Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Поворот исполнения судебного приказа

Поворот исполнения судебного приказа

В последнее время все больше как российских, так и зарубежных специалистов в области гражданского процесса уделяют внимание вопросам измерения качества правосудия и судебной защиты прав граждан и организаций. Большинство экспертов полагают, что при определении эффективности правосудия основным критерием является реальность оказываемой судами судебной защиты. В этой связи интерес вызывают особенности поворота исполнения судебного приказа в современном российском гражданском процессе

21.06.2010
ЭЖ «Юрист»
Автор: Вадим Аболонин, к. ю. н., магистр права (LL. M. Eur.), старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮА

Интересный проект измерения качества правосудия и судебной защиты был реализован в конце прошлого — начале нового века в Финляндии. Целями проекта были: оказание помощи судам в отправлении правосудия и обеспечение соответствия рассмотрения дел в суде критериям справедливого судебного разбирательства, обеспечение правильности и обоснованности принимаемых судами решений и доступности оказываемых судами услуг, в том числе с точки зрения судебных расходов (Оценка качества разрешения дела в судах. Принципы и предлагаемые критерии качества. Оулу. 2007. С. 8).

Аналогичные проекты осуществлялись также в масштабах всей Европы, один из подробных отчетов о них был подготовлен профессором А. Узелацем и опубликован в России в 2005 г. (Уцелак А. Можно ли измерить эффективность судебной системы? (Попытка сравнения европейских судебных систем) // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2005. № 6. С. 14—42. При публикации перевода дана неправильная транслитерация фамилии автора). Общим выводом этих исследований может стать утверждение, что при определении эффективности правосудия наряду с необходимостью обеспечения доступа граждан к нему, соблюдением сроков рассмотрения дел и принятием законных решений, обладающих высоким процентом исполнения, существенным критерием любой оценки деятельности судов является реальность оказываемой ими судебной защиты.

Именно в контексте реальности такой защиты хотелось бы рассмотреть некоторые аспекты поворота исполнения судебного приказа в современном гражданском процессе России.

 

Особенности судебного приказа

Судебный приказ — относительно новый для современного гражданского процессуального права вид судебных актов (или, в терминологии ГПК РФ, судебных постановлений). Он был введен в 1995 г. как раз с целью повышения эффективности работы судов и ускорения процедуры защиты прав граждан по обоснованным требованиям, удовлетворение которых возможно без судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны должника. В силу ч. 1 ст. 121 ГПК РФ судебный приказ — это постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм.

Предусмотренная законодателем процедура выдачи судебного приказа (равно как и его содержание и основные свойства) направлена на ускорение судебной защиты и, как следствие, повышение ее эффективности. В отличие от искового производства в приказном производстве отсутствуют стадия подготовки дела и судебное разбирательство по нему. При выдаче судебного приказа не проводится судебное заседание, не извещаются стороны и другие лица, участвующие в деле, не заслушиваются их объяснения. Судебный приказ выносится судьей единолично на основании заявления и приложенных к нему документов в течение пяти дней со дня его поступления в суд. Копия приказа высылается должнику, который в течение 10 дней со дня ее получения имеет право представить возражения относительно исполнения приказа.

По своей природе судебный приказ значительно отличается от других актов, выносимых судами общей юрисдикции. По некоторым признакам он, безусловно, схож с судебным решением. Например, в приказе, так же как и в решении, содержится указание суда на форму и способ защиты права взыскателя (истца). С другой стороны, в нем, как правило, не дается оценка представленных взыскателем доказательств и отсутствует мотивировочная часть. Кроме того, судебный приказ сам по себе является исполнительным документом, который сразу же после его выдачи взыскателю может быть предъявлен судебному приставу-исполнителю и послужить основанием для принудительного взыскания с должника денежных средств.

ГПК РФ не предусматривает возможности обжалования судебного приказа в апелляционном или кассационном порядке. Такой подход при общем анализе приказного производства представляется логичным и обоснованным, поскольку при наличии у должника возражений относительно исполнения судебного приказа он может быть отменен тем же судьей, который его выдал. С другой стороны, если подобные возражения не поступили в течение 10 дней со дня получения судебного приказа должником, он считается вступившим в законную силу и соответственно может быть обжалован только в порядке, установленном для обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений, а именно в порядке надзора, что прямо закреплено в п. 1 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ. Таким образом, законодатель предоставил должнику возможность обжаловать уже вступивший в законную силу судебный приказ и добиться его отмены по общим правилам надзорного производства.

 

Дьявол в деталях

Вместе с тем, как показывает практическое применение конструкции судебного приказа, ограничение возможности обжалования некоторых процессуальных действий, совершаемых при его вынесении, сделанное в пользу ускорения процесса выдачи приказа, иногда может привести к созданию откровенно патовых ситуаций, когда защита прав взыскателя превращается в нарушение конституционных прав должника.

В качестве примера приведем следующую ситуацию.

Взыскатель — крупная компания сотовой связи — обратился с заявлением о выдаче судебного приказа на принудительное взыскание задолженности, образовавшейся у абонента на основании договора оказания услуг сотовой радиотелефонной связи. В течение пяти дней такой приказ был вынесен судьей и его копия была направлена должнику, который в это время находился в зарубежной командировке. Вернувшись в Россию спустя месяц, должник обнаружил у себя в почтовом ящике копию судебного приказа, отправленную ему мировым судьей простой, а не заказной почтой, что часто бывает в связи с недостаточным финансированием мировых судей. На следующее утро он представил судье, выдавшему приказ, свои возражения относительно его исполнения, в которых указал, что, так как в момент подачи заявления о выдаче судебного приказа он находился за пределами Российской Федерации, судья должен был отказать взыскателю в выдаче судебного приказа на основании положений ст. 125 ГПК РФ.

Мировой судья, основываясь на норме ст. 128 ГПК РФ, устанавливающей начало течения срока на предъявление возражений должника со дня получения им копии судебного приказа, и ст. 129 ГПК РФ, отменил выданный им судебный приказ и в определении разъяснил взыскателю его право на обращение с заявлением в порядке искового производства. Между тем выяснилось, что после получения судебного приказа взыскатель сразу же обратил его к принудительному исполнению, направив его в соответствии со ст. 7 и 8 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в банк, в котором у должника был расчетный счет, и банк осуществил списание денежных средств со счета.

Узнав об этом, должник вновь обратился к мировому судье, вынесшему судебный приказ, с заявлением о повороте исполнения. Рассмотрев поданное заявление, судья отказал в его удовлетворении, сославшись, с одной стороны, на отсутствие закрепленной законодателем возможности поворота исполнения судебного приказа, а с другой — на отсутствие решения по спору, которым было бы отказано в удовлетворении предъявленного истцом требования.

Таким образом, должник был лишен своего имущества на основании отмененного судебного акта и вместе с тем возможности его возврата, поскольку процессуальное законодательство не предусмотрело возврат сторон в первоначальное положение в случае отмены иного судебного акта, кроме решения суда. Очевидно, что подобное положение дел не отвечает целям и задачам гражданского процесса, а главное — не обеспечивает реальной судебной защиты должника, которая, как уже отмечалось, служит основным показателем эффективной работы органов правосудия.

 

Процессуальное решение проблемы

Описанная ситуация является типичным примером несовершенства гражданского процессуального законодательства, приведшим к существенному нарушению прав должника. Невозможность поворота исполнения связана прежде всего с чрезмерно конкретными формулировками ст. 443 ГПК РФ, которая устанавливает возможность поворота исполнения при наличии следующих обстоятельств:

— вынесено судебное решение;

— оно было приведено в исполнение;

— состоялось новое рассмотрение дела;

— было принято новое решение об отказе в иске (прекращении производства по делу, оставлении искового заявления без рассмотрения).

Очевидно, что данной статьей не охвачены все случаи, когда поворот исполнения необходим для защиты прав участников гражданского процесса, и она явно нуждается в существенной доработке, о чем уже неоднократно заявлялось на страницах юридической литературы и в судебной практике. В частности, несколько лет назад А.И. Муранов поставил вопрос о более широком толковании положения о возвращении ответчику «всего, что с него было взыскано» и предложил понимать под этим поворот не только имущественных, но и неимущественных требований, исполненных ответчиком. При рассмотрении дела о повороте исполнения судебного определения Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в 2006 г. указала на необходимость обеспечения реальной судебной защиты и с этой целью на возможность преодоления несовершенства ст. 443 ГПК РФ посредством применения по аналогии норм АПК РФ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.01.2006 № 55-ВО5-11), предполагающих возможность «поворота исполнения судебных актов», тем самым разрешив поворот исполненных не только решений, но и определений, постановлений и, возможно, судебных приказов, хотя данный институт неизвестен арбитражному процессу и поэтому не назван в закрытом перечне ст. 15 АПК РФ, определяющем понятие «судебный акт».

Однако изложенный пример показывает, что все недостатки исследуемой статьи вряд ли удастся преодолеть путем ее расширительного толкования или применения аналогии закона. Даже если допустить возможность поворота исполнения судебного приказа на основании ст. 443 ГПК РФ путем толкования или применения аналогии закона, в ней по-прежнему содержатся два других условия: «новое рассмотрение дела» и «отказ в иске». В случае с приказным производством рассмотрение дела в порядке искового производства возможно, если приказ не был исполнен и был отменен. В то же время вряд ли можно представить себе ситуацию, когда принудительно исполнивший судебный приказ взыскатель вдруг решит обратиться с данным требованием повторно в порядке искового производства. Таким образом, даже самые ловкие юридические приемы не позволяют выработать логичный механизм поворота исполнения судебного приказа на основании положений ст. 443 ГПК РФ.

В сложившейся ситуации требуются не только серьезные и структурные изменения института поворота исполнения судебных актов, но и устранение недостатков приказного производства, в том числе связанных с ограничением обжалования и фактической невозможностью судьи осуществить проверку наличия оснований для отказа в выдаче судебного приказа, предусмотренных ст. 125 ГПК РФ. Именно эти меры могут обеспечить реальную защиту прав добросовестного должника в гражданском процессе.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться