Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Решения / Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 3 февраля 2010 года №56-81805/2009

Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 3 февраля 2010 года №56-81805/2009

20.08.2010  

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г.Санкт-Петербург

03 февраля 2010 года Дело № А 56-81805/2009

Резолютивная часть решения объявлена 27 января 2010 года. Полный текст решения изготовлен 03 февраля 2010 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе:

судьи Захарова В.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Чистяковой М.А., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению: заявитель: ЗАО АКБ "ЦентроКредит"

ответчик: МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам №9, о признании недействительными ненормативных актов налогового органа, при участии:

- от заявителя: Музыка А.Ч., по доверенности от 09.11.2009 № 267, Зимина Л.В., по доверенности от 22.01.2010 № 11, Музыка И.Ч., по доверенности от 09.11.2009 № 252,

- от ответчика: Какоева А.В., по доверенности от 24.03.2009 № 04/05776,

установил:

ЗАО АКБ «ЦентроКредит» (далее - заявитель, Банк) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании частично недействительными ненормативных актов налогового органа - Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 (далее - Инспекция, налоговый орган), а именно:

Решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от 26.12.2008 № 15-21/37 (далее - решение):

в части начисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 735 805 736 руб. (п. 3.1.2 резолютивной части решения), пеней по НДС в сумме 214 309 149 руб. (п. 2.2. резолютивной части решения), привлечения к ответственности в виде штрафа за неполную уплату НДС в сумме 141 497 662 руб. (п. 1.2 резолютивной части решения);

в части начисления единого социального налога (далее - ЕСН) в сумме 18 745 729 руб. (п. 3.1.4 резолютивной части решения), в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 14 016 551 руб., в фонд социального страхования в сумме 2 459 230 руб., в федеральный фонд обязательного медицинского страхования (далее - ФФОМС) в сумме 784 776 руб., в территориальный фонд обязательного медицинского образования (далее - ТФОМС) в сумме 1 485 172руб., начисления пеней по ЕСН в сумме 6 721 680 руб. (п. 2.3. резолютивной части Решения), в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 4 591 650 руб., в ФСС в сумме 1 114 251 руб., в ФФОМС в сумме 344 271 руб., в ТФОМС в сумме 671 508 руб., привлечения к ответственности в виде штрафа за неполную уплату ЕСН в сумме 3 749 145 руб. (п. 1.4 резолютивной части Решения), в т.ч. штрафа в федеральный бюджет в сумме 2 803 310 руб., в ФСС в сумме 491 846 руб., в ФФОМС в сумме 156 955 руб., в ТФОМС в сумме 297 034 руб.;

в части начисления взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 13 320 381 руб., пеней по взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 5 703 815 руб. (п. 5 резолютивной части решения);

и в части начисления задолженности по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в размере 532 652 руб. (п. 3.1.3 резолютивной части решения), и пеней по НДФЛ в размере 163 503 руб. (п. 2.4 резолютивной части решения);

а также основанного на вышеуказанном решении налогового органа требования Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 об уплате налогов, штрафов, пеней от 29.10.2009 № 348 (далее - требование).

Представитель заявителя подтвердил заявленные требования в полном объеме, указав, что действия заявителя по исчислению и уплате налогов были проведены в полном соответствии с действующим законодательством и, соответственно, подлежащие уплате налоги были уплачены в полном объеме, а доначисление налогов и привлечение заявителя к ответственности произведено необоснованно.

Ответчик в представленном отзыве на заявление, а также представитель ответчика непосредственно в заседании не согласился с доводами заявителя, полагает, что решение законно и обоснованно.

Арбитражный суд, выслушав объяснения сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела письменные доказательства, доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

По эпизоду доначисления НДС и применения штрафных санкций, связанных с НДС.

Как следует из материалов дела, Банком заключены генеральные соглашения о совершении сделок по купле-продаже драгоценных металлов с ООО «Атланта» от 16 марта 2005 года № ГС 098-ДМ/2005 и с ООО «Каскад» от 12 августа 2005 года № ГС 164-ДМ/2005 (далее - соглашения).

Согласно разделу 4 соглашений сделки заключаются путем обмена подтверждениями, в которых согласуются все существенные условия. В соответствии с подтверждениями в 2005­2006 годах Банком осуществлена реализация драгоценных металлов в слитках на сумму 4 087 873 694,37 руб., в т.ч. в 2005 году - 926 846 570,82 руб., в 2006 году - 3 161 027 123,55 руб.

Согласно п. 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору купли-продажи продавец обязуется передать товар в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму.

Исходя из представленных подтверждений, покупатель оплачивает драгоценные металлы путем внесения авансового платежа, соответственно обязанность покупателя по договору считается исполненной с момента получения продавцом соответствующего авансового платежа.

Согласно п. 8 Положения Банка России от 01.11.1996 № 50 о совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке ведения банковских операций с драгоценными металлами (далее - Положение № 50) сделки купли - продажи драгоценных металлов могут осуществляться двух видов: с поставкой драгоценных металлов в физической форме или с отражением по счетам.

Согласно п. 2.5 Положения № 50 металлические счета - это счета, открываемые кредитной организацией для осуществления операций с драгоценными металлами. Исходя из представленных письменных доказательств заявителем были открыты обезличенные металлические счета ООО «Атланта» (договор от 16 марта 2005 года № 111-ОБМС/2005), ООО «Каскад» (договор от 12 августа 2005 года № 176-ОБМС/2005).

Согласно разделу 2 соглашений днем поставки драгоценных металлов на условиях их поставки на обезличенные металлические счета является день зачисления драгоценных металлов на обезличенный металлический счет покупателя. Право собственности на драгоценные металлы по сделкам на условиях поставки на обезличенный металлический счет переходит к покупателю с момента зачисления драгоценных металлов на обезличенный металлический счет покупателя.

Исходя из п. 1 ст. 458 ГК РФ, обязанность продавца по передаче товара считается исполненной в момент предоставления товара в распоряжение покупателя.

Согласно ст. 408 ГК РФ надлежащее исполнение обязательств прекращает обязательство, то есть обязательство Банка по поставке драгоценного металла прекратилось моментом зачисления металла на обезличенный металлический счет покупателя.

Судом установлено, что драгоценный металл приобретался ЗАО АКБ «ЦентроКредит» у Сбербанка России в безналичной форме с зачислением на свой корреспондентский счет в драгоценном металле в Сбербанке России, откуда во исполнение последующего поручения ООО «Атланта» Банк переводил драгоценный металл на обезличенный металлический счет ООО «Атланта» в ООО МКБ «Одинбанк». ООО МКБ «Одинбанк» также как и ЗАО АКБ «ЦентроКредит» имеет корреспондентский счет в драгоценных металлах в Сбербанке России. При приобретении золота Банком у Сбербанка России и при последующем переводе на счет ООО «Атланта» в ООО МКБ «Одинбанк» драгоценный металл изымался из хранилища Сбербанка только при снятии металла с обезличенного металлического счета ООО «Атланта» в «Одинбанке». Данный факт не оспаривался налоговым органом и отражен в Решении. Аналогичный порядок действий имел место и в отношении ООО «Каскад».

Таким образом, имеющимися в деле письменными доказательствами по делу подтверждается, что в ходе исполнения обязательств по сделкам купли-продажи драгоценного металла от момента их заключения и до момента прекращения сделок изъятия драгоценного металла из сертифицированного хранилища не происходило.

В соответствии с пп. 9 п. 3 ст. 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) (в редакции действовавшей на момент реализации драгоценных металлов) не подлежали налогообложению на территории Российской Федерации операции по реализации банками драгоценных металлов в слитках при условии, что эти слитки остаются в одном из сертифицированных хранилищ (Государственном хранилище ценностей, хранилище Центрального банка Российской Федерации или хранилищах банков).

Судом установлено, что реализация драгоценных металлов в слитках осуществлялась на условиях их поставки на обезличенные металлические счета покупателей в Банке, т.е. осуществлялась путем зачисления драгоценных металлов на открытый в Банке обезличенный металлический счет покупателя без движения металлов в физической форме, что позволяет утверждать, что, совершенные Банком сделки купли продажи драгоценных металлов, заключенные с условием их поставки на обезличенные металлические счета, в полной мере подпадают под действие нормы пп.9 п.3 ст. 149 НК РФ.

Довод налогового органа о несоблюдении Заявителем условий пп. 9 п. 3 ст. 149 НК РФ о неизъятии драгоценных металлов из хранилища в связи с тем, что по окончании сделки с

Заявителем покупатель переводил драгоценные металлы на обезличенный металлический счет в другом банке, с которого впоследствии изымал их в физической форме суд считает не обоснованным и не соответствующим действующему законодательству по следующим основаниям:

Согласно ст. 408 ГК РФ надлежащее исполнение обязательств прекращает обязательство, то есть правоотношения между сторонами по сделке купли-продажи драгоценных металлов, реализация металла по которой является объектом налогообложения, прекращаются исполнением обязательств надлежащим образом, т.е. в момент зачисления Банком драгоценных металлов на обезличенный металлический счет покупателя.

Судом установлено, что покупатель, после перехода к нему права собственности на драгоценные металлы, путем передачи соответствующего поручения, переводил приобретенные драгоценные металлы со своего обезличенного металлического счета в ЗАО АКБ «ЦентроКредит» на свой обезличенный металлический счет в ООО МКБ «Одинбанк», действуя при этом в рамках заключенных им с соответствующими банками договорами обезличенных металлических счетов, то есть самостоятельных гражданско-правовых сделок, не зависящих от договоров купли продажи драгоценного металла.

Перевод драгоценных металлов осуществлялся в соответствии с требованиями норм действующего законодательства и соответствующих договоров обезличенных металлических счетов.

Положениями ст. 845 ГК РФ установлено, что распорядителем средств, находящихся на счете в банке, является владелец счета, обязанностью банка является исполнение распоряжений владельца счета, при этом кредитная организация гарантирует право клиента беспрепятственно распоряжаться средствами, находящимися на счете.

Согласно ст. 858 ГК РФ ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.

Следовательно, при предъявлении клиентом поручения на перевод драгоценных металлов на обезличенный металлический счет в другом кредитном учреждении у Банка отсутствуют правовые основания неисполнения данного поручения.

Суд находит обоснованным довод заявителя о том, что он не был обязан выяснять дальнейшую судьбу проданного драгоценного металла и не располагал сведениями о дальнейшем использовании контрагентом драгоценных металлов.

Нормы действующего законодательства не содержат правовых оснований осуществления банком контроля за распоряжением приобретенными драгоценными металлами покупателем, также действующим законодательством не установлена обязанность покупателя либо его банка извещать продавца о снятии драгоценных металлов с обезличенных металлических счетов в физической форме.

Налоговое законодательство не устанавливает обязанности налогоплательщиков по отслеживанию дальнейшей судьбы проданных драгоценных металлов по окончании сделки купли-продажи. У налогоплательщика отсутствует право требования от покупателя либо банка, на счет в котором переведены драгоценные металлы, информации и документов о дальнейшей судьбе приобретенных драгоценных металлов.

Более того, требование банка-продавца предоставить документы о дальнейшей судьбе проданных драгоценных металлов приведет к нарушению принципов равенства участников гражданских правоотношений и недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, закрепленных в ст. 1 ГК РФ, конституционного принципа о том, что осуществление прав одним субъектом правоотношений не должно нарушать права и свободы других лиц, закрепленного п. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, а также к посягательству на информацию, отнесенную покупателем и банком-хранителем к информации, составляющей коммерческую тайну (ст. 1465 ГК РФ, ст. 3, п. 1 ст. 4, ст. 5 Федерального закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее - Закон № 98- ФЗ).

Таким образом, у банка - продавца драгоценного металла нет законных оснований и возможностей отслеживать дальнейшую судьбу драгоценного металла, переведенного на обезличенный металлический счет приобретателя в другом банке. У банка-продавца отсутствуют и права, и обязанности запрашивать и получать информацию и документы по сделкам покупателя с приобретенными драгоценными металлами, а значит, нет возможности устанавливать факт изъятия драгоценного металла из хранилища.

Суд согласен с доводом заявителя о том, что после исполнения поручения клиента о переводе драгоценных металлов на обезличенный металлический счет в другом банке, основания для учета этих драгоценных металлов в регистрах бухгалтерского учета заявителя отсутствовали и, соответственно, отсутствовали основания для исчисления налоговой базы.

Согласно ст. 54 НК РФ налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе других данных об объектах, подлежащих налогообложению или связанных с налогообложением. В силу норм ст. 17 и 53 НК РФ налог подлежит исчислению и уплате только в случае, если подлежит определению налоговая база.

Таким образом, налоговым законодательством не установлен порядок определения налоговой базы в случае изъятия покупателем драгоценного металла из хранилища в физическом виде в результате иных последующих сделок, не установлен порядок исчисления налога и источник его уплаты, не определены основания и момент исчисления налоговой базы.

Также суд находит обоснованным довод заявителя о том, что доплата НДС по истечении срока действия договора купли-продажи отдельно от оплаты суммы сделки противоречит как условиям подобных сделок, предусмотренных гражданским законодательством, так и нормам гл. 21 НК РФ, регулирующим порядок уплаты НДС, а также правовой природе НДС как косвенного налога, выступающего в форме надбавки к цене товара.

Постановка права применения нормы об освобождении от налогообложения суммы реализации по сделке купли-продажи драгоценных металлов в зависимость от фактического использования драгоценных металлов покупателем после совершения данной сделки, влечет невозможность применения этой нормы в принципе, что не может являться волей законодателя и свидетельствует о неверном толковании данной нормы налоговым органом.

Заявление Инспекции о необоснованности получения Банком налоговой выгоды не может быть признан судом обоснованным по следующим основаниям.

Исходя из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 28.20.2008 № 6273/08 по делу ОАО «Нефтегазовая компания «РуссНефть» следует, что суды должны оценивать доводы налоговых органов о занижении сумм налогов на основе конкретных законодательных положений, а не таких субъективных понятий, как «недобросовестный налогоплательщик».

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении ВАС РФ № 53 установлено, что о недобросовестности налогоплательщика может свидетельствовать совокупность обстоятельств, перечисленных в пунктах 5 и 6 Постановления ВАС РФ № 53 в их взаимосвязи. При этом сами по себе перечисленные обстоятельства не могут свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика.

Представленные заявителем письменные доказательства свидетельствуют, что Банком выполнены все требования действовавшего законодательства и проявлены должная осмотрительность и осторожность.

Во исполнение требований Инструкция Госбанка СССР от 30.10.1986 N 28 "О расчетных, текущих и бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР", для открытия расчетного счета юридическому лицу, созданному в соответствии с законодательством Российской Федерации, Банком были истребованы у покупателей следующие документы: свидетельство о государственной регистрации юридического лица; учредительные документы юридического лица; карточка, документы, подтверждающие полномочия лиц, указанных в карточке, на распоряжение денежными средствами, находящимися на банковском счете, а в случае, когда договором предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными средствами, находящимися на счете, с использованием аналога собственноручной подписи, документы, подтверждающие полномочия лиц, наделенных правом использовать аналог собственноручной подписи; документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица; свидетельство о постановке на учет в налоговом органе.

Во исполнение требований Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», а также п. 2.1 Положения Банка России от 19.08.2004 № 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» Банк в целях идентификации юридических лиц получает следующие сведения: полное и сокращенное наименование и наименование на иностранном языке; организационно-правовая форма; ИНН налогоплательщика; сведения о государственной регистрации (дата, номер, наименование регистрирующего органа, место регистрации); адрес местонахождения и почтовый адрес; сведения о лицензии на право осуществления деятельности, подлежащей лицензированию (вид, номер, дата выдачи лицензии; кем выдана; срок действия; перечень видов лицензируемой деятельности); банковский идентификационный код - для кредитных организаций - резидентов; сведения об органах юридического лица (структура и персональный состав органов управления юридического лица); сведения о величине зарегистрированного и оплаченного уставного (складочного) капитала или величине уставного фонда, имущества; сведения о присутствии или отсутствии по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности; номера контактных телефонов и факсов.

П. 3.1 соглашений предусмотрено предоставление сторонами друг другу следующих документов: нотариально заверенных (заверенных налоговым органом) копий учредительных документов, нотариально заверенной копии свидетельства о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), нотариально заверенной копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, карточки (нотариально заверенной копии карточки) с образцами подписей уполномоченных должностных лиц и оттиском печати, документов, подтверждающих полномочия лиц, подписавших соглашение и т.п.

Все вышеперечисленные документы и информация были запрошены Банком и представлены клиентами. Предусмотренная действующим законодательством идентификация названных клиентов, имеющих счета у Заявителя, проведена в полном объеме. Проведение экспертизы предоставляемых документов, образцов подписей и печатей нотариуса ни нормами действующего законодательства, ни внутренними правилами Банка не предусмотрено.

Судом установлено, что сведения об ООО «Атланта» и ООО «Каскад» в установленном порядке внесены в ЕГРЮЛ. Законность их учреждения и регистрации не оспаривалась налоговым органом.

Выполняя свои обязательства, установленные Федеральным законом № 115-ФЗ и соответствующими инструкциями Банка России заявитель регулярно направлял информацию в уполномоченный орган обо всех операциях по зачислению средств на расчетные счета клиентов ООО «Каскад» и ООО «Атланта» у заявителя и операциях по зачислению драгоценного металла на обезличенные металлические счета данных клиентов.

Таким образом, при открытии обезличенных металлических счетов и расчетных счетов клиентам, а также при заключении с указанными клиентами сделок купли-продажи драгоценных металлов Банк следовал процедурам, регламентированным внутренними правилами Банка, установленными в соответствии с требованиями действующего законодательства. Все необходимые и достаточные действия Банком были произведены, документы затребованы и обработаны, что указывает на осуществление Банком идентификации клиентов надлежащим образом и проявление им необходимых осмотрительности и добросовестности.

Кроме того, учитывая разъяснения, изложенные в пункте 3 Постановления ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление ВАС РФ № 53) в соответствии с которыми налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), судом изучены представленные письменные доказательства и доводы сторон на предмет их соответствия действительному экономическому смыслу операций и разумным экономическим или иным причинам. Суд считает, что осуществление операций реализации драгоценных металлов происходило в рамках ведения текущей деятельности заявителя, осуществление сделок обусловлено разумными экономическими причинами (с целью получения прибыли), операции учитывались в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

Утверждения налогового органа о не ведении реальной хозяйственной деятельности ООО «Каскад» и ООО «Атланта» суд находит необоснованным и противоречащим имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 4 постановления ВАС РФ № 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Однако, представленные в деле письменные доказательства, равно, как и факты, установленные и отраженные налоговым органом в Решении и представленном суду отзыве, указывают на то, что и ООО «Каскад», и ООО «Атланта» активно вели реальную хозяйственную деятельность. Материалами дела подтверждено, что только за 2005-2006 годы и только с Заявителем ООО «Атланта» заключило 68 сделок, а ООО «Каскад» 293 сделки, связанных с приобретением ими драгоценных металлов. Кроме того, налоговым органом установлено и отражено в решении, что и ООО «Атланта», и ООО «Каскад», кроме указанных сделок, заключали сделки, связанные с последующей реализацией драгоценного металла, с открытием расчетных счетов и обезличенных металлических счетов, причем, как с заявителем, так и с другими кредитными организациями. При этом и ООО «Атланта», и ООО «Каскад» исполняли свои обязательства по указанным сделкам: осуществлялась оплата по заключенным договорам, связанным с куплей-продажей драгоценных металлов, выплачивались комиссии по договорам на открытие и ведение счетов, осуществлялось реальное распоряжение денежными средствами и драгоценными металлами. Не представление ООО «Атланта» и

ООО «Каскад» налоговой отчетности и уклонение их от уплаты налогов не является доказательством отсутствия реальной хозяйственной деятельности со стороны указанных организаций и может свидетельствовать лишь о нарушениях налогового законодательства, допущенными указанными компаниями.

Между тем, налоговое законодательство не устанавливает каких-либо условий реализации предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации прав налогоплательщика в зависимости от исполнения обязанности по уплате налогов другими налогоплательщиками, поскольку это приводит к противоречащей принципу правового государства (ст. 1 Конституции Российской Федерации) ответственности налогоплательщика за совершение им действий, правомерных и обязательных в силу императивных публично - правовых норм.

Согласно официальной позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 12.10.1998 № 24-П, Определениях от 04.12.2000 № 243-0 и от 16.10.2003 № 329-0, истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 3 ст. 7 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Таким образом, факт неисполнения контрагентами заявителя своих налоговых обязательств не может повлиять на налогообложение совершенной Заявителем сделки. Баланс публичных интересов соблюдается путем исполнения налоговым органом обязанностей по осуществлению мероприятий налогового контроля.

Из вышеизложенного следует, что действующее налоговое законодательство не предусматривает какой-либо зависимости либо взаимообусловленности реализации прав отдельного добросовестного налогоплательщика от соблюдения требований налогового законодательства иными субъектами налоговых правоотношений в многостадийном процессе уплаты обязательных платежей в бюджет.

Таким образом, исходя из требований ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), возлагающих обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, на орган, принявший соответствующий акт, а также исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, установленной действующим законодательством и, подтвержденной постановлением ВАС РФ № 53, на основании всестороннего изучения имеющихся в деле доказательств и объяснений сторон, суд считает, что факт уклонения Заявителя от уплаты налога отсутствует, решение налогового органа не содержит доказательств обоснованности доначисления налога и применения штрафных санкций. В суде Инспекцией не представлено иных объективных доказательств законности и обоснованности принятого налоговым органом Решения в части доначисления заявителю НДС и применения к нему штрафных санкций, связанных с НДС.

По эпизоду доначисления ЕСН и взносов на обязательное пенсионное страхование.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 235 НК РФ плательщиками ЕСН признаются организации, производящие выплаты физическим лицам. В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ объектом налогообложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками - организациями в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам. При этом, согласно п. 1 ст. 237 НК РФ налоговая база налогоплательщиков-организаций определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (далее - Закон № 167-ФЗ) объектом обложения страховыми взносами и базой для начисления страховых взносов являются объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу, установленные гл. 24 «Единый социальный налог» Налогового кодекса Российской Федерации с особенностями, предусмотренными п. 3 ст. 10 Закона № 167-ФЗ.

Согласно ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работника устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда, при этом системы оплаты труда устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством.

В результате исследования представленных письменных доказательств суд считает обоснованными доводы заявителя об определении налоговой базы по ЕСН и взносам на обязательное пенсионное страхование (далее - ОПС) на основании сумм начисленной работникам в соответствии с условиями трудовых договоров заработной платы, в соответствии с вышеприведенными нормами ст. 236, 237 НК РФ и ст. 10 Закона № 167-ФЗ.

Судом установлено, что первичный учет оплаты труда сотрудников заявителя ведется в программе «1С: Зарплата и Кадры». Каждая запись в данном программном обеспечении формируется исключительно на основании трудовых договоров, приказов и табелей учета рабочего времени. Указанные документы являются первичными для целей расчета и начисления заработной платы и иных выплат сотрудникам заявителя, а расчетные ведомости - бухгалтерскими документами, на основании которых осуществляются бухгалтерские проводки в централизованной бухгалтерской системе заявителя «Диасофт 5КТ».

Выплаты сотрудникам за осуществление трудовой функции Заявитель в полном объеме отразил как в декларациях по ЕСН и расчетах страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, так и формах по налогу на доходы физических лиц за 2005-2006 годы. Кроме того, по итогам 2005 и 2006 годов заявителем были поданы сведения в Пенсионный фонд Российской Федерации по персонифицированному учету начислений и перечислений страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и реестр выплат в пользу физических лиц по НДФЛ. Данные указанных налоговых деклараций (расчетов) и сведений по персонифицированному учету полностью соответствуют первичным документам и документам бухгалтерского и налогового учета. Указанные факты не оспаривались налоговым органом.

Доводы налогового органа о завышении выплачиваемых сумм заработной платы одним сотрудникам и занижении выплачиваемых сумм заработной платы другим сотрудникам в результате исследования представленных налоговым органом доказательств не нашли подтверждения и противоречат содержанию заключенных с сотрудниками трудовым договорам и бухгалтерским документам.

Показания уволенных сотрудников, на которые налоговые органы ссылаются в качестве доказательства допущенных нарушений со стороны заявителя не могут быть приняты судом, поскольку налоговый орган в качестве подтверждения своей правоты ссылается лишь на показания семи уволенных сотрудников, распространяя их на всех сотрудников заявителя. Между тем, представитель налогового органа указал, что в проверяемом периоде по различным причинам было уволено 177 человек, а общее количество сотрудников заявителя доходило до 500 человек, а также на то, что выборка представленных показаний произведена налоговым органом некорректно (налоговый орган ссылается только на те показания, которые совпадают с позицией налогового органа), поскольку налоговым органом было опрошено намного большее количество сотрудников и многие из них давали показания, абсолютно противоположные тем, которые были представлены налоговым органом. Также представитель заявителя указал на то, что допросы бывших работников Заявителя не всегда содержат конкретные размеры их заработной платы, что подтверждает невозможность их использования для определения размера заработной платы даже в отношении этих конкретных работников. Представителем налогового органа факты указанные представителем заявителя не оспаривались и не опровергались.

Довод налогового органа о пополнении Банком счетов сотрудников путем внесения наличных денег через кассу банка не обоснован.

В соответствии с п. 1 ст. 845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Кроме того, согласно п. 3 ст. 845 ГК РФ банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета, ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Следовательно, отношения по распоряжению денежными средствами на счете регулируются договором банковского счета независимо от наличия у банка с клиентом трудовых отношений. Вывод налогового органа о том, что денежные средства, зачисленные на счета сотрудников, поступили от Банка, не подтверждается первичными документами. Источником вносимых денежных средств Банк не являлся.

Как следует из решения, действия по «оптимизации», вменяемой налоговым органом Банку, совершаются путем взноса одними сотрудниками Банка денежных средств на счета других сотрудников Банка через кассу. При этом фактов, свидетельствующих о внесении каких-либо средств одними сотрудниками Банка в кассу для зачисления на счета других сотрудников, не приведено.

Первичными документами в части оплаты труда являются трудовой договор, приказ, табель учета рабочего времени, в то время как операции, отраженные по счетам физических лиц, применительно к которым оформлены соответствующие мемориальные банковские документы, могут быть вызваны любыми предусмотренными действующим законодательством основаниями.

Вывод налогового органа о том, что все поступившие на счет сотрудника в Банке в течение дня денежные средства являются элементами зарплаты, перечисленными Банком в качестве оплаты труда, противоречит вышеприведенным нормам, не имеет экономического основания и не подтверждается представленными доказательствами.

Кроме того, оценка налоговым органом порядка распоряжения сотрудниками денежными средствами, находящимися на их счетах, либо своими наличными денежными средствами, основанная лишь на синхронности осуществления финансовых операций различными сотрудниками, на предмет их эффективности и целесообразности выходит за рамки полномочий налогового органа и не может быть положена в основу акта налогового органа.

Не находят подтверждения и доводы Инспекции о выплате заявителем заработной платы сотрудникам ООО «ЧОП «БСД». Как установлено налоговым органом и отражено в решении (стр. 14) ЗАО АКБ «ЦентроКредит» заключен договор с ООО «ЧОП «БСД», в соответствии с которым ООО «ЧОП «БСД» осуществляет охрану документов и материальных ценностей Банка. Между ЗАО АКБ «ЦентроКредит» и сотрудниками ООО «ЧОП «БСД» ((Максимовым А.С., Ляшенко Н.Г., Бабешиным Д.В., Гаврильченко Р.Н., Праведниковым А.В., Соколовым Ю.А. Овсянниковым В.А.) договорные отношения гражданско-правового характера отсутствовали, равно как и трудовые отношения. Трудовую функцию указанные лица осуществляли в ООО «ЧОП «БСД». Оснований для производства каких-либо выплат в пользу указанных лиц, в частности, оплаты их труда, у заявителя не было, денежные средства указанным лицам заявитель не перечислял.

Таким образом, исходя из требований ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ, возлагающих обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, на орган, принявший соответствующий акт, а также исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, установленной действующим законодательством и, подтвержденной постановлением ВАС РФ № 53, на основании всестороннего изучения имеющихся в деле доказательств и объяснений сторон, суд считает, что налоговым органом не представлено надлежащих доказательств законности и обоснованности решения налогового органа в части доначисления заявителю ЕСН и взносов на обязательное пенсионное страхование. Выводы налогового органа о неверном определении базы по ЕСН и взносам на ОПС противоречат порядку исчисления базы для определения обязательств по ЕСН и взносам на ОПС, установленному нормами Налогового кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

По эпизоду доначисления НДФЛ.

В ходе проверки налоговым органом установлен факт перечисления НДФЛ с выплат сотрудникам обособленных подразделений в бюджет субъекта по месту нахождения головной организации, а не в бюджет по месту нахождения обособленного подразделения. Данный факт не отрицается заявителем.

Суд не может согласиться с доводами и выводами налогового органа, изложенными в решении в части доначисления НДФЛ и считает их необоснованными и незаконными.

В соответствии со ст. 13 НК РФ - НДФЛ является федеральным налогом и перечисляется на единый казначейский счет. Заявитель, как налоговый агент, перечислив НДФЛ по сотрудникам по месту нахождения головного офиса, выполнил свои обязательства по перечислению налога в бюджет. Недоимки в целом по налогу не имеется, что, соответственно, не дает оснований налоговому органу начислять штрафы и пени. Данная позиция полностью подтверждается сложившейся судебной практикой.

Согласно п. 2 ст. 45 НК РФ в редакции, действовавшей в 2005 - 2006 годах, обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика. Таким образом, Заявителем своевременно и в полном объеме был удержан и перечислен в бюджет налог на доходы физических лиц, в связи с чем вывод налогового органа о том, что «государственная казна понесла потери от недополучения сумм налога в срок» необоснован. Кроме того, поступившие на единый казначейский счет платежи по НДФЛ могут быть перераспределены по кодам ОКАТО в межведомственном порядке.

Таким образом, исходя из требований ч. 1 ст. 65 и ч. 5 ст. 200 АПК РФ, возлагающих обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, на орган, принявший соответствующий акт, а также исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, установленной действующим законодательством и, подтвержденной постановлением ВАС РФ № 53, на основании всестороннего изучения имеющихся в деле доказательств и объяснений сторон, суд считает, что налоговым органом не представлено надлежащих доказательств законности и обоснованности решения налогового органа в части доначисления заявителю НДФЛ.

При таких обстоятельствах, на основании изложенного, суд считает требования заявителя обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии с п. 1 ст. 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Поскольку заявителем при обращении в суд была уплачена государственная пошлина в сумме 2000 руб., а внесенные с 30.01.2009 Федеральным законом изменения об освобождении государственных органов от уплаты государственной пошлины в качестве истцов и ответчиков не имеют отношения к обязанности государственных органов как стороны по делу возместить другой стороне расходы по уплате государственной пошлины, то расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика как стороны по делу. Нормами Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрена ни до, ни после 30.01.2009 возможность возврата налогоплательщику государственной пошлины из федерального бюджета в случае удовлетворения требования в отношении налогового органа. Указанная позиция содержится в постановлении Президиума Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа № 0709 от 30.06.2009.

Руководствуясь статьями 167-171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд

решил:

Признать недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от 26.12.2008 №15-21/37 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части эпизодов, изложенных в разделах 2, 3.1, 5.1, 4.4 мотивировочной части решения, а именно:

- признать недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от 26.12.2008 № 15-21/37 в части начисления НДС в сумме 735 805 736 руб. (п. 3.1.2 резолютивной части решения), пеней по НДС в сумме 214 309 149 руб. (п. 2.2. резолютивной части решения), привлечения к ответственности в виде штрафа за неполную уплату НДС в сумме 141 497 662 руб. (п. 1.2 резолютивной части решения);

- признать недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от 26.12.2008 № 15-21/37 в части:

- начисления ЕСН в сумме 18 745 729 руб. (п. 3.1.4 резолютивной части решения), в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 14 016 551 руб., в ФСС в сумме 2 459 230 руб., в ФФОМС в сумме 784 776 руб., в ТФОМС в сумме 1 485 172руб.,

- начисления пеней по ЕСН в сумме 6 721 680 руб. (п. 2.3. резолютивной части Решения), в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 4 591 650 руб., в ФСС в сумме 1 114 251 руб., в ФФОМС в сумме 344 271 руб., в ТФОМС в сумме 671 508 руб.,

- привлечения к ответственности в виде штрафа за неполную уплату ЕСН в сумме 3 749 145 руб. (п. 1.4 резолютивной части решения), в т.ч. штрафа в федеральный бюджет в сумме 2 803 310 руб., в ФСС в сумме 491 846 руб., в ФФОМС в сумме 156 955 руб., в ТФОМС в сумме 297 034 руб.,

- признать недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам №9 от 26.12.2008 № 15-21/37 в части начисления взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 13 320 381 руб., пеней
по взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 5 703 815 руб. (п. 5 резолютивной части решения);

- признать недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от 26.12.2008 № 15-21/37 в части начисления задолженности по НДФЛ в размере 532 652 руб. (п. 3.1.3 резолютивной части решения), и пеней по НДФЛ в размере 163 503 руб. (п. 2.4 резолютивной части решения).

Признать недействительным требование Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам №9 об уплате налогов, штрафов, пеней от 29.10.2009 №348 в части предложения уплатить:

- недоимку по НДС в сумме в сумме 735 805 736 руб., пени по НДС в сумме 214 309 149 руб., штраф по НДС в сумме 141 497 662 руб.;

- недоимку по ЕСН в сумме 18 745 729 руб., в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 14 016 551 руб., в ФСС в сумме 2 459 230 руб., в ФФОМС в сумме 784 776 руб., в ТФОМС в сумме 1485 172руб.; пени по ЕСН в сумме 6 721 680 руб., в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 4 591 650 руб., в ФСС в сумме 1 114 251 руб., в ФФОМС в сумме 344 271 руб., в ТФОМС в сумме 671 508 руб.; штраф по ЕСН в сумме 3 749 145 руб., в т.ч. в федеральный бюджет в сумме 2 803 310 руб., в ФСС в сумме 491 846 руб., в ФФОМС в сумме 156 955 руб., в ТФОМС в сумме 297 034 руб.;

- взносы на обязательное пенсионное страхование в сумме 13 320 381 руб., пени по взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 5 703 815 руб.;

- недоимку по НДФЛ в размере 532 652 руб., пени по НДФЛ в размере 163 503 руб.

Взыскать с Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам №9 в пользу заявителя 2000 руб. государственной пошлины.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

Судья Захаров ВВ.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать