Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Пленумы судов / Обзор практики рассмотрения дел, связанных с применением таможенного законодательства

Обзор практики рассмотрения дел, связанных с применением таможенного законодательства

29.03.2010  

Четырнадцатым арбитражным апелляционным судом проведено обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением таможенного законодательства за 2008 год и 1 квартал 2009 года. При обобщении проанализировано 138 дел, прошедших стадию апелляционного обжалования.

Судом апелляционной инстанции отменено и изменено 14 судебных актов (10,1%), что ниже среднего показателя по суду в целом (14,8%). В 78% случаев основаниями для изменения или отмены судебных актов послужили нарушение судом первой инстанции норм материального права (6 дел) и несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела (5 дел).

В кассационном порядке обжаловано 72 постановления или 52,2% от количества рассмотренных в апелляционном порядке дел данной категории, что выше среднего показателя по суду в целом.

Кассационной коллегией отменены и изменены 13 судебных актов.

Наибольшее количество изученных дел (70,0%) связано с оспариванием ненормативных правовых актов таможенных органов и действий (бездействия) их должностных лиц. 42 таких дела (или 43,3% данной категории) обжаловано в кассационную инстанцию, из них 11 (11,3% от числа рассмотренных) отменено.

Вторая наиболее многочисленная группа споров (28%) вызвана оспариванием решений таможенных органов о привлечении к административной ответственности. В кассационном порядке обжаловано 30 апелляционных постановлений по таким делам (81,0% данной категории), из них 2 отменено (5,4% от числа рассмотренных).

В приведенных ниже примерах выявлены как неоднозначные подходы судов к применению норм права в делах рассматриваемых категорий, так и игнорирование участниками споров сложившейся судебной практики, которое приводит к увеличению количества споров в судах.

I. Рассмотрение споров, связанных с обжалованием ненормативных правовых актов таможенных органов и действий (бездействия)

должностных лиц

1. Установленная пунктом 7 постановления Правительства Российской Федерации от 28.12.2004 № 863 «О ставках таможенных сборов за таможенное оформление» обязанность по повторной уплате таможенного сбора не может быть распространена на случаи подачи полной таможенной декларации при периодическом временном декларировании.

Общество в период с декабря 2004 года по июль 2005 года при вывозе с таможенной территории РФ товара, применяя упрощенный порядок их декларирования - периодическое временное декларирование, представило в таможню 24 временные периодические грузовые таможенные декларации (далее - ГТД). Затем, после убытия товаров за пределы таможенной территории РФ, общество подало такое же количество полных ГТД и уплатило таможенные сборы за представление как временных, так и полных периодических ГТД. Полагая, что таможенные сборы при периодическом декларировании подлежат уплате однократно, общество обратилось в таможенный орган с заявлением о зачете излишне уплаченного таможенного сбора в счет будущей оплаты таможенных платежей.

Таможня со ссылкой на пункт 7.1 постановления Правительства Российской Федерации от 28.12.2004 № 863 «О ставках таможенных сборов за таможенное оформление товаров», введенное постановлением Правительства Российской Федерации от 10.03.2009 № 220, отказала обществу, полагая, что таможенные сборы подлежат уплате как при подаче временной, так и полной таможенной декларации.

Рассматривая указанный спор, суды трех инстанций, руководствуясь позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 08.07.2008 № 4574/08, указали, что в соответствии с подпунктом 31 пункта 1 статьи 11, статьей 60 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) подача декларантом как временной, так и полной таможенной декларации производится в рамках единого комплекса отношений и возникает один объект обложения сбором - действия таможни по таможенному оформлению товара, которые завершаются помещением его под определенный таможенный режим (в данном случае экспорта). Следовательно, сбор подлежит однократной уплате, отказ таможенного органа на требование о возврате (зачете) излишне уплаченного таможенного сбора признан незаконным.

Постановление Правительства РФ от 10.03.2009 № 220, которым введен пункт 7.1, установивший обязанность по уплате таможенных сборов как при подаче временной, так и полной таможенной декларации, официально опубликовано 16.03.2009, поэтому обратной силы не имеет (статья 4 ТК РФ). Ссылка таможни на данный нормативный правовой акт отклонена судами как не имеющая правового значения для возникших ранее рассматриваемых правоотношений (дела № А05-11825/2008, А66-8657/2008, А66-9462/2008).

2. Таможней не установлено оснований невозможности использования метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами. Следовательно, отказ в применении декларантом данного метода является необоснованным, а корректировка таможенной стоимости на основе резервного метода без надлежащего обоснования невозможности использования предыдущих методов является незаконной.

При ввозе товара на таможенную территорию РФ общество определило его таможенную стоимость в соответствии с первым методом - по цене сделки с ввозимыми товарами.

Таможенный орган посчитал заявленный обществом метод неприменимым в связи с тем, что представленные декларантом документы не являются достаточными для принятия решения о согласии с использованием метода по цене сделки с ввозимыми товарами и принял решение о корректировке таможенной стоимости и ее определении по шестому (резервному) методу.

Признавая незаконными действия таможни по корректировке таможенной стоимости, суды трех инстанций руководствовались следующим.

В соответствии со статьей 18 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее - Закон о таможенном тарифе) определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, производится путем применения следующих методов: по цене сделки с ввозимыми товарами; по цене сделки с идентичными товарами; по цене сделки с однородными товарами; вычитания стоимости; сложения стоимости; резервного метода.

Основным методом определения таможенной стоимости является метод по цене сделки с ввозимыми товарами. В том случае, если основной метод не может быть использован, применяется последовательно каждый из перечисленных методов. При этом каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего метода. Перечень оснований, исключающих применение основного метода, является исчерпывающим (пункт 2 статьи 19 Закона о таможенном тарифе).

В нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) таможенный орган не доказал наличие оснований, исключающих определение таможенной стоимости товара методом по цене сделки с ввозимыми товарами, и применил резервный метод без надлежащего обоснования невозможности использования предыдущих, не соблюдая правило их последовательного применения.

Ссылка таможенного органа на непредставление обществом необходимых документов отклонена судами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 323 ТК РФ заявляемая декларантом таможенная стоимость товара и представляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной и документально подтвержденной информации.

При отсутствии данных, подтверждающих правильность определения таможенной стоимости товаров, либо при обнаружении признаков того, что представленные декларантом документы и сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган вправе принять решение о несогласии с использованием избранного метода определения таможенной стоимости товаров и предложить декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода (пункт 5 статьи 323 ТК РФ).

В случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров (пункт 7 статьи 323 ТК РФ).

Таможенный орган не аргументировал, по каким основаниям не приняты представленные обществом как при декларировании, так и дополнительно по запросу документы и какие документы недостаточны для определения применения заявленной таможенной стоимости. В то же время, как следует из материалов дела, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости данные подтверждены документально договором с дополнительными соглашениями, спецификацией, счетами-фактурами, являются качественно определенными и достоверными (дела № А52-5039/2007, А52-5040/2007, А52-5042/2007, А52-5043/2007, А52-4375/2007, А52-4377/2007, А52-117/2009, А52-5134/2008).

3. Доказанный обществом факт целевого использования топлива, вывезенного за пределы таможенной территории Российской Федерации для обеспечения деятельности российских и арендованных (зафрахтованных) российскими лицами судов, ведущих морской промысел, является основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин в соответствии с пунктом «б» статьи 35 Закона о таможенном тарифе.

Общество осуществило таможенное оформление нефтепродуктов - дизельного топлива в режиме «перемещение припасов», предназначенных для обеспечения деятельности в Баренцевом море российских и арендованных (зафрахтованных) российскими лицами судов, осуществляющих рыбный промысел. По условиям договора на бункеровку с иностранным заказчиком переход нефтепродуктов осуществлялся через приемный фланец, соединяющий передающее устройство исполнителя с принимающим устройством судна заказчика. Нефтепродукты считались переданными заказчику с даты подписания представителем заказчика бункерной накладной.

Топливо вывезено с таможенной территории РФ на танкере, который перевозил как топливо для заправки других судов, так и топливо, необходимое для нормальной эксплуатации и технического обслуживания самого танкера.

В ходе специальной ревизии таможенным органом установлено, что общество в отношении вывезенного дизельного топлива, переданного на другие суда, неправомерно заявило таможенный режим «перемещение припасов», поскольку припасами в силу статей 264-266 ТК РФ является только то количество топлива, находящееся на борту судна, которое необходимо для продолжительности рейса, нормальной эксплуатации и технического обслуживания этого судна. Следовательно, общество неправомерно воспользовалось льготой, предусмотренной пунктом 4 статьи 266 ТК РФ, что повлекло за собой неуплату таможенных платежей и сборов.

Суды первой и апелляционной инстанций подтвердили выводы таможни и признали обоснованным ее требование об уплате вывозной пошлины.

Окружной суд согласился с тем, что общество нарушило режим «перемещение припасов», а потому не имело право на освобождение от уплаты таможенной пошлины на основании пункта 4 статьи 266 ТК РФ в отношении топлива, вывезенного для обеспечения деятельности других судов. В то же время отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение, указав на необходимость исследования вопроса о возможности применения обществом льготы, предусмотренной пунктом «б» статьи 35 Закона о таможенном тарифе. Согласно этой норме предметы материально-технического снабжения и снаряжения, топливо, продовольствие и другое имущество, вывозимое за пределы таможенной территории РФ для обеспечения деятельности российских и арендованных (зафрахтованных) российскими лицами судов, ведущих морской промысел, освобождаются от уплаты таможенной пошлины.

По смыслу подпункта 1 пункта 2 статьи 319 ТК РФ, статей 34 и 35 Закона о таможенном тарифе, постановления Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 № 916 «Об освобождении от уплаты таможенных пошлин флота рыбной отрасли Российской Федерации» освобождение от уплаты таможенной пошлины, предусмотренное статьей 35 Закона о таможенном тарифе, связано не с видом таможенного режима, а с назначением товаров и их целевым использованием. В связи с этим судам следовало установить целевое назначение топлива.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции на основании представленных документов: бункерных расписок, свидетельств о праве собственности на морские суда, свидетельств о праве плавания под государственным флагом Российской Федерации установил, что фактически вывезенное топливо поступило на российские суда, ведущие промысел в отрытом море, о чем таможенный орган был уведомлен на стадии декларирования товара. Поскольку факт целевого назначения вывезенного топлива был доказан при рассмотрении дела, суд пришел к выводу о наличии у общества права на льготу, предусмотренную пунктом «б» статьи 35 Закона о таможенном тарифе.

Данные выводы суда признаны правомерными судами апелляционной и кассационной инстанций (дела № А05-9922/2007, А05-8180/2007). Определением ВАС РФ от 15.04.2009 № 4285/09 в пересмотре в порядке надзора судебных актов отказано.

4. Суд признал недействительным требование таможни о корректировке в сторону увеличения суммы обеспечения в размере, превышающем 100 000 руб., исчисленной обществом без учета обеспечения уплаты сбора за таможенное оформление.

Общество поэтапно четырьмя партиями ввезло на таможенную территорию Российской Федерации оборудование - машину огневой зачистки, которому присвоен единый код Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД). При декларировании отдельной поставки оформлено заявление на условный выпуск в соответствии с особым порядком декларирования, установленным Инструкцией о порядке классификации в соответствии с ТН ВЭД, таможенном оформлении и таможенном контроле машин, поставляемых в виде отдельных компонентов, утвержденной приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 23.04.2001 № 388 (далее - Инструкция № 388). Завершающее таможенное оформление комплектного объекта произведено по ГТД с особенностью данной декларации (ПЗ) - завершающая поставка.

Таможня в ходе проверки установила, что в нарушение подпункта «м» пункта 42 Инструкции № 388 при оформлении заявления на условный выпуск сумма обеспечения определена обществом без учета обеспечения уплаты сбора за таможенное оформление. В связи с этим обществу направлено требование с предложением скорректировать (увеличить) размер суммы обеспечения по каждому из заявлений. Общая сумма истребуемого обеспечения составила 190 ООО руб. (20 ООО руб., 100 ООО руб., 50 000 руб., 20 000 руб.).

Суд первой инстанции, проанализировав нормы пункта 27 статьи 11, статей 60, 124, 127, пункта 1 статьи 357.6, пункта 1 статьи 357.7, статьи 357.10 ТК РФ, пунктов 42, 45 - 47, 76 Инструкции № 388, подтвердил правомерность действий таможенного органа.

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о незаконности требования таможни о доплате сумм обеспечения.

По смыслу положений ТК РФ таможенный сбор представляет собой возмездный обязательный платеж за совершение в отношении его плательщиков таможенными органами РФ юридически значимых действий, предоставляющих участнику таможенных правоотношений (после принятия таможенной декларации, представления и проверки документов и сведений) право перейти к последующим таможенным операциям в рамках таможенного оформления. При этом каждый случай оказания таможенным органом «публичной услуги» - принятия (проверки и оформления) таможенной декларации независимо от того, подается ли заявление на условный выпуск либо оформляется завершающая поставка, должен сопровождаться уплатой таможенного сбора (подпункт 31 пункта 1 статьи 11, пункт 1 статьи 59, статья 124, подпункт 1 пункта 1 статьи 357.7 ТК РФ, пункты 42, 45 - 47, 76 Инструкции № 388).

В то же время согласно пункту 1 статьи 357.10 ТК РФ ставки таможенных сборов за таможенное оформление товаров устанавливаются Правительством РФ. Размер таможенного сбора за таможенное оформление должен быть ограничен приблизительной стоимостью оказанных услуг и не может быть более 100 000 рублей.

В спорный период соответствующие ставки были установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 28.12.2004 № 863 «О ставках таможенных сборов за таможенное оформление товаров» и соответствовали требованиям, закрепленным статьей 357.10 ТК РФ.

Товаром в рассматриваемом случае является машина огневой зачистки как единый объект, поэтому, несмотря на требование таможенного законодательства о внесении таможенного сбора при каждом факте декларирования, общий размер таможенного сбора за оформление товара не может быть более 100 000 руб. На основании изложенного суды признали незаконным требование таможни об уплате обеспечения в сумме, превышающей 100 000 руб. (дела № А13-11947/2007, А13-11950/2007).

5. Суд признал недействительным требование таможни о предоставлении документов, подтверждающих внесение обеспечения уплаты таможенных платежей ввиду отсутствия обязанности по их уплате,

поскольку обществом доказан факт ввоза товара для увеличения уставного капитала в сроки, установленные учредительными документами для его формирования.

Общество представило в таможню грузовую таможенную декларацию для оформления ввоза на таможенную территорию РФ бывшего в эксплуатации деревообрабатывающего оборудования в качестве вклада иностранного инвестора в уставный капитал общества и заявило льготу на освобождение от уплаты таможенных пошлин.

Таможня, посчитав, что общество не представило доказательств того, что указанный товар ввозится для увеличения уставного капитала в сроки, установленные учредительными документами для его формирования, выставила требование о необходимости внесения обеспечения уплаты таможенных платежей в соответствии с главой 31 ТК РФ.

Суды двух инстанции, проанализировав нормы подпункта 1 пункта 1 статьи 151 и подпункт 2 пункта 1 статьи 337 ТК РФ, пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 23.07.1996 № 883 «О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями» пришли к выводу о том, что основным критерием, определяющим право лица на льготу, является сам факт ввоза товара в целях формирования уставного капитала общества, а также соблюдение срока, определенного учредительными документами для формирования уставного капитала. Предоставление льгот по пошлине законодательство связывает не с моментом оформления уставного капитала, а с вкладом иностранного инвестора в уставный капитал предприятия оборудования для использования в качестве основных производственных фондов.

Каких-либо иных условий предоставления соответствующих льгот, в том числе условий о прерывании срока регистрацией изменений в учредительные документы, связанных с утверждением итогов увеличения уставного капитала, законодательство и иные нормативные правовые акты Российской Федерации не устанавливают. Статус товара для таможенных целей не зависит ни от момента перехода права собственности на имущество, ни от даты государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы. Нормативные положения не связывают право на льготу с регистрацией изменений, внесенных в его учредительные документы, в уполномоченных органах.

Поскольку факт внесения иностранным партнером спорного имущества в качестве вклада в уставный капитал в сроки, определенные учредительными документами для формирования уставного капитала, подтвержден материалами дела, требование таможни о предоставлении документов, подтверждающих внесение обеспечения уплаты таможенных платежей, не соответствует положениям ТК РФ (дела № А13-9783/2008, А13-9788/2008, А13-9789/2008, А13-9790/2008, А13-10358/2008, А13-10360/2008, А13-10362/2008, А13-10363/2008, А13-10894/2008, А13-10895/2008, А13-10896/2008, А13-10897/2008).

6. Таможня неправомерно отказала в возврате таможенной пошлины, уплаченной в связи с возвратом не соответствующего ГОСТу товара покупателем, находящимся на территории Республики Беларусь, так как в данном случае при ввозе в Российскую Федерацию российских товаров, ранее вывезенных в режиме экспорта, общий порядок таможенного оформления не применяется.

Общество в соответствии с контрактом, заключенным с предприятием (Республика Беларусь), вывезло железнодорожным транспортом в семи вагонах с территории Российской Федерации в адрес покупателя товар - лом и отходы черных металлов. В связи с выявленным несоответствием товара ГОСТ 2787-75 покупатель отказался принять товар, который в свободное обращение на территории Республики Беларусь не выпускался и в отношении которого таможенные пошлины и налоги не уплачивались. Товар возвращен обществу в тех же вагонах без выгрузки. Обратный ввоз товаров из Республики Беларусь на территорию Российской Федерации оформлен обществом по грузовой таможенной декларации в таможенном режиме «выпуск для внутреннего потребления» с уплатой таможенных платежей.

Посчитав, что указанные платежи являются излишне уплаченными, общество обратилось в таможню с заявлением о зачете их в счет будущих платежей, а в связи с отказом таможенного органа - в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя заявленные требования, исходили из того, что в силу положений Соглашения от 06.01.1995 «О таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь» и протокола к нему от 12.05.1995, Соглашения стран СНГ от 15.04.1994 «О создании зоны свободной торговли», Указа Президента Российской Федерации от 25.05.1995 № 525 «Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь», постановления Правительства Российской Федерации от 23.06.1995 № 583 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 25 мая 1995 г. «Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации и республикой Беларусь» спорный товар нельзя рассматривать как товар, ввезенный в Республику Беларусь и вновь заявленный к ввозу в Российскую Федерации, поскольку в Республике Беларусь он в свободное обращение не выпускался.

Кассационная инстанция не согласилась с приведенной позицией и указала, что вышеназванными правовыми актами отменен таможенный контроль на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь в отношении товаров, происходящих из Российской Федерации и ввозимых в Республику Беларусь, и товаров, происходящих из Республики Беларусь и ввозимых в Российскую Федерацию. При определении статуса российских товаров для таможенных целей понятие термина «российские товары» связано исключительно со страной происхождения товаров и обусловлено нахождением указанных товаров на таможенной территории РФ. При этом в силу пункта 5 Указания Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28.11.1996 № 01-14/1310 «О таможенном оформлении товаров» таможенное оформление и таможенный контроль не осуществляется в отношении товаров, перечисленных в подпунктах «а» - «в» пункта 1 данного Указания.

Следовательно, при ввозе товаров с территории Республики Беларусь таможенный контроль и таможенное оформление в общеустановленном порядке, включая взимание пошлин, другие ограничительные меры регулирования во взаимной торговле, не применяются только в отношении товаров, происходящих с территории Республики Беларусь либо выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь и ввозимых на территорию Российской Федерации. При ввозе в Российскую Федерации российских товаров, ранее вывезенных в режиме экспорта, применяется общий порядок таможенного оформления.

На основании статей 11, 156, 164 ТК РФ с учетом того, что спорные товары фактически вывезены обществом с территории РФ, в свободное обращение на территорию Республики Беларусь не выпускались, помещены под таможенный режим «выпуск для внутреннего потребления», кассационная инстанция признала, что товары должны быть выпущены таможней без уплаты таможенных платежей, а потому отказ таможни в возврате обществу данных платежей является обоснованным (дело № А52-680/2008).

Постановлением Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 № 16845/08 постановление суда кассационной инстанции отменено с оставлением в силе решения и постановления судов первой и второй инстанций. При этом надзорная инстанция указала, что положения пункта 1 статьи 3 Соглашения о создании зоны свободной торговли от 15.04.1994 распространяются и на отношения, возникшие при ввозе обществом в Российскую Федерацию товара российского происхождения, ранее вывезенного в Республику Беларусь, в связи с чем вывод суда кассационной инстанции о необходимости применения в данном случае общего порядка таможенного оформления с уплатой обществом ввозной таможенной пошлины признан необоснованным.

II. Рассмотрение споров, связанных с обжалованием решений таможенных органов о привлечении к административной ответственности.

1. Перевозчик не подлежит привлечению к административной ответственности по части 3 статьи 16.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), поскольку товар принят к перевозке в опломбированном грузоотправителем контейнере и при прибытии на территорию Российской Федерации нарушений целостности пломб и контейнера не обнаружено.

Общество, являясь перевозчиком, ввезло на территорию Российской Федерации товар. В результате таможенного досмотра установлено, что перемещаемый товар по весу не соответствует данным, указанным в товаросопроводительных документах.

По факту сообщения таможенному органу недостоверных сведений о товаре общество привлечено к ответственности по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ.

Рассматривая указанный спор, суды трех инстанций, руководствуясь статьей 39 Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки МДП, а также пунктами 1, 2 и 3 статьи 8 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (далее - КДПГ), указали, что вес товара не отнесен к сведениям, проверка точности которых входит в обязанности перевозчика, а вскрывать упаковку для проверки содержимого грузовых мест перевозчик не вправе, если этого не требует отправитель.

Из материалов дела следовало, что у водителя отсутствовала возможность приблизительного визуального определения веса товара, товар принят в опломбированном контейнере, при прибытии на территорию РФ нарушений целостности средств идентификации не обнаружено. При таких обстоятельствах перевозчик не располагал реальной возможностью сообщить таможне достоверные сведения о весе товара, что применительно к части 2 статьи 2.1 КоАП РФ свидетельствует об отсутствии вины перевозчика в нарушении таможенных правил.

Ссылку таможенного органа на необоснованное применение КДПГ суды признали несостоятельной. Положения КДПГ регулируют отношения между перевозчиком и отправителем по поводу принятия груза к перевозке, в связи с которыми общество и привлечено к административной ответственности. В данном случае поведение перевозчика в сфере частноправовых отношений непосредственно связано с оценкой его действий в публично-правовой сфере. Для того чтобы надлежащим образом исполнить свои публично-правовые обязанности перед таможенным органом, перевозчик должен совершить действия, предписанные нормами частного права (дела № А44-2503/2007, А52-3429/2008, А52-4290/2008, А52-437/2008, А52-729/2008, А66-297/2008, А66-762/2008).

2. Суды не признали наличие в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ (недекларирование по установленной форме путем подачи грузовой таможенной декларации), так как общество совершило все действия по декларированию товаров - представило в таможенный орган заявки на погрузку припасов и получило разрешение таможни на вывоз товара в заявленном режиме.

Общество в соответствии с контрактом, заключенным с иностранной фирмой, обязалось по заявкам заказчика обеспечивать суда нефтепродуктами (бункеровка). Во исполнение указанного контракта общество подало в таможню заявку на перемещение припасов, необходимых для нормальной эксплуатации и технического обслуживания судна в рейсе, согласно которой под таможенный режим «перемещение припасов» помещено топливо.

В связи с тем, что вывезенное с таможенной территории топливо впоследствии передано на другие суда, таможенный орган пришел к выводу, что общество обязано было до фактического вывоза нефтепродуктов подать грузовую таможенную декларацию и поместить топливо под таможенный режим временного вывоза или экспорта, что им не было сделано. Указанные обстоятельства послужили основанием для привлечения общества к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Суды трех инстанций признали незаконным постановление таможни, основываясь на следующем. В соответствии с приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 19.10.2001 № 1000 «О таможенном режиме перемещения припасов» декларирование припасов производится путем представления таможенной декларации на припасы, в качестве которой таможенным органом принимается неполная таможенная декларация в виде письменной заявки на погрузку припасов, составленная в произвольной форме, с последующим предъявлением до убытия транспортного средства с таможенной территории Российской Федерации стандартных документов перевозчика. Поскольку из материалов дела следовало, что обществом в таможню представлена письменная заявка на погрузку припасов, на которой имеется отметка таможенного органа о выпуске товаров (припасов) в соответствии с таможенным режимом «перемещение припасов», суды сделали вывод о совершении обществом всех необходимых действий для таможенного оформления вывозимого товара в названном выше режиме.

При этом суды указали, что действия по декларированию товаров как припасов, а не в таможенном режиме экспорта, с учетом представления всех сведений и документов и получения разрешения от таможенных органов на вывоз товара не образуют признаков состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ (дела № А05-3630/2008, А05-6764/2008, А05-6170/2008).

3. Суд признал незаконным постановление таможни о привлечении общества к ответственности по статье 16.11 КоАП РФ за повреиедение средств идентификации, используемых таможенным органом, поскольку у него отсутствовала реальная возможность обеспечения сохранности средств идентификации в период нахождения опломбированного вагона в постоянной зоне таможенного контроля и таможня не доказала причастность общества к удалению (повреждению) пломб и проволочных закруток с двери данного вагона.

Общество в соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита осуществляло доставку товара в адрес грузополучателя в железнодорожном вагоне. Данный вагон за шестью пломбами отправителя, используемыми в качестве средств таможенной идентификации, прибыл в постоянную зону таможенного контроля в регионе деятельности таможенного органа назначения.

В результате таможенного осмотра железнодорожного вагона, проведенного через три дня после прибытия, выявлен факт срыва трех пломб и проволочных закруток с двери вагона до завершения внутреннего таможенного транзита, что послужило основанием для привлечения перевозчика к административной ответственности по статье 16.11 КоАП РФ.

Суды, основываясь на требованиях пункта 2 статьи 390 ТК РФ, подтвердили наличие объективной стороны правонарушения, однако признали недоказанной вину общества в его совершении.

Положениями статей 79, 83, 85, 88, 362 ТК РФ, регулирующими особенности функционирования зон таможенного контроля, не установлена обязанность общества по осуществлению контроля за сохранностью груза на закрытой охраняемой таможенной территории, право доступа на которую у перевозчика отсутствует.

Более того, именно таможенный орган несет дополнительную (повышенную) ответственность за обеспечение соблюдения требований таможенного законодательства в зонах таможенного контроля, а в случаях, когда созданная в установленном порядке постоянная зона таможенного контроля используется для проверки товаров или является местом доставки товаров при внутреннем таможенном транзите (пункт 1 статьи 85 ТК РФ), - за обеспечение возможности круглосуточного поступления товаров и транспортных средств в указанную постоянную зону таможенного контроля, а также и ответственность за их сохранность (письмо Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 04.08.2004 № 01-06/28315 «О создании зон таможенного контроля») (дело № А05-10673/2007).

4. Погрузка на судно без разрешения таможенного органа припасов, находящихся вне таможенного контроля, не образует состав правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.13 КоАП РФ.

Общество подало в таможню заявку на помещение товаров под таможенный режим перемещения припасов, предназначенных для теплохода «Механик Фомин», в том числе мазута и дизельного топлива. Фактически на данный теплоход согласно бункерной расписке погружено, кроме указанных товаров в заявленном количестве, смазочное масло.

В связи с этим таможней сделан вывод о том, что масло погружено на судно без разрешения таможенного органа, что, по ее мнению, является основанием для привлечения к ответственности по части 1 статьи 16.13 КоАП РФ.

Рассматривая жалобу общества, суды трех инстанций указали на отсутствие в его действиях состава вменяемого правонарушения, так как ответственность по статье 16.13 КоАП РФ наступает за погрузку без разрешения таможни только товаров, находящихся под таможенным контролем.

Вместе с тем, в соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 11, пунктом 2 статьи 360 ТК РФ товарами, находящимися под таможенным контролем, являются, в частности, российские товары при их вывозе с таможенной территории РФ до фактического пересечения таможенной границы.

Под перемещением припасов в силу статей 74, 120 ТК РФ понимается вывоз их через таможенную границу РФ в соответствии с представленной таможенной декларацией о судовых припасах.

Согласно материалам дела на момент погрузки смазочного масла на судно, находящееся на таможенной территории РФ, общество не подавало декларацию о судовых припасах, а также не совершало каких-либо действий по непосредственному вывозу припасов с таможенной территории РФ. Следовательно, погруженное на теплоход смазочное масло не могло рассматриваться как находящееся под таможенным контролем, основания для привлечения общества к ответственности по части 1 статьи 16.13 КоАП РФ отсутствовали (дело № А05-585/2008).

  1. Действия перевозчика, который не доставил груз на территорию временной зоны таможенного контроля, не охватывается составом правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.13 КоАП РФ.

Обществом по процедуре внутреннего таможенного транзита принят к перевозке в железнодорожном вагоне товар.

Для оформления завершения процедуры доставки общество представило таможенному органу документы на указанный товар и заявление на создание временной зоны таможенного контроля. В тот же день таможней создана временная зона таможенного контроля и произведён её осмотр.

В ходе осмотра, осуществлённого в присутствии представителя общества и понятых, во временной зоне таможенного контроля железнодорожного вагона не обнаружено. Установлено, что товар выгружен перевозчиком на территории грузополучателя и передан ему на ответственное хранение, чем нарушены Правила выдачи грузов на железнодорожном транспорте, утверждённые приказом Министерства путей сообщения РФ от 18.06.2003 № 29.

По факту выгрузки товара, перевозимого по процедуре внутреннего таможенного транзита, без разрешения таможенного органа общество привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 16.13 КоАП РФ.

Проанализировав положения статей 79, 80, 88, 92 ТК РФ и соотнеся их с обстоятельствами дела, суды трех инстанцией признали наличие нарушений при разгрузке товара. Однако субъектом указанных нарушений может являться как перевозчик, так и иные лица, совершающие действия, указанные в части 1 статьи 16.13 КоАП РФ (декларант, владелец склада временного хранения, получатель и т.д.).

Материалы, представленные таможней, подтверждают лишь факт неисполнения обществом обязанности по доставке груза на территорию временной зоны таможенного контроля. Доказательства, свидетельствующие о выгрузке товара из вагона с согласия представителя общества, отсутствуют. Таким образом, привлечение общества к ответственности по части 1 статьи 16.13 КоАП РФ необоснованно (дело № А13-4496/2008).

  1. Привлечение общества как владельца склада временного хранения (далее - СВХ) к ответственности по статье 16.15 КоАП РФ суд признал необоснованным, поскольку действующим законодательством прямо не предусмотрена обязанность владельца СВХ установить фактический вес товара при его помещении на склад.

Общество, являясь владельцем СВХ, представило в таможню отчет по форме Д01 о принятии товаров на хранение. В соответствии с актом контрольного взвешивания общий вес товара, поступившего на склад, превысил вес брутто, указанный обществом в данном отчете.

Приведенные обстоятельства послужили основанием для привлечения общества к ответственности по статье 16.15 КоАП РФ за сообщение таможенному органу в отчете недостоверных сведений о весе товара, находящегося на СВХ.

Рассматривая указанный спор, суды первой и второй инстанций на основании положений статей 108, 12, 364 ТК РФ, а также пунктов 27, 31 Правил совершения таможенных операций при временном хранении товаров, утвержденных Приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 03.09.2003 № 958 (далее - Правила), пришли к выводу о том, что обязанность по ведению учета товаров, находящихся на СВХ, возложена на владельца склада. Соответственно, непредставление в установленный срок в таможенный орган отчетности в случаях, определенных таможенным законодательством РФ, а равно представление отчетности, содержащей недостоверные сведения, образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 16.15 КоАП РФ. При этом суды отклонили довод общества о том, что владелец СВХ при помещении товара на хранение не обязан устанавливать фактический вес брутто товара, как противоречащий пункту 15 Правил, из которого следует, что владелец СВХ при помещении товаров на склад обязан определить вес брутто принимаемого товара на хранение, так как в противном случае не сможет проверить его соответствие данным, указанным в транспортных или коммерческих документах.

Кассационная инстанция, проанализировав статью 112 ТК РФ, пункты 6, 15, 27, 31 Правил, согласилась с тем, что нормами таможенного законодательства на владельца СВХ возложена обязанность по приемке товара на хранение по весу, количеству, ассортименту для учета и хранения товаров и по передаче соответствующей отчетности таможенным органам. Представление владельцами СВХ отчетности, содержащей недостоверные сведения, образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 16.15 КоАП РФ.

Вместе с тем, кассационная инстанция признала ошибочными выводы нижестоящих судов о наличии у общества обязанности в силу требований пункта 15 Правил при принятии товара на СВХ произвести его взвешивание, поскольку данный пункт Правил прямо не предусматривает для владельца СВХ обязанность установить фактический вес товара при его помещении на склад. Из системного анализа иных положений Правил (приложений к ним и примечаний к приложениям) также не представляется возможным установить, что на подзаконном уровне имеется четкая правовая регламентация действий владельца СВХ в случаях необходимой корректировки отчетных сведений на документальной основе.

На основании изложенного окружной суд признал, что в действиях общества не усматривается состав вмененного ему таможенным органом административного правонарушения, так как при помещении товара на СВХ общество представило все необходимые сведения о товаре, указанные в товарно- транспортных документах, то есть действовало разумно и адекватно.

Судебные акты отменены, постановление таможни признано незаконным и отменено (дело № А13-1958/2008).

7. Оценка судами оснований для применения статьи 2.9 КоАП РФ при нарушении таможенного законодательства.

На склад СВХ, принадлежащий обществу, на ответственное хранение поступил товар. При передаче груза на СВХ выявлена недостача двух DVD плееров. В связи с этим общество привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 16.9 КоАП РФ.

При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций установили в действиях общества состав вмененного ему административного правонарушения, однако расценили совершенное деяние как малозначительное, не представляющее существенной угрозы провоохраняемым интересам в сфере таможенного регулирования. Такой вывод мотивирован судами ссылкой на положения пункта 2 статьи 112 ТК РФ, возлагающие на владельца СВХ обязанность по уплате таможенных пошлин, налогов в случае утраты товаров. Апелляционный суд также отметил, что стоимость утраченного товара незначительна, ранее общество не допускало подобных нарушений.

Кассационная инстанция отменила судебные акты нижестоящих судов и, руководствуясь позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 02.06.2004 № 10, указала на высокую степень общественной опасности допущенного обществом нарушения. При этом обязанность владельца СВХ по уплате таможенных платежей за утраченный товар, определенная пунктом 2 статьи 112 ТК РФ, исполняется независимо от привлечения лица к административной ответственности (пункт 7 статьи 350 ТК РФ). Взыскание подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов и назначения административного наказания не являются взаимоисключающими мерами государственного принуждения, поскольку преследуют разные цели: в первом случае - фискальные, во втором - предупредительные (часть 1 статьи 3.1 КоАП РФ). Кроме того, наличие либо отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям не зависит от совершения противоправного деяния впервые (данный факт учитывается при назначении наказания), а также от стоимости утраченных товаров, поскольку объектом противоправного посягательства является порядок таможенного контроля за перемещением товаров через таможенную границу РФ, а не имущественные интересы конкретных лиц (дело №А66-11031/2006).

Судебная коллегия по спорам, возникающим из административных правоотношений, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда

25.06.2009

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать