, от 03.08.04 по делу № А79-704/2004-СК1-637; постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19.03.03 по делу
№ Ф04/1162-316/А45-2003, от 05.08.02 по делу № Ф04/2633-814/А27-2002; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23.12.04 по делу
№ КА-А40/11879-04; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.02.03 по делу № А56-9733/02.

Практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдено.

Противоречий в судебной практике не выявлено.

6. Выплата пеней за несвоевременную уплату страховых взносов является обязанностью страхователя, установленной законом.

По делу № Ф08-1576/05-657А управление пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с акционерного общества задолженности по уплате страховых взносов и пеней за их несвоевременную уплату.

Решением суда в части требования о взыскании пеней производство по делу прекращено со ссылкой на пункт 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Прекращая производство по делу в связи с отказом заявителя от требования о взыскании пеней, суд пришел к выводу, что отказ не противоречит закону.

Отменяя судебный акт в части прекращения производства по делу, суд кассационной инстанции указал, что вывод суда, согласно которому отказ управления пенсионного фонда от заявления в части взыскания пеней не противоречит закону, является ошибочным.

В силу статьи 26 Закона № 167-ФЗ исполнение обязанности по уплате страховых взносов обеспечивается пенями. Пенями признается установленная данной статьей денежная сумма, которую страхователь должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм страховых взносов в более поздние сроки по сравнению с установленными Федеральным законом сроки. Сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм страховых взносов и независимо от применения мер ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании. Сумма пеней уплачивается одновременно с уплатой сумм страховых взносов или после уплаты таких сумм в полном объеме.

В соответствии с частью 3 статьи 2 Закона № 167-ФЗ правоотношения, связанные с уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируется законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, если иное не предусмотрено данным Законом.

Согласно статье 75 Налогового кодекса Российской Федерации пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние сроки по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.96 № 20-П пеня за несвоевременную уплату налога является компенсацией потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок в случае задержки уплаты налога.

Исходя из анализа изложенных правовых норм, пеня за неуплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации имеет ту же правовую природу, что и пеня за неуплату налога, то есть носит компенсационный характер. Выплата пеней за несвоевременную уплату страховых взносов является обязанностью страхователя, установленной законом.

Практики Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, федеральных арбитражных судов округов и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не найдено.

При рассмотрении дел № Ф08-718/05-277А, Ф08-351/050425А, Ф08-547/05-234А, Ф08-351/05-425А, Ф08-1761/05-870А, Ф08-6502/04-2486А суд не проверил наличие у физического лица (заинтересованного лица по делу) в период, за который начислены страховые взносы, статуса индивидуального предпринимателя, с которым законодатель связывает обязанность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде фиксированного платежа.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать