Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Сергей Попов

Сергей Попов


Работа: Научно-производственная фирма "Политехника"

Должность: директор

Биография: машиностроение

Новости / Мнения / Офшоры после кризиса. Применять строго по рецепту

Офшоры после кризиса. Применять строго по рецепту

При планировании операций необходимо исходить из того, что налоговые органы могут собрать полную информацию о любых офшорных сделках

25.03.2011Российский налоговый портал

Офшоры вошли в широкую международную финансовую практику совсем недавно, не более 30-40 лет назад. Но теперь уже сложно представить мировые финансы без этого явления. Кажется, что офшорные компании были и будут всегда. Я не собираюсь убеждать кого-либо в обратном, но хочу обратить внимание на побочные эффекты и грядущие изменения в допустимых способах применения офшорных компаний, связанные с посткризисным усилением контроля в этой области.

Офшорные компании зачастую играют ключевую роль в крупнейших международных проектах и сделках, через них проводится львиная доля всех операций с ценными бумагами. И я уверен, многие проекты не смогли бы появиться на свет, если бы не офшорные финансовые центры и их правовой, в том числе налоговый, режим. Появление офшоров в международных финансах было подобно появлению наркоза в медицине: офшоры позволили успешно проводить спасающие жизнь операции, которые в отсутствие такой анестезии свели бы «пациента» с ума или даже убили. Так, например, из-за несовершенства законодательства в отдельных странах простая перегруппировка активов их собственником, необходимая для повышения прозрачности, то есть кредитоспособности бизнеса, без применения офшоров за счет налогов может повлечь колоссальные невосполнимые потери в оборотном капитале и прочие трудно измеримые издержки.

Вместе с тем, применение офшорных компаний попутно может создавать наркотическую зависимость – из-за эйфории простоты и дешевизны проведения любой операции. И зависимость эта опасна тем, что, как и обычная наркомания, провоцирующая воровство и проституцию, безответственное использование офшоров также провоцирует антисоциальное поведение, и не в последнюю очередь – незаконное уклонение от налогообложения. Уход от реалий налогового режима той страны, в которой находятся жизненно важные активы бизнеса, грозит существенными налоговыми рисками внутри этой страны. А обвинение в неуплате законных налогов в современной России – это верный путь лишиться ключевых активов бизнеса.

Также офшорные компании в абсолютном большинстве случаев требуют постоянного ухода и осторожного, грамотного обращения, без которых желанный офшорный налоговый режим может легко превратиться из льготного в грабительский. Соответственно, для поддержания структуры требуется постоянная поддержка и контроль со стороны местных профессионалов. Если вы не готовы каждые полгода проходить профилактический осмотр и советоваться со специалистами по любому поводу, то ставите себя в группу риска возникновения существенных потерь в связи с невыполнением местных требований и неуплатой налогов уже в самой офшорной юрисдикции.

Еще одним опасным эффектом безответственного применения офшоров является создание неоправданных конкурентных преимуществ. Ключевая проблема здесь не в том, что конкурентная борьба получается недостаточно честной – ведь это не ваша проблема, а ваших конкурентов и, возможно, потребителей. Если вы используете этот допинг, ваша проблема в том, что он ослабляет вас, убивая волю к инновациям, к оптимизации бизнес-процессов и повышению производительности труда. А когда выходит запрет на использование «препарата», который уже вошел в обмен веществ вашего бизнеса (а такой запрет всегда выходит, раньше или позже), и конкуренты инициируют одну за другой проверки на допинг, для незадачливого бизнеса ничего не остается, как покинуть большой спорт навсегда.

Применение офшоров как средства борьбы с несовершенством национального налогового законодательства мне кажется оправданным в кризисных ситуациях, как укол сильнодействующего лекарства или обезболивающего. Но офшор, как и инсулиновый шок или морфин, не может служить долгосрочным решением проблемы несовершенства законодательства, решение этой проблемы – в активном участии в улучшении законодательства. Иначе вероятность наступления для бизнеса вышеуказанных негативных последствий будет постоянно нарастать.

Опять же, на мой взгляд, одной из причин текущего финансово-экономического кризиса стало то обстоятельство, что офшорные компании создали тепличные условия для искусственного поддержания жизнедеятельности большого числа финансовых структур, нежизнеспособных в условиях обычного уровня финансовых рисков и транзакционных издержек, а это позволило им достичь критической массы для цепной реакции.

Иногда при неосмотрительном и безответственном использовании офшорных компаний возникают и иные побочные эффекты, в определенных ситуациях сопоставимые с выпадением волос или зубов. Так, например, при попытке привлечения серьезных инвестиций, будь то IPO, облигации, банковский кредит, продажа доли стратегическому инвестору или что-либо иное, в финансовой отчетности и, тем более, в отчете по финансовому Due Diligence могут появиться налоговые риски на всю сумму экономии плюс на сумму штрафов и пени. Причем не за один год, а за несколько лет сразу, что на фоне среднеотраслевых годовых налоговых обязательств может смотреться ужасающе. Сорвет ли это всю сделку? Возможно, нет. Уменьшит ли это для вас ее выгодность? Наверняка.

Но хочу обратить ваше внимание на то, что все вышесказанное относится не к применению офшоров вообще, а только к их безответственному и неосмотрительному применению. Сплошное применение национального налогового режима, особенно если он является недостаточно уравновешенным, может привести к существенному падению международной конкурентоспособности в области инвестиционной привлекательности экономики – как для внешнего, так и внутреннего капитала. Соответственно, недискриминационное допущение ответственного использования офшорных компаний как проводников инвестиций – в прямых интересах государств-получателей инвестиций.

Первый шаг к ответственному применению офшорных компаний – это их применение с реальной деловой целью, отличной от цели уменьшения налоговых обязательств. И уже сейчас применение офшорных компаний зачастую обусловлено реальными интересами бизнеса, облегчением оформления тех или иных операций. Но это далеко не всегда означает, что применение офшорного режима налогообложения оправдано этими реальными интересами бизнеса.

В современном мире, вопреки пропагандируемому офшор-дилерами заблуждению, право государства взимать налог связано не с наименованием населенного пункта на договоре или решении совета директоров, а с целым рядом намного более глубоких и фундаментальных факторов. Так, например, офшорная продажа активов невозможна без подтверждения и защиты прав собственности на эти активы по месту их нахождения. И государство, фактически обеспечивающее защиту прав и законных интересов и текущего, и будущего собственника в отношении активов непосредственно в своей юрисдикции, а не через мягкие и беззубые институты международного права, на мой взгляд, имеет очень весомое право облагать прирост стоимости этих активов налогом. Безотносительно того, где, кем и с применением какого права была совершена сама сделка купли-продажи. Что характерно, большинство безналоговых режимов в отношении владения акциями фактически выражает признание офшорной юрисдикцией отсутствия у нее прав на налогообложение активов, признаваемых и защищаемых в другой юрисдикции.

Таким образом, при применении офшорных компаний важна дозировка, баланс между полезным эффектом и риском нанести вред бизнесу, между реальным вкладом офшорной структуры в эффективность бизнес-процессов и банальным арбитражем на налоговых ставках.

Вы можете задать вопрос: «Если никто в моей стране не знает, что именно я делаю в другой стране, то как меня могут привлечь к ответу за нарушение указанного выше баланса?». Пару лет назад я бы ответил: «Иногда информация о ваших операциях может быть официально раскрыта в случае уголовного разбирательства, а также вы сами или ваши сотрудники можете все рассказать налоговым органам при некоторых специфических обстоятельствах». На мой взгляд, этого достаточно, чтобы задуматься. Но на сегодняшний день во всем мире (и в России в том числе) все большее внимание уделяется вопросам международного обмена налоговой информацией и оправдания полученной налоговой экономии самим налогоплательщиком. Ярчайшие примеры – недавние истории с швейцарскими счетами американских граждан и покупкой властями Германии краденных данных о банковских счетах немцев в Лихтенштейне. Финансовый кризис придал колоссальный имульс развитию глобальных ограничений на применение офшоров, основными проводниками которых стали обладающие необходимым влиянием США и ЕС. Таким образом, при планировании операций уже сейчас необходимо исходить из предположения о том, что налоговые органы смогут собрать полную информацию о любых офшорных сделках.

Проведение денежных потоков через офшор подобно путешествию между Сциллой рисков национального налогового режима и Харибдой рисков нарушения требований льготного офшорного режима,. Оно требует привлечения дорогостоящих квалифицированных специалистов по обеим сторонам проблемы. Только достаточно опытный профессионал, знакомый и с принципами выбора курса лечения, и с допинг-тестами, и с побочными эффектами препаратов, и с их взаимными реакциями в различных сочетаниях друг с другом и с национальным налоговым режимом сможет помочь отмерить лекарство таким образом, чтобы ваш бизнес смог максимально реализовать позитивные эффекты этого инструмента и при этом успешно обойти подводные камни, пройти все допинг-тесты и не превратиться в гомункула, выживающего только на игле налоговой экономии.

Самолечение офшорами, пусть даже и купленными у профессионалов, на данный момент становится больше опасным, чем полезным. При достаточно сомнительном размере экономии на услугах профессионального консультанта масштаб потенциальных проблем кратен обороту операций, проводимых через эти структуры. И, повторюсь, налоговые риски будут жить в вашей финансовой отчетности три года или даже дольше. Поэтому даже быстро исправив на будущее неправильное применение офшорной компании с помощью профессионала, вы не избавитесь от следов допинга в вашем бизнесе еще длительное время.

Я не хочу утверждать, что офшоры – это плохо или хорошо. Это черта мира, в котором мы живем. Современные достижения медицины были бы невозможны без анестезии. Современные достижения профессионального спорта невозможно представить без сопутствующих интенсивным тренировкам препаратов. Так и отказаться от офшоров уже невозможно. Если ваши конкуренты используют их преимущества, то, скорее всего, вам тоже придется их использовать, чтобы не проиграть в борьбе. Но, пользуясь этим инструментом, необходимо понимать, что он несет в себе не только большие возможности, но и большие риски, и применять его стоит только в тех случаях, когда это действительно оправдано и относительно безопасно.

Кроме того, при построении бизнеса на долгосрочную перспективу необходимо понимать, что недавняя вседозволенность в применении офшоров носила временный характер, и уже никогда не вернется. И в медицине, и в спорте от начала широкого применения стандартизированных препаратов до внедрения жестких ограничений на их применение прошло в среднем (с небольшими отклонениями по разным странам) не более 50 лет. Офшоры в их современном понимании возникли, как я отмечал, в 60-ых годах прошлого века, и время их «золотого века» на исходе. В случае с офшорами очевидно, что ограничения начали внедряться еще до начала финансового кризиса и теперь внедряются повсеместно. Процесс формирования глобальных запретов подходит к завершению. Поэтому даже если проблемы не коснутся вас сегодня или через год, это, к сожалению, никак не гарантирует того, что они не коснутся вас через два года, когда штрафы и пени сделают возможные потери как минимум в 1,5 раза больше возможного сегодняшнего выигрыша.

Чтобы этого не случилось с вашим бизнесом, перед употреблением офшорных компаний проконсультируйтесь со специалистом.

Разместить:
Договаривайся с аудитором о трансфертных ценах летом, бюджетируй расходы на трансфертные цены зимой
Наш новый автор, Сергей Попов, рассуждает о последствиях принятия нового законопроекта о трансфертных ценах.
Константин
27 марта 2011 г. в 11:28

В целом, я поддерживаю автора за образность мышления и способность заглянуть в будущее этой специфической области деятельности, уход от налогов через оффшор и защита от рейдерства. Что такое рейдерство? - это когда главбух идет сдавать отчет, а ему говорят в налоговой - зачем вы пришли?, у вас же акционеры сменились и вы в другой регион сменили юр.адрес. До свидания типа. И так смешно хихикает. Типа сам ни при чем. Вот и повалил разбогатевший на самопальной водке народ в оффшоры и другие как бараны туда же. Не знаю, чем занимается служба внешней разведки - но вроде кроме него некому оценить - сколько конечных собственников находится за рубежом и кому, в конечном итоге, сейчас принадлежит наша экономика. Может более половины? А может и поболее. Так вот - это будет одноразовая акция, офензива, типа устроенной Соросом на Лондонской бирже, за один день - не более - вся это собственность "обезопашенная в оффшоре" будет принадлежать другим людям. Рейдеры есть не только возле 46-й инспекции.

ЗФ
28 марта 2011 г. в 0:15

Коллега, к чему такие страдания в прямом эфире?

Сергей
28 марта 2011 г. в 16:46

Коллега, Вы так сильно сопереживаете несчастным коренным жителям офшорных юрисдикций, что считаете этот текст преисполненным страдания?

Борис
3 мая 2011 г. в 8:38

Спасибо за полезную статью! Узнал много нового про офшоры и про финансы, благодарю!

Свердлов Константин
24 мая 2011 г. в 23:45

Да, огромное спасибо, присоединяюсь.

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Татьяна Суфиянова

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать