Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Илья Трунин

Илья Трунин


Работа: Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов

Должность: Директор Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов

Новости / Мнения / Как восстанавливают справедливость

Как восстанавливают справедливость

Дискуссию начинает директор Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов Илья Трунин

07.03.2012Российский налоговый портал

«Полит.ру» начинает публикацию выступлений на круглом столе, посвященном обсуждению введения налога на роскошь. Прежде всего, хотел бы оговориться, что мое участие здесь – это скорее участие как эксперта, и все, что я скажу, ни в коей мере не должно соответствовать официальной позиции Министерства финансов.

Я бы начал обсуждение повестки не с вопроса о том, что такое роскошь, а с того, откуда, собственно, возникла эта тема именно сейчас.

Совершенно очевидно, что она в большой степени продиктована выборами, но, с другой стороны, возникла она достаточно давно.

Именно тогда, когда в начале двухтысячных годов у нас налоги на физических лиц, вместо прогрессивных - хоть и номинально, но, тем не менее, - стали носить регрессивный характер. То есть средняя ставка налогообложения с ростом дохода уменьшалась. Это стало следствием того, что подоходный налог стал плоским; единый социальный налог стал регрессивным, ну а прочие налоги на физических лиц не носили существенного характера. Учитывая, что налоги на потребление, такие как НДС и акцизы, по своей природе скорее регрессивны, чем прогрессивны, поскольку с ростом дохода доля потребления в расходах падает. И поскольку во многих странах мира и, в целом, в экономической теории есть убеждение о том, что налоги должны быть прогрессивны по доходу, сразу возникли дискуссии о том, каким образом повысить прогрессивность налогообложения, не отказываясь при этом от плоской ставки подоходного налога. Существуют разные способы. Можно вводить различного рода льготы при плоской ставке для, скажем, низкообеспеченных граждан, для малых доходов. Можно вводить прогрессивные налоги на недвижимое и прочее имущество, не обязательно недвижимое, например, автомобили. Можно вводить специальные налоги, как это делают многие страны. Но сейчас, поскольку идут дискуссии о том, что предельная ставка обложения высоких доходов стремится к нулю не только в России, но и во многих странах мира, эта тема приобрела такую актуальность.

Если говорить о том, зачем все это необходимо, я думаю о том, что предельные цели – это не столько повышение доходов бюджета, сколько восстановление – ну, я бы не сказал социальной справедливости. Ну, к примеру, в последнем своем бюджетном послании, представляющем его в Конгресс, президент Обама заявил, что секретарша Уоррена Баффета, это написано в этом документе, не должна платить налоги по средней ставке ниже, чем сам Уоррен Баффет. Но она платит. Платит не потому, что там налоги регрессивные, а это следствие налоговых льгот, введенных президентом Бушем, но вот цели именно такие.

Что богатые люди не должны платить по отношению к своим доходам существенно меньше, чем небогатые, при всех условностях таких, сравнимых: богатые - небогатые, доходы – не доходы. Я понимаю цель таким образом.

Поскольку никто не знает, что такое налог на роскошь, я не уверен, что при заявлении, что он будет введен, имеется ввиду именно налог, и именно на роскошь.

Я посмотрел более детально, что происходит в других странах и сделал 4 кейса.

Самый известный из них – это французский налог, который был введен Миттераном на недвижимость, - это не местный налог на недвижимость, который там существует, взимается от добавочной стоимости, дисконтированной на 30%, нет. Во Франции существует налог – solidarite sur la fortune – это национальный налог, и при его расчете не фигурирует слово роскошь, а фигурирует величина личных активов домохозяйств, которые рассчитываются как все активы за вычетом всех обязательств, при этом не учитываются производственные активы, т.е. те активы, в которых их собственник принимает непосредственное участие. Налог не является муниципальным, там установлена федеральная шкала ставок, и чувствительная ставка начинается при активах в 1 миллион 300 тысяч евро, притом считаются как национальные, так и зарубежные активы. И если посмотреть при ставке 1.5-2% в год от нескольких миллионов евро – то получается существенная величина. Во Франции такой налог может работать - как он мог бы работать у нас, я не представляю. И дело даже не в Росстате.

Второй пример налога, который называется stamp duty, существует в Великобритании, то есть при продаже дорогой недвижимости взимается налог однократный - чем дороже недвижимость, тем выше ставка. От него, как мне рассказывали британские налоговики, научились успешно уходить: та недвижимость, которая облагается высокой гербовой пошлиной, она просто регистрируется на организацию, на фонд. Таким образом, продается не недвижимость, а собственно сам фонд.

похожий на французский налог существует в Индии, как ни странно. Он высчитывается, если величина чистых активов превышает 300 тысяч рупий, причем в качестве собственника рассматривается семья, там существуют свои особенности, но очень похоже на то, как во Франции. И еще интересный пример – это Австралия. Там есть повышенная ставка налога на добавленную стоимость или налог с продаж при реализации дорогих автомобилей, причем их стоимость определяется по сложной формуле. Я посмотрел на это и понял, что

в России ни один из них нельзя внедрить сходу, без изменения каких-либо институциональных условий.

В теории налогообложения считается, что конечной базой всех налогов все равно считается доход. Потому что даже когда мы облагаем имущество, мы облагаем вмененный доход, как если бы мы его сдавали в аренду.

Поэтому всю дискуссию о налоге на роскошь я бы свел к идентификации двух налогов. Может быть, трех.

Первый – это налог на недвижимость, хоть какой-то. Можно отдельно поговорить о том, в каком состоянии он у нас находится . Второй – это транспортный налог. При всей его неидеальности, спорах, но вот он есть и его можно так подкрутить, чтобы не такие роскошные машины облагались меньшим налогом, а более роскошные - большим налогом. Третий налог, который я имел в виду, – это акцизы, но это вопрос очень спорный. В 90-х годах у нас были акцизы, помимо алкоголя, табака, бензина и автомобилей, которые сохранились до сих пор, и на меховые изделия, на ювелирные изделия, на хрусталь и на ковры. Это были подакцизные товары. Года 2-3 назад одно из министерств предлагало ввести акцизы на мобильные телефоны и на гаджеты. Сразу возникает вопрос о справедливости – что мы облагаем? Мы облагаем то, без чего, как мы, политики, считаем, народ может обойтись, а если не может, то должен платить более высокую цену, или мы облагаем то, что является действительно излишним потреблением?

Есть целая тема – налогообложение физических лиц с высокими чистыми активами (high net-worth individuals).

Люди с высокими доходами (миллионы долларов в год) имеют эффективную возможность не платить налоги в гораздо большем измерении, чем люди, получающие хотя и высокую, но гораздо меньшую зарплату (ибо предельные издержки слишком высоки). Для борьбы с этим был учрежден глобальный фонд по обмену информацией, и сейчас потихонечку все оффшоры накрываются не с точки зрения введения налогов, а с точки зрения заключения с ними соглашений об обмене информацией.

А второе отражение этой дискуссии – если мы пока не научились и не научимся эффективно противостоять такому, то давайте облагать не доходы, а результаты этих доходов, потому что это недвижимость. Человек может вести дело на Каймановых островах, но живет он все равно в Монако, во Франции. Там, где все это можно обложить. Это не конфискация, а перенос налогообложения в другую сторону. Второе основание неконфискационного плана заключается в том, что большая часть расходов такого масштаба идет не на потребление, которое облагается НДС 20%, а большая часть доходов идет на инвестиции, которые облагаются гораздо меньше. Это второе обоснование, чтобы вводить дополнительные налоги на доходы сверхвысокие или на какие-то активы людей, которые априори получают высокие доходы.

В мире пока не научились эффективно бороться с теми, кто уходят от налогов, но попытки делаются, последнюю из них сделали Штаты. Они, конечно, пользуются своим преимуществом положения как финансового центра, и недавно приняли такой закон, который называется ФАТКА – федеральный акт по содействию декларирования зарубежных счетов.

Он призывает все банки в мире заключить соглашения с налоговой службой США, которой банки будут сообщать о всех операциях граждан США

со всеми финансовыми инструментами. А если банки это соглашение не заключат, то Штаты будут удерживать 30% с любой транзакции в пользу этого банка. С учетом того, что корреспондентские счета в долларах все в Штатах, они назначают 30% налог на все активы всех банков. Это подняло большой шум в мире. Но это пример борьбы в этом направлении: либо мы вводим жесткие санкции, которые сводят на нет любой бизнес, либо сообщайте нам о всех операциях наших налогоплательщиков. Не все страны могут себе это позволить, и непонятно, что из этого получится в итоге. Но попытки предпринимаются.

Разместить:
Третье пришествие налога с продаж

Негативные результаты эксперимента по введению налога с продаж не мешают российским властям раз в семь лет возвращаться к этой идее

Офшор на всю страну

Неужели на всей территории страны не нужна простая и понятная инвестору правовая система, основанная на законе?

Темы: Экономика  

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать