Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Кризис доверия к документам

Кризис доверия к документам

Судебная практика разрешения налоговых споров в последнее время все чаще сталкивается с проблемой недостоверности информации в документах поставщиков налогоплательщика. Такая недостоверность может поставить под угрозу обоснованность налоговой выгоды налогоплательщика. А это, в свою очередь, может привести к самым печальным последствиям, вплоть до ликвидации организации

03.12.2009
ЭЖ «Юрист»
Автор: Константин Сасов, кандидат юридических наук, старший юрист юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры»

Налоговый кодекс РФ обязывает налогоплательщика документально подтверждать свои расходы для целей налогообложения (ст.252 и 169). Согласно подп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ налогоплательщики должны в течение четырех лет обеспечивать сохранность документов, подтверждающих осуществление расходов. В их число входят документы, оформленные контрагентами налогоплательщика (договор, накладные, товарно-транспортные накладные, счета, счета-фактуры). Если налогоплательщик (его представитель) не присутствовал лично при подписании этих документов, то существует угроза, что за время их хранения они могут стать доказательствами получения им необоснованной налоговой выгоды. Произойдет это в тот момент, когда подписант — руководитель фирмы-поставщика отречется перед налоговым органом как от своей подписи, так и от факта руководства самой фирмой.

Обнаружить таких «отказников» не составляет особого труда, если иметь доступ к базе данных зарегистрированных юридических лиц и их налоговой отчетности. Наиболее вероятными «отказниками» будут руководители организаций:
- зарегистрированных «по месту массовой регистрации»;
- зарегистрированных по заявлению «массового заявителя»;
- зарегистрированных на имя «массового учредителя»;
- с «массовым руководителем»;
- длительное время сдающих «нулевую налоговую отчетность» либо совсем ее не сдающих.

Сбор «отречений» идет полным ходом. Так, региональные управления ФНС начали принимать от граждан заявления «о неиспользовании установочных данных налогоплательщика» (см.: Деловой Петербург. 2009. № 186), а ФНС России формирует для служебного пользования электронную базу данных «отказников» (см.: Колодина И. Охота на «однодневок» // Российская Бизнес-газета. 2009. № 691).

Проблема налогоплательщиков состоит в том, что им такая информация недоступна, ведь аналогичными административными и информационными возможностями они не обладают. Те сведения, которые находятся в открытом доступе, скорее дезинформируют налогоплательщика, поскольку не всегда могут стать надежными доказательствами в налоговом споре.

С легкой руки ВАС РФ (см., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 № 9299/08 по делу ЗАО «Кестрой-1») сегодня не все арбитражные суды верят информации о руководителе -- --фирмы-поставщика, указанной в официальных документах. Под официальными документами подразумеваются следующие:
- федеральная база данных о юридических лицах, выписки из ЕГРЮЛ, свидетельства о постановке на налоговый учет;
- свидетельство о регистрации юридического лица;
- устав;
- приказ о назначении генеральным директором.

В арбитражных судах скорее поверят физическому лицу, опрошенному в качестве свидетеля под расписку об ответственности за дачу ложных показаний.

В налоговом споре ни налоговые органы, ни арбитражные суды не интересуются причинами несоответствия устных показаний физических лиц сведениям, указанным в документах организации-поставщика. Между тем таких причин может быть несколько. Вот основные из них.

Физическое лицо — потерпевший. Его персональными данными воспользовались злоумышленники для регистрации юридического лица, и документы подписывались от его имени помимо его воли (по потерянному паспорту, по паспортным данным, полученным у других лиц (банк, паспортный стол, узел связи и т. д.). В этой ситуации возможны подделка документов (ст. 327 УК РФ) и злоупотребление полномочиями частного нотариуса (ст. 202 УК РФ).

Физическое лицо — соучастник правонарушения (подставное лицо). Он за деньги предоставлял свои документы, подписывал не читая документы фирмы, в которой числился руководителем. В такой ситуации это лицо – соучастник лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ).

Физическое лицо — реальный директор. Он отрекается от руководства фирмой в целях избежания ответственности за неправомерные действия (незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ); лжепредпринимательство (ст.173 УК РФ); уклонение от уплаты налогов (ст. 198, 199 УК РФ); подделку документов (ст. 327 УК РФ) и т.д.).

В любом случае реальный учредитель и руководитель такого юридического лица скорее всего преступник (незаконное предпринимательство, подделка документов, контрабанда, сбыт краденого, неуплата налогов и т. д.). Поэтому о каждом официальном отречении физических лиц от руководства организацией перед лицом налогового органа должно быть сообщено в правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел.

Более того, подобное отречение — это законный повод для ликвидации организации в судебном порядке по заявлению налогового органа. Основанием для такого заявления будет выявление грубых неустранимых нарушений закона (заявление заведомо недостоверной информации о руководителе организации), допущенных при регистрации юридического лица. Соответствующие полномочия предоставляет налоговым органам п. 2 ст. 25 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Если же организация к тому же является недействующим юридическим лицом (более 12 месяцев не сдавала налоговую отчетность и не осуществляла операций хотя бы по одному банковскому счету), она в силу ст. 21.1 Закона должно исключаться регистратором из государственного реестра юридических лиц в упрощенном порядке — без обращения в суд (см. Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 67).

Стоит согласиться с бывшим Председателем ВАС РФ В.Ф. Яковлевым, который отмечает необходимость публичной достоверности реестра юридических лиц: «Принцип достоверности должен быть главным. Если эта регистрация недостоверна, она не только не полезна, — она вредна, потому что используется в криминальных целях» (см.: Яковлев В.Ф. Вся работа проходила в дискуссиях // Закон. 2009. № 5. С. 7—13).

На практике преследование лжепредпринимателей и ликвидация фирм-призраков имеет место достаточно редко. Один из случаев возбуждения уголовного дела по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность) описан в газете «Коммерсантъ» от 15 октября 2009 г. Преступная группа открывала счета в банке на подставных лиц для обналичивания денежных средств. Другой случай: возбуждение уголовного дела по ст. 173 УК РФ (лжепредпринимательство): МВД Карелии объявило о раскрытии преступной группы, организованной депутатом Петрозаводского городского совета, которая помогала предпринимателям уклоняться от налогов в особо крупных размерах. Члены группы, организованной депутатом, зарегистрировали на студентов, а также лиц без определенного места жительства порядка 14организаций, через счета которых было обналичено более 1 млрд рублей (ссайта РИА Новости за 31.10.2009).

Зачастую налоговые органы довольствуются тем, что взыскивают долги, включая пени и штрафы, с их контрагентов, обвиняя покупателей в неосторожности (непроявлении разумной предусмотрительности).

Однако сегодня в неосторожности скорее можно обвинять должностных лиц самих налоговых органов, которые с завидной регулярностью:
- наделяют правоспособностью лиц, заведомо обладающих признаками фирмы-однодневки;
- в течение долгого времени не чинят им препятствий в осуществлении предпринимательской деятельности с «нулевой» налоговой отчетностью;
- установив в ходе встречных проверок факты получения «однодневками» крупных сумм выручки и НДС и неотражение их в налоговом учете, не взыскивают с них налоговые недоимки, пени, штрафы;
- определив признаки преступлений, не передают материалы в правоохранительные органы для уголовного преследования лиц, виновных в их совершении;
- установив признаки незаконной регистрации «однодневок», не обращаются в суд за ликвидацией таких организаций;
- используют их «зиц-председателей» в качестве свидетелей для поражения в правах их ни о чем не подозревающих налогоплательщиков-контрагентов.

Иногда суды признают налоговых инспекторов лицами, введенными преступниками в заблуждение (см.: Казьмин Д., Письменная Е. Распилить за один день // Ведомости. 2009. № 197 (2467)). Имеются также примеры, когда регистрация «однодневок» имела заведомо умышленный характер с целью получения преступного дохода налоговыми инспекторами. (На сайте газеты «Учет. Налоги. Право» за 16 октября 2009 г. описан случай возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц налогового органа по факту мошенничества, совершенного группой лиц в особо крупном размере и по факту организации преступного сообщества. Ущерб бюджету от преступной деятельности составил 193 млн рублей незаконно возмещенного НДС.)

В такой ситуации неясно: что делать налогоплательщику?

Можно посоветовать воспользоваться рекомендациями Минфина России и проявлять разумную предусмотрительность при выборе контрагентов путем:
- запрашивания у них копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе;
- проверки факта занесения сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ;
- запрашивания у контрагента доверенности о полномочиях лица, подписывающего документы по сделке;
- использования официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента (Письмо Минфина России от 10.04.2009 № 03-02-07/1-177).

Но эти действия не гарантируют, что подписант не отречется от своих подписей на документах в будущем.

Сегодня налоговые органы чаще всего советуют налогоплательщикам до заключения договора лично встречаться с руководителем фирмы-поставщика и проверять его паспортные данные.

Но нетрудно заметить, что эти советы «конфликтуют» с законом, ограничивают возможности по заключению и исполнению сделок, монополизируют рынок, влекут повышение цен и риск их переоценки для целей налогообложения.

Например, ГК РФ допускает дистанционное заключение договора путем обмена документами (ст. 434), а Федеральный закон от 27.06.2006 № 152-ФЗ «Оперсональных данных» требует согласия субъекта персональных данных на их обработку (включая сбор) другими лицами, если субъект — не сторона гражданско-правового договора, а лишь ее представитель (ст. 6). Конституция РФ гарантирует свободу (запрещает ограничение) перемещения товаров, услуг на всей территории РФ как единого экономического пространства (ст. 8).

Если следовать рекомендациям налоговых органов, налогоплательщик будет вынужден отказаться от сделок с:
- территориально удаленными контрагентами (личное знакомство с руководителем может потребовать чрезмерных затрат);
- контрагентами, чьи руководители не желают раскрывать свои персональные данные;
- контрагентами, чьи руководители потенциально могут отречься от реальных действий в силу своих личностных качеств (эгоизм, непорядочность) либо в неправомерных целях (для сокрытия собственных правонарушений или для причинения вреда конкуренту).

Кроме того, налогоплательщик, не имеющий в своем штате экспертов-криминалистов, может быть обманут контрагентом, предъявившим поддельные документы и подписи на них. (Отметим в скобках, что мошенничество — это преступление, характеризующееся своей скрытой формой: путем обмана и злоупотребления доверием. Следовательно, налоговому мошеннику, обманывающему государство, нет смысла посвящать в свои планы посторонних лиц, включая и контрагентов по сделке.) Для ВАС РФ не является новостью, что мошенники склонны подделывать подпись так, что банком визуально их подложность не выявляется и даже выводы специальных экспертиз носят вероятностный характер (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 9577/08).

Если не идти по пути агрессивной самозащиты (использование промышленного шпионажа, спецтехники, тактики запугивания подписантов, уничтожения первичных документов и т. д.), налогоплательщику остается только заключать договоры с хорошо знакомыми контрагентами (родственниками, участниками одного холдинга и т. п.). Но в таком случае надо быть готовым к монополизации бизнеса (а это означает высокие цены и отсутствие широкого ассортимента) и к тому, что налоговый орган признает эти сделки нерыночными (с взаимозависимыми лицами) и пересчитает соответствующие цены по правилам ст. 40 НК РФ.

Нередко на бытовом уровне можно услышать, что все коммерсанты — одна шайка и наверняка участники сделок если не знали, то по крайней мере догадывались об истинном лице друг друга. Но этот штамп неприемлем для правоприменительной практики. Он противоречит принципам индивидуальности административной и уголовной ответственности, презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ). Данные принципы правового государства обязывают налоговые органы не предполагать, а доказывать вину налогоплательщика в выборе заведомо «дефектного» контрагента.

В описанной ситуации неоценима роль арбитражных судов, которые в конкретных делах обязаны обеспечить баланс публичных и частных интересов, защиту оспоренного и нарушенного права, опираясь при этом на конкретные правовые нормы.

Согласно подп. «л» п. 1 ст. 5 Закона о госрегистрации в Едином государственном реестре юридических лиц содержится:
- Ф. И. О. и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица;
- паспортные данные такого лица или данные из иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством РФ;
- идентификационный номер налогоплательщика при его наличии.

Пункт 4 этой же статьи гласит, что при несоответствии указанных сведений тем данным, которые содержатся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, приведенные в п. 1 и 2 настоящей статьи, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений. В силу требований ст. 12, п. 1 ст. 9 Закона о госрегистрации при регистрации юридического лица соответствующее заявление удостоверяется подписью уполномоченного лица, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

С учетом вышеизложенного можно утверждать: если в расшифровке подписей на документах контрагента указаны те же лица, что и в ЕГРЮЛ, эта информация должна признаваться по закону достоверной.

Кроме того, руководствуясь ст. 71 АПК РФ «Оценка доказательств», суду следует принимать во внимание не только достоверность информации в оцениваемых документах, но и степень должной осведомленности в такой достоверности участников налогового спора (налогоплательщика и налогового органа).

Как следует из Решения ЕСПЧ по делу «Булвес» АД против Болгарии» от 22.01.2009 № 3991/03, имеющего для России прецедентный характер, налогоплательщик не должен нести убытки от неправомерного налогового поведения своего поставщика, если он не знал и не мог знать об этом.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться