Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Укрощение Минфина

Укрощение Минфина

Последние налоговые инициативы Минэкономразвития подвергают сомнению не только базовые принципы нынешней налогово-бюджетной политики, но и положение Алексея Кудрина как самого влиятельного министра в российском правительстве

24.03.2008
«Эксперт»

На прошлой неделе истек срок представления министерствами и ведомствами замечаний на проект Основных направлений налоговой политики на 2009 год и на плановый период 2010−го и 2011 годов. Этот документ был разослан Минфином заинтересованным ведомствам еще 25 января, и на него был получен ряд замечаний, в том числе от Минэкономразвития. Впрочем, ничего экстраординарного ни в самом документе, ни в замечаниях к нему не содержалось. Наиболее масштабной мерой, предусмотренной Основными направлениями налоговой политики, было введение регулирования трансфертных цен (подробно об этом см. «Цена трансфертных цен» [1], «Эксперт» № 5). Из существенных замечаний МЭРТа можно отметить, пожалуй, лишь предложение доработать Закон о благотворительности с целью исправления существующих недочетов в отношении волонтерства, социальных услуг и так далее.

Однако еще 14 марта Минфин неожиданно получил от МЭРТа письмо на 16 страницах, состоящее из двух частей. В первой были изложены дополнительные замечания к Основным направлениям налоговой политики, а во второй — «перечень первоочередных налоговых мер в соответствии с выступлением президента на Госсовете и программой экономического развития, изложенной первым вице-премьером в Красноярске».

Напомним, Владимир Путин на заседании Госсовета 8 февраля 2008 года в рамках Стратегии развития России до 2020 года пообещал бизнесу введение «единой и максимально низкой ставки НДС». Неделю спустя Дмитрий Медведев в предвыборном выступлении на экономическом форуме в Красноярске анонсировал радикальные изменения налогово-бюджетной политики правительства: «Государство должно собирать ровно столько налогов, чтобы, во-первых, обеспечить те функции государства, которые необходимы для существования самого общества, и во-вторых, чтобы национальный бизнес не разбежался по другим странам. Чтобы экономика не пришла в упадок».

Эхо Красноярска

Среди конкретных мер по оптимизации налоговой политики на первое место Дмитрий Медведев поставил снижение ставки налога на добавленную стоимость: «Первое, о чем недавно говорилось президентом: как можно быстрее нужно принять закон, определяющий сроки перехода на единую пониженную ставку НДС». Соответственно, главным пунктом письма Минэкономразвития Министерству финансов стало предложение снизить ставку НДС до 12–13%. Льготную десятипроцентную ставку на социально значимые товары при этом предлагается отменить, а часть выпадающих доходов компенсировать повышением акцизов на алкоголь, сигареты, топливо и автомобили.

«Несколько решений следует принять по налогу на прибыль, — заявил Дмитрий Медведев в Красноярске. — Прежде всего дать налогоплательщикам возможность более гибко определять амортизационную систему, а также ввести механизмы, которые дополнительно стимулируют научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Например, на основе введения повышающего коэффициента при учете затрат на исследования и разработки. В течение пятнадцати лет мы убивали мотивацию к НИОКР у частных инвесторов. Сегодня мы просто обязаны, что называется, вернуть долги».

Соответственно, в письме Минэкономразвития предлагается втрое увеличить так называемую амортизационную премию (сейчас, когда предприниматель обновляет основные фонды, в соответствующем налоговом периоде он может на 10% стоимости новых фондов уменьшить налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. МЭРТ предлагает уменьшить эту базу на 30%). Сумма же затрат на НИОКР, вычитаемая из налогооблагаемой прибыли, согласно предложениям министерства, должна увеличиться в полтора раза (при условии положительного результата этих НИОКР).

«Требуется изменить принципы установления налогов и экспортных пошлин таким образом, чтобы они стимулировали строительство новых производств с большой глубиной переработки природных ресурсов, — подчеркнул Дмитрий Медведев. — В частности, чтобы инвестиции в нефтепереработку были направлены на внедрение новейших технологий и выпуск нефтепродуктов по самым современным мировым стандартам. Ведь сегодня зачастую выгоднее производить мазут, чем бензин высокой степени очистки. Это абсурд». В соответствии с пожеланием избранного президента Минэкономразвития предлагает снизить экспортные пошлины на светлые нефтепродукты и повысить на темные с одновременным (для недопущения перекоса в экспорте) снижением акцизов на топливо.

«Должно быть принято особое решение по малому бизнесу, — отмечал Дмитрий Медведев в своем предвыборном выступлении. — Речь идет прежде всего о радикальном упрощении налоговой отчетности. Ее объем должен быть соразмерен масштабу бизнеса. Базовые налоговые декларации должны помещаться на одну страницу». Это пожелание МЭРТ воспроизвел «один в один»: рекомендуется уменьшить объем представляемой налогоплательщиками налоговой отчетности — он должен быть сокращен до минимальных размеров и соответствовать масштабу деятельности налогоплательщика.

Не забыли мэртовцы и февральское выступление Владимира Путина на Госсовете. «Необходимо активно задействовать налоговые механизмы для стимулирования инвестиций в развитие человеческого капитала, — заявил тогда президент. — Для этого требуется в максимальной степени освободить от налогов расходы компаний и граждан. Обращаю на это внимание и правительства, и депутатов Государственной думы: необходимо освободить от налогов расходы компаний и граждан на образование и медицинское страхование, софинансирование пенсионных накоплений».

Соответственно, среди предложений МЭРТа появился пункт о необходимости увеличить размер затрат на добровольное медицинское обслуживание сотрудников, учитываемых при исчислении налога на прибыль, с 3 до 10% от фонда оплаты труда и дать компаниям право учитывать при исчислении налога на прибыль затраты на софинансирование добровольных пенсионных накоплений сотрудников. Кроме того, Минэкономразвития предлагает учитывать при исчислении налога на прибыль организаций затраты на высшее и профессиональное образование сотрудников. Все указанные суммы не должны включаться в налогооблагаемый доход сотрудника и облагаться единым социальным налогом (ЕСН).

Впрочем, пересказыванием тезисов двух президентов МЭРТ не ограничился, дополнив их собственными предложениями. В частности, Минэкономразвития предлагает ввести налоговые льготы для компаний, софинансирующих выплаты ипотечных кредитов своих сотрудников (освободив данные суммы от ЕСН и подоходного налога). Разработчики документа объясняют, что реализация подобной меры позволит сделать более доступной для граждан систему ипотечных кредитов и ускорит решение проблемы обеспечения граждан доступным жильем. Сейчас же, по сведению чиновников МЭРТа, компании, реализующие программы софинансирования ставок по ипотечным кредитам своих сотрудников, из-за неблагоприятного режима налогообложения вынуждены применять полулегальные схемы по минимизации налоговых обязательств.

Цена новаций

Легко предсказать, что наиболее жаркие дискуссии развернутся вокруг главной налоговой новации — радикального снижения ставки НДС. Аналитики Минэкономразвития рассчитывают, что эта мера простимулирует привлечение инвестиций в отрасли с высокой добавленной стоимостью, включая высокие технологии и проекты, связанные с импортом дорогостоящего оборудования.

Согласно подсчетам экспертов, привлеченных министерством, снижение НДС до 12% даст прирост ВВП на 0,6–0,7 процентного пункта как за счет стимулирования роста экономики, так и за счет снижения объемов махинаций с возвратом НДС.

Кроме того, по оценкам аналитиков, снижение ставки НДС поможет исправить существующую абсурдную ситуацию, когда из-за длительной процедуры возмещения НДС предприятия фактически кредитуют государство, а сами, испытывая недостаток в оборотных средствах, зачастую бывают вынуждены привлекать займы под высокие проценты. Наконец, сократится объем «серого» импорта, поскольку предлагаемая ставка налога в 12% сопоставима со стоимостью «серых» схем — 8–11%.

А вот надежды на то, что при снижении ставки НДС понизятся розничные цены, вряд ли оправданны: ни при отмене спецналога в конце девяностых годов, ни при отмене налога с продаж, ни при снижении ставки НДС с 20% четыре года назад до сегодняшних 18% цены не падали. Зато у правительства появится дополнительный аргумент для административного давления на предпринимателей: «Мы вам НДС снизили, так почему цены растут?»

Основной аргумент главного противника снижения НДС — Министерства финансов — сводится к недопустимости бюджетных потерь. По оценкам Минфина, снижение базовой ставки НДС до 12% приведет к выпадению доходов бюджета в размере до 2% ВВП. Однако, учитывая, что профицит федерального бюджета уже три года существенно превышает эту цифру и в 2007 году, по предварительным оценкам, составит более 8% ВВП, любые разговоры о возможной потере финансовой устойчивости представляются малообоснованными.

Противовес Кудрину

Впрочем, оценивать только возможные экономические последствия инициатив Минэкономразвития вряд ли правильно — политические эффекты письма «экономистов» «финансистам» не менее любопытны. «Для Минфина оказалось неожиданным то, что МЭРТ пишет: “Для выполнения поставленных задач считаем целесообразным принятие соответствующих законов уже в весеннюю сессию”, — то есть не дожидаясь принятия Основных направлений налоговой политики», — заявил «Эксперту» высокопоставленный чиновник Министерства финансов.

Учитывая, что федеральный бюджет на 2009 год уже сверстан и утвержден, подобное заявление не может быть расценено иначе как прямой вызов Минфину. Не говоря уже о том, что инициативы МЭРТа противоречат всей налогово-бюджетной политике, проводившейся в последние восемь лет ведомством Алексея Кудрина. Суть этой политики известна: выкачивать как можно больше денег из российской экономики под предлогом борьбы с инфляцией и вкладывать их в экономику развитых стран «для сохранности».

Перекачку российских денег в западные экономики вскользь покритиковал Дмитрий Медведев в Красноярске («Сегодня нами накоплен такой потенциал для развития, что глупо и безнравственно было бы им не воспользоваться, потерять шанс на качественное улучшение ситуации в экономике, в технологиях, в уровне жизни наших граждан»). На прошлой неделе глава Экспертного управления администрации президента Аркадий Дворкович тоже намекнул на неадекватность политики Минфина: «Очевидно, что мощь американской экономики превышает возможности любой другой экономики мира. Но означает ли это, что и риски распределены так же? Размер имеет значение, но не гарантирует здоровья. Мы всегда считали, что развитые рыночные институты, в том числе в сфере регулирования финансовых рынков, обеспечивают стабильность финансовой системы. Но в случае нынешнего кризиса провалились именно эти институты. Они попросту проглядели этот кризис».

А поскольку автором ультимативного письма Минфину в МЭРТе называют бывшего подчиненного Аркадия Дворковича, а ныне замминистра экономразвития Станислава Воскресенского, создается впечатление скоординированной атаки Кремля на кудринскую финансовую политику.

Глава Минфина при этом оказывается в чрезвычайно щекотливой ситуации. С одной стороны, заявить, как бывало раньше, «я лучше всех знаю, какая финансовая политика нужна России», значит проявить нелояльность сразу двум президентам — новоизбранному и действующему (который к тому же скоро станет непосредственным начальником), что, понятно, может обернуться большими служебными неприятностями. С другой — «взять под козырек» значит поступиться принципами и, что еще опаснее, потерять статус самого влиятельного министра в правительстве.

В этом контексте само февральское назначение Станислава Воскресенского в МЭРТ предстает в новом свете. Один из чиновников, хорошо знающих нового замминистра, на наш вопрос: «Способен ли Станислав Воскресенский составить серьезную оппозицию Кудрину?» без малейших раздумий ответил: «Способен. Он человек упертый. Если считает, что что-то должно быть сделано, будет идти до конца. Его позиция в новой должности преемственна той позиции, которую он занимал в аппарате президента: налоговая система должна быть стимулирующей. Думаю, его назначение замминистра экономразвития направлено на усиление подобных взглядов в МЭРТе. И учитывая последние выступления Путина и Медведева по поводу налогов, думаю, что у Воскресенского есть поддержка в Кремле».

Стремление Кремля создать в правительстве эффективный противовес Министерству финансов вполне объяснимо. Сегодня, когда глава Минфина де-факто является самым влиятельным членом кабинета министров, его естественным (и едва ли не единственным) оппонентом автоматически становится премьер-министр. Особенно ярко это проявлялось во времена премьерства Михаила Фрадкова.

Однако для будущего премьера — Владимира Путина — роль противовеса Кудрину явно неадекватна. Как в силу их давних личных отношений, так и из-за разности политического веса. Укрепив же МЭРТ и превратив его в активного оппонента Минфина, Владимир Путин займет наиболее комфортную и привычную для него позицию третейского судьи с решающим словом.

Такая сбалансированная конструкция, очевидно, будет оптимальной не только для правительства, но и для российского бизнеса, который получит в лице МЭРТа активного и мощного лоббиста своих интересов в правительстве. Особенно если учесть, что до прихода в Экспертное управление администрации президента Станислав Воскресенский много лет работал в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП).

Максим Рубченко, автор «Эксперт Online», «Эксперт», «Эксперт Северо-Запад», «Эксперт Урал», «Эксперт Украина», «Обзоры стран»

В подготовке статьи принимали участие Ольга Заикина и Марина Тальская

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться