Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление ФАС Поволжского округа от 15 января 2009 г. по делу N А55-5612/2008

Постановление ФАС Поволжского округа от 15 января 2009 г. по делу N А55-5612/2008

НК РФ не ставит факт исключения дебиторской задолженности из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в зависимость от осуществления налогоплательщиком каких-либо действий по принудительному взысканию долга, в том числе, от соблюдения судебной процедуры взыскания долга

14.10.2009  

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 января 2009 г. по делу N А55-5612/2008

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена - 11.01.2009.

Полный текст постановления изготовлен - 15.01.2009.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Межрегиональной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3, г. Москва, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области, г. Самара,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 04.07.2008 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2008 по делу N А55-5612/2008,

по заявлению открытого акционерного общества "КуйбышевАзот", г. Тольятти, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области, Межрегиональной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 о признании недействительными решения от 07.03.2008 N 10-42/215, требования N 104 по состоянию на 14.04.2008, с участием третьего лица - Прокуратуры Самарской области, г. Самара,

установил:

открытое акционерное общество "КуйбышевАзот" обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области от 07.03.2008 N 10-42/2158 и требования Межрегиональной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 по состоянию на 14.04.2008 N 104.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 04.07.2008 заявление Общества удовлетворено - решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области признано недействительным в части доначисления:

- налога на прибыль в сумме 140 142 654 руб.,

- налога на добавленную стоимость в сумме 177 737 889 руб.,

- налога на доходы физических лиц в сумме 1 564 584 руб.,

- единого социального налога в сумме 3696709 руб.,

- страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1 990 536 руб.,

- начисления налоговых санкций и пени, приходящихся на указанные суммы налогов. Кроме того, суд первой инстанции признал недействительным требование Межрегиональной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 в части предложения уплатить налоги, пени и налоговые санкции в указанных выше суммах.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2008 решение суда первой инстанции от 04.07.2008 изменено - заявителю отказано в удовлетворении заявленных требований о признании недействительными ненормативных актов ответчиков в части предложения уплаты налога на прибыль в сумме, приходящейся на налоговую базу в сумме 175 009,76 рублей, соответствующие суммы штрафа и пени. В остальной части решение Арбитражного суда Самарской области от 04.07.2008 оставлено без изменения.

В кассационных жалобах Межрегиональная Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 и Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области просят отменить состоявшиеся судебные акты в части удовлетворения заявленных требований открытого акционерного общества "КуйбышевАзот" и отказать ему в этой части в удовлетворении его требований.

Коллегия отказывает в удовлетворении ходатайства Межрегиональной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 3 о приостановлении производства по делу N А55-9300/2008 в части эпизода об отказе в принятии к вычету НДС в сумме 20 355 548 рублей по хозяйственным операциям ОАО "КуйбышевАзот" и ООО "ПФК Инвест" до результатов почерковедческой экспертизы подписи Муллануровой Г.Г., как не относящееся к данному делу.

Проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав представителей сторон, судебная коллегия не находит правовых оснований для их удовлетворения.

Как усматривается из материалов дела, решением Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области от 07.03.2008 N 10-42/2158 по результатам акта выездной налоговой проверки от 27.12.2007 N 1513ДСП за период с 01.01.2005 по 31.12.2006, открытому акционерному обществу "КуйбышевАзот" предложено уплатить в бюджет разных уровней доначисленные:

- НДС в сумме 177 937 973 рублей, пени по нему в сумме 16 799 671 рубль и штраф в размере 36 823 781 рубль,

- налог на доходы физических лиц в сумме 1 564 584 рублей, пени по нему в сумме 230 307 рублей, штраф по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в размере 312 917 рублей,

- налог на прибыль в сумме 140987240 рублей, пени по нему в сумме 12 555 761 рубль, штраф в размере 28 197 448 рублей,

- единый социальный налог в сумме 3 696 709 рублей, пени по нему в соответствующей сумме и штраф в размере 739 342 рублей,

- страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в сумме 1 990 536 рублей, пени по нему в сумме 219 397 рублей, штраф по основаниям статьи 27 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ в размере 398 107 рублей.

На основании данного решения Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области выставила в адрес Общества требование от 14.04.2008 N 104 об уплате самостоятельно, в добровольном порядке, налоговых платежей, пеней по ним и налоговых санкций.

Основанием для доначисления ОАО "КуйбышевАзот" налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по хозяйственным операциям общества с ЗАО "ТОНАПО-сервис" и ООО "ТехПромСоюз" послужил вывод налогового органа о необоснованном занижении Обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль (по ЗАО "ТОНАПО-сервис" за 2005 г. в сумме 2 407 529 руб. 52 коп., за 2006 г. в сумме 1 111 577 руб. 87 коп.; по ООО "ТехПромСоюз" за 2005 г. в сумме 3 195 815 руб. 25 коп., за 2006 г. в сумме 6 289 026 руб.) (пункт 1.1 решения налогового органа). По мнению налогового органа, указанные контрагенты ОАО "КуйбышевАзот" являлись недобросовестными, что, в свою очередь, повлекло отказ в отнесении к числу расходов по налогу на прибыль затрат, понесенных Обществом при осуществлении сделок с ними, следовательно, по мотиву получения ОАО "КуйбышевАзот" необоснованной налоговой выгоды.

Суды правильно отказали ОАО "КуйбышевАзот" в удовлетворении заявления о признании недействительными решения и требования ответчика в части предложения Обществу уплатить налог на прибыль в сумме 844 585 руб. 77 коп., штраф в размере 168 917 руб. 15 коп. и соответствующую сумму пени по взаимоотношениям с ЗАО "ТОНАПО-сервис" и признали недействительными решение и требование налоговых органов в части доначисления налога, начисления пени и налоговых санкций по хозяйственным операциям с ООО "ТехПромСоюз".

В обоснование ошибочности решения суда об удовлетворении заявления открытого акционерного общества "КуйбышевАзот" и признания оспариваемых ненормативных актов в части доначисления налога на прибыль, пени по нему и налоговых санкций в сумме, приходящейся на налогооблагаемую базу в сумме 175 009,76 рублей, и изменения в этой части решения суда, - апелляционный суд указал о неправомерности отнесения Обществом затрат на командировки своих сотрудников в состав расходов при определении налога на прибыль, связанных с производством и реализацией в качестве расходов капитального характера, увеличивающих стоимость основного средства.

Коллегия выводы судов о частичном удовлетворении заявленных требований находит правильными.

1. В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом под прибылью понимаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ. Пунктом 1 статьи 252 НК РФ предусмотрено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

2. Согласно заключенным заявителем договорам от 15.06.2004 N 45 и от 15.11.2005 N 103, ООО "ТехПромСоюз" осуществляло в пользу заказчика ремонтные работы в производственных цехах.

Факт выполнения подрядных работ и их последующей приемки Обществом подтверждается актами о приемке выполненных работ, составленными в соответствии с требованиями законодательства. О том, что ОАО "КуйбышевАзот" произвело оплату выполненных работ свидетельствуют акты приема-передачи векселей, расчеты между Обществом и его контрагентами (т. 17, л. д. 9 - 148).

Исходя из оценки перечисленных доказательств в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к правильному выводу о том, что ОАО "КуйбышевАзот" в доказательство экономической обоснованности и документальной подтвержденности расходов, понесенных по хозяйственным операциям с ООО "ТехПромСоюз", представило все необходимые и достаточные документы, оформленные в соответствии с требованиями закона, что является безусловным основанием для получения налоговой выгоды в виде отнесения указанных затрат к числу расходов по налогу на прибыль. Данный вывод согласуется с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 его Постановления от налоговый орган не представил допустимых доказательств, которые свидетельствовали бы об отсутствии у контрагента, как на праве собственности, так и на ином праве, например, на праве аренды, основных и транспортных средств, необходимых для ведения работ по капитальному ремонту производственных мощностей общества.

Коллегия также находит несостоятельным довод налогового органа о неисполнении контрагентом ОАО "КуйбышевАзот" своих обязанностей по надлежащему представлению налоговой и бухгалтерской отчетности в установленном порядке (со ссылкой на представление ООО "ТехПромСоюз" бухгалтерских балансов, налоговых деклараций по налогу на прибыль и НДС с "нулевыми" показателями), как на обстоятельство, свидетельствующее о недобросовестности ОАО "КуйбышевАзот".

Действующее законодательство не предоставляет заказчику работ необходимых полномочий по контролю за совершением исполнителем такого юридически значимого действия, как надлежащее представление налоговой и бухгалтерской отчетности, а, значит, несовершение исполнителем этого действия не может служить бесспорным доказательством недобросовестности заказчика, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Согласно пункту 10 вышеуказанного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что предполагаемая недобросовестность контрагента ОАО "КуйбышевАзот" сама по себе не может свидетельствовать об отсутствии у Общества права на получение налоговой выгоды в виде отнесения к числу расходов по налогу на прибыль затрат на оплату работ подрядчика.

Безосновательна ссылка налогового органа на то, что денежные средства поступали на расчетный счет ООО "ТехПромСоюз" в ОАО КБ "СтройКредит" от "повторяющихся" организаций и от гашения предъявленных к оплате векселей, а затем обналичивались, как на доказательство недобросовестности данной организации, а, как следствие, и на получение ОАО "КуйбышевАзот" необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с указанным контрагентом.

Способ распоряжения ООО "ТехПромСоюз", являющегося самостоятельным участником хозяйственных правоотношений, принадлежащими ему денежными средствами не влечет никаких правовых последствий в сфере налогообложения для ОАО "КуйбышевАзот", как его заказчика.

В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в его Постановлении от налог на прибыль, начисляя соответствующие суммы пени и налоговые санкции по эпизоду с ООО "Самара-Турбокон" (пункт 1.2.1 решения), налоговый орган исходил из того, что Общество допустило необоснованное занижение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму 51 055 151 руб. 69 коп. в связи с экономической неоправданностью и нерациональностью затрат в указанной сумме.

В соответствии с пунктами 1.1, 1.3 договора от 30.05.2002 N 22025 о внутреннем лизинге движимого имущества, заключенного между ЗАО Научно-производственное внедренческое предприятие "Турбокон" (лизингодатель) и ООО "Самара-Турбокон" (лизингополучатель), лизингодатель передает лизингополучателю модернизированную противодавленческую паровую турбину ПР-6-3,4/1,5/0,5-1 с целью внедрения энергосберегающей технологии комбинированного производства электрической и тепловой энергии для использования по адресу: Самарская область, г. Тольятти, ул. Новозаводская, 6, ОАО "КуйбышевАзот". Пунктом 1.4 договора лизингополучателю предоставляется право передачи имущества в сублизинг.

Согласно договору внутреннего сублизинга от 12.08.2002 N 4, заключенному между ООО "Самара-Турбокон" (лизингодатель) и ОАО "КуйбышевАзот" (лизингополучатель) (т. 16, л. д. 97 - 104), первый передает второму в сублизинг автоматизированный электрогенерирующий комплекс мощностью 6 МВт (АЭК 6000) с целью внедрения энергосберегающей технологии комбинированного производства электрической и тепловой энергии. При этом в предмет лизинга в качестве основной его части входит модернизированная противодавленческая паровая турбина ПР-6-3,4/1,5/0,5-1, ранее полученная ООО "Самара-Турбокон" в лизинг от ЗАО Научно-производственное внедренческое предприятие "Турбокон".

В соответствии с пунктом 2 статьи 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика, подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Системный анализ положений статей 253 - 255, 260 - 264 НК РФ позволяет сделать вывод, что отличительным признаком расходов, связанных с производством и реализацией, является их направленность на развитие производства и сохранение его прибыльности.

Подпунктом 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ установлено, что к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в том числе, и лизинговые платежи за принятое в лизинг имущество, а также расходы на приобретение имущества, переданного в лизинг.

Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.

Материалами дела подтверждается, что в проверяемом периоде ОАО "КуйбышевАзот" осуществило в пользу ООО "Самара-Турбокон" лизинговые платежи в общей сумме 51 055 152 руб. 69 коп. (за 2005 г. - 2 433 858 руб. 70 коп., за 2006 г. - 26 711 293 руб. 99 коп.).

О реальном характере сделки по передаче предмета лизинга свидетельствует акт приема передачи оборудования от 31.12.2003. Факт несения обществом расходов в указанной сумме подтверждается актами приема-передачи лизинговых платежей, платежными документами, справкой о состоянии расчетов на 03.06.2008.

Следовательно, ОАО "КуйбышевАзот" представило все необходимые и достаточные документы в целях отнесения лизинговых платежей к числу расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Налоговый орган не представил никаких доказательств, которые свидетельствовали бы о нереальности указанной сделки, опровергали бы факт несения обществом расходов на уплату лизинговых платежей.

Суды правильно отклонили довод налогового органа об экономической необоснованности и нецелесообразности понесенных расходов.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, основным критерием для отнесения затрат к числу расходов по налогу на прибыль является соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью налогоплательщика по извлечению прибыли.

Следовательно, расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей деятельности, заведомо предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

Из материалов дела усматривается, что приобретение ОАО "КуйбышевАзот" в лизинг автоматизированного электрогенерирующего комплекса было связано с потребностью общества в значительном количестве электроэнергии. Расчет количества электроэнергии, производимой с использованием автоматизированного электрогенерирующего комплекса, сопоставление размера лизинговых платежей со стоимостью электроэнергии по цене, установленной ОАО "Самараэнерго", позволяет сделать вывод о получении обществом экономии в сумме около 15 000 000 руб. в год.

Указание налоговых органов на то, что сумма лизинговых платежей, которые ОАО "КуйбышевАзот" перечисляло ООО "Самара-Турбокон", в десять раз больше лизинговых платежей, которые последнее уплачивает ЗАО Научно-производственное внедренческое предприятие "Турбокон", как на доказательство получения обществом необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения расходов по налогу на прибыль, является безосновательным.

Анализ договоров, заключенных между ООО "Самара-Турбокон" и ЗАО Научно-производственное внедренческое предприятие "Турбокон", ООО "Самара-Турбокон" и ОАО "КуйбышевАзот", показывает, что их предмет различен: ООО "Самара-Турбокон" получило в лизинг паровую турбину, в то время как обществу в лизинг был передан автоматизированный электрогенерирующий комплекс, составной частью которого являлась данная турбина.

Таким образом, сопоставление лизинговых платежей по указанным договорам невозможно в силу различия их предметов.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что общество не располагало необходимыми ресурсами для самостоятельного использования турбогенератора в том виде, в котором он мог быть передан в лизинг непосредственно ЗАО Научно-производственное внедренческое предприятие "Турбокон".

Более того, налоговый орган необоснованно осуществлял оценку экономической целесообразности действий ОАО "КуйбышевАзот" при рассмотрении договора сублизинга, заключенного с ООО "Самара-Турбокон".

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении, обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала или от эффективности использования капитала.

Аналогичные выводы были сделаны Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Определениях Президиума от 09.01.2007 N 1416/07 и от налоговый орган не представил.

Более того, правомерность и обоснованность отнесения ОАО "КуйбышевАзот" лизинговых платежей к числу расходов по налогу на прибыль была установлена решением Арбитражного суда Самарской области от 15.11.2007 по делу N А55-16781/2006, оставленным без изменения постановлениями Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда 14.01.2008 и Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 18.04.2008, имеющими, в соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальное значение при рассмотрении настоящего дела.

Исходя из оценки приведенных обстоятельств в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к правильному выводу о том, что налоговый орган ошибочно признал необоснованными расходы, понесенные ОАО "КуйбышевАзот" в виде лизинговых платежей, уплаченных обществом в пользу ООО "Самара-Турбокон", и неправомерно доначислил ОАО "КуйбышевАзот" соответствующие суммы налога на прибыль, начислил пени и налоговые санкции, приходящиеся на указанную сумму налога.

4. Основанием для доначисления ОАО "КуйбышевАзот" налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по эпизоду с осуществлением пусконаладочных работ "под нагрузкой" по объекту "Полиамид-6 вторая очередь" (пункт 1.2.2 решения) послужил вывод МИФНС по КНП по СО о необоснованном занижении обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму 517 060 394 руб. 93 коп. По мнению налогового органа, затраты в указанной сумме в соответствии со статьей 257 НК РФ подлежали включению в первоначальную стоимость основного средства и не могли быть отнесены к числу расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Суды обоснованно признали недействительными решение и требование налоговых органов в указанной части, исходя из нижеследующего.

Как видно из материалов дела, 10 июня 2004 г. между ОАО "КуйбышевАзот" и ООО "Монолитстрой" был заключен договор генерального подряда N 01-16/2004 на выполнение строительно-монтажных работ на объекте: цех по производству Полиамида-6 (2 очередь). В соответствии с пунктом 5.4 данного договора подрядчик принимал на себя обязательство по заключению договоров с пусконаладочными организациями и осуществлению пусконаладочных работ. 01.11.2006 ОАО "КуйбышевАзот" заключило договор генерального подряда на выполнение строительно-монтажных работ с ООО "Азотремстрой".

На основании приказа генерального директора ОАО "КуйбышевАзот" от 22.08.2006 N 678 "О проведении пусконаладочных работ в цехе N 78" в цехе 78, Полиамид-6 (2-ая очередь, 1 пусковой комплекс) были произведены пусконаладочные работы, которые сопровождались выпуском пробной продукции, то есть осуществлялись "под нагрузкой".

Расходы ОАО "КуйбышевАзот" на проведение пусконаладочных работ и выпуск пробной продукции (готового полиамида в количестве 9 894,87 тонн) составили 517 060 394 руб. 93 коп., что подтверждается регистром расходов на производство продукции в период пусконаладки (подготовки и освоения новых производств) за 2006 г., отчетной калькуляцией за период с сентября по декабрь 2006 г.

Впоследствии произведенный в ходе пусконаладочных работ цеха "Полиамид-6 вторая очередь" полиамид был реализован, что, в свою очередь, привело к получению ОАО "КуйбышевАзот" дохода в сумме 511 377 634 руб. 48 коп., что подтверждается справкой о реализации готовой продукции за период с сентября по декабрь 2006 г., справкой о движении продукции в период пусконаладочных работ за 2006 г.

При таких обстоятельствах общество обоснованно отнесло затраты на осуществление пусконаладочных работ и производство полиамида к числу расходов, связанных с производством и реализацией.

Вывод налогового органа о том, что указанные затраты должны быть включены в состав первоначальной стоимости основного средства по смыслу статьи 257 НК РФ, является ошибочным.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования.

Таким образом, основным критерием отнесения затрат к числу расходов, подлежащих включению в первоначальную стоимость основного средства, является их направленность на формирование конкретного основного средства и его последующее доведение до состояния пригодности для использования, но без выпуска готовой продукции.

Согласно подпункту 34 пункта 1 статьи 264 НК РФ к числу прочих расходов, связанных с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на подготовку и освоение новых производств, цехов и агрегатов. При этом, отличительной особенностью таких расходов является их связь с производством и реализацией готовой продукции, в связи с чем эти расходы не влияют на стоимость используемого в каждом конкретном случае основного средства, а включаются в стоимость выпускаемой продукции.

Анализ приведенных правовых норм позволяет сделать вывод о том, что проверка готовности оборудования к выпуску продукции, в ходе которой осуществляется тестирование, запуск, опробование оборудования без выпуска готовой продукции отвечает понятию "доведение оборудования до состояния, в котором оно пригодно для использования" по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 257 НК РФ, и, следовательно, расходы, произведенные налогоплательщиком в этих целях, подлежат отнесению на стоимость основного средства.

Между тем, по смыслу подпункта 34 пункта 1 статьи 264 НК РФ, если организация осуществляет комплексное опробование, подготовку и освоение нового производства с одновременным выпуском готовой продукции (пусконаладочные работы ("под нагрузкой"), то расходы, связанные с освоением нового производства и на пробный выпуск продукции в период пусконаладочных работ подлежат включению в число расходов, связанных с производством готовой продукции. Таким образом, данные расходы являются косвенными и, следовательно, формируют налоговую базу текущего налогового периода.

Подобный подход согласуется и с разъяснениями Министерства финансов Российской Федерации, данными им в письмах от 01.04.2003 N 06-10-25/64, от налогу на прибыль.

Из материалов дела видно, что оборудование цеха "Полиамид-6 вторая очередь" было принято рабочими комиссиями, сформированными обществом, что подтверждается приказом от 22.08.2006 N 678 "О проведении пусконаладочных работ в цехе N 78", актом рабочей комиссии о приемке оборудования после индивидуального испытания от 27.08.2006, актами рабочей комиссии о приемке оборудования после комплексного опробования от 29.12.2006 и от 27.08.2006, перечнем технологического оборудования, прошедшего обкатку, перечнем технологического оборудования, смонтированного в корпусах 4001, 4001Б.

Материалами дела подтверждается, что ОАО "КуйбышевАзот", в соответствии с установленными правилами бухгалтерского учета вело раздельный учет расходов капитального и некапитального характера в период пусконаладочных работ после принятия пускового комплекса рабочими комиссиями.

Таким образом, расходы по цеху 78 за сентябрь - декабрь 2006 г., связанные с производством готовой продукции в период пусконаладочных работ "под нагрузкой", не включенные в смету строительства производственного комплекса (расходы на сырье, полуфабрикаты, энергоресурсы, зарплату производственных рабочих и цеховые расходы), - были правомерно отнесены обществом к расходам некапитального характера (текущие расходы) в общей сумме 517 060 394 руб. 93 коп. Данное обстоятельство подтверждается регистром расходов на производство продукции в период пусконаладки (подготовки и освоения новых производств) за 2006 г., отчетной калькуляцией за период с сентября по декабрь 2006 г.

При этом, из материалов дела (ведомости к счету "60 3" Расчет с поставщиками и подрядчиками" с 01.09.2006 по 30.09.2006 гг. и с 01.10.2006 по 31.10.2006 гг., справок о стоимости выполненных затрат и работ по форме КС-3, актов о приемке выполненных работ по форме КС-2, сметы строительства Полиамид-6, объектных сметных расчетов) усматривается, что расходы на осуществление пусконаладочных работ, произведенных в рассматриваемый период и включенных в смету расходов на строительство второй очереди 1 пускового комплекса Полиамид-6, ОАО "КуйбышевАзот" отнесло к расходам капитального характера, увеличивающим стоимость созданного основного средства.

Исходя из оценки изложенных обстоятельств в их совокупности и взаимосвязи, основываясь на приведенных правовых нормах, суды пришли к правильному выводу о том, что ОАО "КуйбышевАзот" обоснованно отнесло затраты на осуществление пусконаладочных работ комплекса "Полиамид-6 вторая очередь", сопровождавшихся выпуском готовой продукции и ее последующей реализацией, к числу расходов, связанных с производством и реализацией и уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Суд кассационной инстанции считает несостоятельной ссылку налогового органа на Письмо Госстроя Российской Федерации от 27.10.2003 N НК-6848/10 "О порядке отнесения затрат на выполнение пусконаладочных работ". Данное Письмо не является нормативным правовым актом, а, значит, не может возлагать права и обязанности на неограниченный круг лиц, а, кроме того, в нем дается оценка иной, чем в рассматриваемом случае, правовой ситуации.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали недействительным решение налогового органа в части доначисления ОАО "КуйбышевАзот" налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по эпизоду с осуществлением пусконаладочных работ "под нагрузкой" по объекту "Полиамид-6 вторая очередь" и требование МИФНС по КНП N 3 в указанной части.

Настоящий вывод арбитражного суда согласуется со сложившейся судебной практикой, в частности, с Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2008 N 2276/08.

5. Налоговый орган доначислил ОАО "КуйбышевАзот" налог на прибыль, начислил пени и налоговые санкции по эпизоду с неправомерным занижением налоговой базы на 175 009 руб. 76 коп. (пункт 1.2.3 решения). По мнению налогового органа, общество необоснованно отнесло затраты на командировки сотрудников общества к числу расходов, связанных с производством и реализацией (в качестве расходов капитального характера, увеличивающих стоимость основного средства).

Пунктом 5 статьи 270 НК РФ предусмотрено, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются, в частности, расходы по приобретению и (или) созданию амортизируемого имущества, а также расходы, осуществленных в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения объектов основных средств.

Согласно пункту 1 статьи 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования.

Таким образом, НК РФ исчерпывающе определена направленность затрат с целью отнесения их к числу расходов, увеличивающих стоимость основного средства, причем затраты на командировки работников организации к числу таких затрат не относятся, в связи с чем выводы апелляционного суда в этой части об отмене решения суда и отказе в удовлетворении заявленных требований Общества являются правомерными.

6. Основанием для доначисления ОАО "КуйбышевАзот" налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по эпизодам с безнадежными долгами (долгами нереальными ко взысканию) Красноперовой В. Н., ООО "ТоазАгро" и ООО "Вторая чайная компания" (пункт 1.3 решения налогового органа) послужил вывод МИФНС по КНП по СО о необоснованном занижении обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму безнадежных долгов. По мнению налогового органа, ОАО "КуйбышевАзот" не предприняло необходимых мер по взысканию задолженности.

Суды правильно посчитали указанные выводы налогового органа ошибочными и противоречащими НК РФ.

Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в том числе, суммы безнадежных долгов.

В силу положений пункта 2 статьи 266 НК РФ, статьи 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", пункта 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н, налогоплательщик при истечении срока исковой давности по взысканию дебиторской задолженности имеет право отнести эту сумму на расходы как безнадежный долг.

В соответствии с пунктом 14.3 Положения по бухгалтерскому учету "Расходы организации" ПБУ 10/99 дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, включается в расходы организации в сумме, в которой задолженность была отражена в бухгалтерском учете организации.

Исходя из приведенных правовых норм, необходимым и достаточным условием для отнесения сумм задолженности к числу безнадежных долгов, как внереализационных расходов, является истечение срока исковой давности по их взысканию. Иных критериев для признания долга безнадежным НК РФ не предусматривает. Закон не ставит факт исключения дебиторской задолженности из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в зависимость от осуществления налогоплательщиком каких-либо действий по принудительному взысканию долга, в том числе, от соблюдения судебной процедуры взыскания долга. Задолженность подлежит списанию при прекращении гражданского обязательства вследствие невозможности его исполнения, в том числе в случае признания ее нереальной для взыскания. При этом нереальность взыскания долга определяется самостоятельно хозяйствующим субъектом, который руководствуется совокупностью объективных обстоятельств, сложившихся в процессе его деятельности.

Как видно из материалов дела, на основании договоров от 01.02.1999 и от 01.10.2002 ОАО "КуйбышевАзот" предоставило индивидуальному предпринимателю Красноперовой В.Н. в аренду цветочные теплицы с соответствующим оборудованием, бытовыми и складскими помещениями. Во исполнение договора от 15.03.1999 Общество осуществляло в интересах предпринимателя отпуск теплоэнергии и горячей воды. Объем оказанных услуг и их стоимость подтверждаются актами, счетами на оплату, счетами-фактурами.

Материалами дела подтверждается, что на момент истечения срока действия договоров задолженность арендатора перед обществом составила 391543 руб. 80 коп. В целях взыскания задолженности в указанной сумме ОАО "КуйбышевАзот" направило в адрес Красноперовой В.Н. претензию с требованием принять соответствующие меры по погашению долга (от 08.08.2003 исх. N 0054/2630). Корреспонденция, направленная по месту регистрации должника заказным письмом, была возвращена с отметкой об отсутствии адресата. В ответ на запрос общества Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области письмом от 13.07.2004, исх. N 13-45/16824, сообщила об отсутствии информации о Красноперовой В.Н. В целях выяснения места регистрации должника ОАО "КуйбышевАзот" также направило запрос в ОВД Ставропольского района Самарской области, в ответ на который получило сообщение об отсутствии сведений о Красноперовой В.Н.

В соответствии с договором от 22.04.1999 N 39 и от 25.02.2000 ОАО "КуйбышевАзот" осуществляло отпуск тепловой энергии и горячей воды в пользу ООО "ТоазАгро". Задолженность ООО "ТоазАгро" перед обществом по указанным договорам за 2002 - 2003 гг. составила 10682 руб. 03 коп., что подтверждается актами на отпуск энергоресурсов и счетами на оплату (т. 6, л. д. 109 - 112; т. 16, л. д. 56 - 57).

Задолженность перечисленных лиц перед ОАО "КуйбышевАзот" была выявлена в результате инвентаризации просроченной задолженности, что подтверждается соответствующим актом. Списание задолженности было произведено на основании приказа генерального директора ОАО "КуйбышевАзот".

Как усматривается из материалов дела, ООО "Вторая чайная компания" заключило с АК Сберегательный Банк Российской Федерации договор от 02.09.1996 N 62 о предоставлении инвестиционного кредита. В свою очередь, в качестве обеспечения исполнения обязательств должника по указанному кредитному договору между ОАО "КуйбышевАзот" и банком был заключен договор поручительства от 02.09.1996 N 1. Ввиду неисполнения должником по кредитному договору своих обязательств, банк на основании договора поручительства обратился с требованием об уплате долга к ОАО "КуйбышевАзот" и взыскал с него в рамках исполнительного производства сумму основного долга и процентов за пользование кредитом на условиях, определенных в кредитном договоре. При таких обстоятельствах в силу пункта 1 статьи 365 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) у ОАО "КуйбышевАзот" в отношении ООО "Вторая чайная компания" возникли регрессные требования, а у последнего обязательства по уплате долга.

Материалами дела подтверждается, что задолженность ООО "Вторая чайная компания" перед ОАО "КуйбышевАзот" составила 5 750 099 руб. 39 коп.

Невозможность взыскания дебиторской задолженности с ООО "Вторая чайная компания" подтверждается актом судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания долга от 16.03.2004.

Учитывая подтвержденную материалами дела задолженность перечисленных лиц перед ОАО "КуйбышевАзот", невозможность их взыскания и истечение трехлетнего срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ, общество обоснованно отнесло долги в указанной сумме, как долги нереальные ко взысканию, к числу внереализационных расходов.

Суд кассационной инстанции отклоняет довод налоговых органов о том, что ввиду непринятия обществом мер по взысканию задолженности с Красноперовой В.Н. и ООО "ТоазАгро" якобы имело место прекращение обязательства прощением долга, что исключает возможность отнесения указанной задолженности к числу безнадежных долгов.

По смыслу статьи 572 ГК РФ прощение долга является одной из форм договора дарения, а, значит, должно быть основано на соглашении сторон и соответствовать правилам, установленным статьей 575 ГК РФ. Пунктом 4 статьи 575 ГК РФ установлен запрет на дарение между коммерческими организациями, какими являются ОАО "КуйбышевАзот" и его должники.

Утверждение налоговых органов об экономически неоправданном характере расходов ОАО "КуйбышевАзот" в виде безнадежных долгов Красноперовой В.Н., ООО "ТоазАгро" и ООО "Вторая чайная компания", - является безосновательным.

Статья 252 НК РФ не ставит экономическую оправданность произведенных расходов в зависимость от финансовых результатов деятельности налогоплательщика, при этом оценка экономической эффективности понесенных расходов не предусмотрена налоговым законодательством в качестве критерия формирования налоговой базы. Экономическая оправданность неравнозначна экономической эффективности, так как последняя отражает степень умелости ведения хозяйственной деятельности и является качественным показателем.

Более того, экономическая оправданность таких расходов должна определяться не по принятым налогоплательщиком мерам по взысканию задолженности, а по основаниям образования этой задолженности. Поэтому расходы ОАО "КуйбышевАзот" не могут быть признаны экономически неоправданными (необоснованными) только в связи с тем, что общество не принимало никаких мер по взысканию задолженности.

В рассматриваемом случае ОАО "КуйбышевАзот", заключая указанные договоры, рассчитывало на получение прибыли в виде арендной платы и платы за пользование энергоресурсами, то есть совершало экономически оправданные действия в рамках ведения предпринимательской деятельности.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод налоговых органов о невозможности включения в состав внереализационных расходов процентов за пользование кредитом другой организацией (ООО "Вторая чайная компания").

В соответствии с пунктом 1.3 договора поручительства ОАО "КуйбышевАзот", как поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, в частности, за уплату процентов за пользование кредитом, повышенных процентов за ненадлежащее исполнение обязательств по кредитному договору и возмещение убытков.

Исходя из этого общество включило в состав внереализационных расходов всю сумму дебиторской задолженности согласно документам бухгалтерского учета, учитывая в том числе и проценты за пользование должником кредитом, поскольку данная сумма также была взыскана банком с поручителя.

Правомерность отнесения ОАО "КуйбышевАзот" к числу внереализационных расходов безнадежных долгов ООО "Вторая чайная компания" по уплате процентов за пользование кредитом была установлена решением Арбитражного суда Самарской области от 26.02.2006 по делу N А55-74/2006, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Самарской области от 13.06.2006 и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.10.2006, имеющим, в соответствии с частью 2 с статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации преюдициальное значение для настоящего дела.

Следовательно, суды обоснованно посчитали неправомерным увеличение налоговым органом налоговой базы Общества по налогу на прибыль на сумму списанной дебиторской задолженности по Красноперовой В.Н., ООО "ТоазАгро", ООО "Вторая чайная компания" и признали недействительными решение и требование налоговых органов в указанной части.

7. Налоговый орган, сославшись на пункт 4 статьи 81 НК РФ, начислил ОАО "КуйбышевАзот" штраф в сумме 1 236 186 руб. за неправомерное принятие к вычету НДС в сумме 7 327 119 руб.

Основанием для возложения на ОАО "КуйбышевАзот" обязанности по уплате налоговых санкций в указанной сумме послужило то обстоятельство, что общество представило к вычету НДС в сумме 7 327 119 руб., исчисленный по ставке 18 процентов со сделок по транспортировке в его интересах силами ОАО "Тольяттиазот" жидкого аммиака на экспорт. При этом, в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ реализация данных услуг подлежала обложению налогом по ставке 0 процентов, а, значит, налог был предъявлен к вычету необоснованно.

Суды правильно признали недействительными в указанной части решение и требование налогового органа.

Материалами дела подтверждается, что НДС в сумме 7 327 119 руб. был уплачен ОАО "КуйбышевАзот" его контрагенту в составе цены оказанных услуг, в связи с чем общество и представило его к вычету. Впоследствии, установив неправомерность предъявления к вычету налога в указанной сумме, ОАО "КуйбышевАзот" представило уточненные налоговые декларации по НДС и уплатило налог в сумме 6 180 930 руб.

В соответствии с пунктом 42 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой НК РФ" неуплата или неполная неуплата сумм налога означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в статье 122 НК РФ деяний. Вместе с тем, если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате в тот же бюджет, и данная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по этому налогу, состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 НК РФ отсутствует, поскольку занижение суммы налога не привело к возникновению задолженности перед бюджетом в части уплаты конкретного налога. Если у налогоплательщика имеется переплата в более поздние периоды по сравнению с тем периодом, когда возникла задолженность, он может быть освобожден от ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ только при соблюдении условий, определенных пунктом 4 статьи 81 НК РФ.

Согласно пункту 4 статьи 81 НК РФ основанием для освобождения от налоговой ответственности является, в частности, представление уточненной налоговой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период, при условии, что до представления уточненной налоговой декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени.

Из актов сверки расчетов налогоплательщика по налогам, сборам, взносам от 12.02.2007 N 325 и N 16 за период с 01.01.2006 по 31.12.2006 и с 01.01.2007 по 01.01.2008 видно, что за ОАО "КуйбышевАзот" числилась переплата по НДС, соответственно, в сумме 43 671 769 руб. 70 коп. и в сумме 86 653 864 руб. 84 коп.

Суд кассационной инстанции считает безосновательной ссылку Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.07.2006 N 14240/05, поскольку в нем давалась оценка иной, чем в данном случае, правовой ситуации. В указанном Постановлении рассматривался вопрос принятия к вычету НДС, неправомерно уплаченного в составе цены услуг, не подлежащих налогообложению по заявленной ставке налога, а не привлечения к налоговой ответственности за принятие указанных сумм к вычету.

Таким образом, не может быть принята во внимание ссылка налогового органа на указанное Постановление, поскольку оно было принято в отношении иной совокупности конкретных фактических обстоятельств, установленных по другому налогоплательщику.

Исходя из оценки изложенных обстоятельств в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к правильному выводу о том, что ОАО "КуйбышевАзот" выполнило все условия, необходимые для освобождения от налоговой ответственности за неправомерное предъявление к вычету НДС, уплаченного ОАО "Тольяттиазот" в составе услуг по транспортировке товаров на экспорт (представило уточненную налоговую декларацию, уплатило налог даже при наличии переплаты по данному налогу).

Кроме того, в решении налогового органа указано на то, что штраф по данному эпизоду начисляется ОАО "КуйбышевАзот" на основании пункта 4 статьи 81 НК РФ. Между тем, указанный пункт ни в редакции, действовавшей в проверяемый период, ни в редакции, действующей в настоящее время, не предусматривает возможность и основания привлечения к налоговой ответственности, а, напротив, содержит описание условий, при наличии которых лицо может быть освобождено от налоговой ответственности.

8. Доначисляя ОАО "КуйбышевАзот" НДС в сумме 93 070 871 руб., начисляя пени и налоговые санкции, приходящиеся на указанную сумму налога, по эпизоду с осуществлением пусконаладочных работ "под нагрузкой" по объекту "Полиамид-6 вторая очередь" (пункт 2.2 решения налогового органа), налоговый орган исходил из того, что затраты, в состав которых входит налог в указанной сумме, подлежат отнесению к числу расходов на формирование первоначальной стоимости основного средства.

Суды правильно признали недействительными решение и требование налоговых органов в указанной части по основаниям, изложенным ранее.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что ОАО "КуйбышевАзот" реализовывало пробную продукцию третьим лицам, выставляло счета-фактуры с выделением налога в цене товара. Таким образом, налог в установленном порядке был исчислен и уплачен в бюджет. Указанные хозяйственные операции были предметом рассмотрения в ходе выездной проверки, каких-либо нарушений со стороны общества установлено не было.

При таких обстоятельствах доначисление обществу НДС в сумме 93070871 руб. повлекло двойное налогообложение одной и той же хозяйственной операции, что противоречит требованиям НК РФ.

9. Основанием для отказа ОАО "КуйбышевАзот" в применении вычета по НДС в сумме 4799035 руб. по лизинговым платежам в пользу ООО "Самара-Турбокон" (пункт 2.3 решения), послужил вывод налогового органа о необоснованном характере данных затрат.

Суды правильно отклонили указанный довод налогового органа как безосновательный.

Оценка экономической целесообразности сделки по получению в лизинг от ООО "Самара-Турбокон" автоматизированного электрогенерирующего комплекса и обоснованности затрат на уплату лизинговых платежей была дана ранее.

Более того, НК РФ не ставит право на получение вычета по НДС в зависимость от соответствия затрат, в состав которых входит и указанный налог, критериям экономической обоснованности и подтвержденности понесенных расходов, установленным статьей 252 НК РФ.

Пунктами 1 и 2 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на полагающиеся налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с НК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 172 НК РФ, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 НК РФ в целях принятия НДС к вычету или возмещению счет-фактура должен соответствовать требованиям пунктов 5, 6 указанной статьи.

Таким образом, для получения налогового вычета необходима совокупность следующих условий: наличие счетов-фактур, документов, подтверждающих фактическую уплату НДС, принятие указанных товаров (работ, услуг) на учет, а также соответствие выставленных счетов-фактур требованиям пунктов 5, 6 статьи 169 НК РФ.

Материалами дела подтверждается, что в целях применения вычета по НДС, уплаченного в составе лизинговых платежей, ОАО "КуйбышевАзот" представило все необходимые и достаточные документы: счета-фактуры, акт приемки полученного в лизинг имущества, акты приема-передачи лизинговых платежей, копии платежных поручений, что является безусловным основанием для получения вычета по налогу.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали недействительным решение налогового органа в части отказа в принятии к вычету НДС в сумме 4799035 руб. по лизинговым платежам в пользу ООО "Самара-Турбокон".

10. Основанием для отказа в принятии к вычету НДС в сумме 73 428 261 руб. по хозяйственным операциям ОАО "КуйбышевАзот" с ООО "ТОНАПО-сервис", ООО "ТехПромСоюз", ООО "ПФК ИНВЕСТ", ООО "ИНТЕР ТЭК", ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ" (пункт 2.4 решения налогового органа), доначисления налога в указанной сумме, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций, послужило признание налоговым органом недобросовестными указанных контрагентов общества и, как следствие, получение ОАО "КуйбышевАзот" необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения НДС из бюджета. Кроме того, по мнению налогового органа, контрагенты ОАО "КуйбышевАзот" не исполняли надлежащим образом свои обязанности по уплате НДС, а, значит, ввиду возвратного характера данного налога в бюджете не был сформирован источник для возмещения налога обществу.

Суды по основаниям, изложенным ранее, правильно отказали в удовлетворении заявления ОАО "КуйбышевАзот" в части отказа в принятии к вычету НДС в сумме 200 084 руб., доначисления налога в указанной сумме, начисления штрафа в сумме 40 016 руб. и пени в соответствующей сумме по взаимоотношениям с ЗАО "ТОНАПО-сервис".

Что касается хозяйственных операций ОАО "КуйбышевАзот" с ООО "ТехПромСоюз", ООО "ПФК ИНВЕСТ", ООО "ИНТЕР ТЭК", ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ", то из материалов дела видно, что указанные лица осуществляли в интересах ОАО "КуйбышевАзот" поставку товаров и производство работ. При этом, контрагенты выставляли ОАО "КуйбышевАзот" счета-фактуры на выполненные работы, поставленные товаров с выделением НДС в цене этих работ и товаров. Указанные счета-фактуры по форме и содержанию соответствуют требованиям пунктов 5, 6 статьи 169 НК РФ. Доказательством надлежащей приемки ОАО "КуйбышевАзот" работ и товаров являются акты выполненных работ, товарные накладные, оборотно-сальдовая ведомость по счету 60.1, по счету 60.4, бухгалтерский баланс, книга покупок. Об оплате ОАО "КуйбышевАзот" поставленных товаров, указанных работ, свидетельствуют акты приемки-передачи векселей, платежные поручения на перечисление денежных средств с расчетного счета ОАО "КуйбышевАзот" на счета его контрагентов.

Таким образом, ОАО "КуйбышевАзот" представило все необходимые документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды и это является основанием для ее получения, поскольку налоговым органом при рассмотрении настоящего дела не доказано, что сведения, содержащиеся в указанных документах недостоверны и (или) противоречивы. Данный вывод согласуется с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 его Постановления N 53.

Оценка реальности хозяйственных операций между ОАО "КуйбышевАзот" и ООО "ТехПромСоюз" была дана ранее.

Суд апелляционной инстанции правильно отклонил довод налоговых органов о получении ОАО "КуйбышевАзот" необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с ООО "ПФК ИНВЕСТ", ООО "ИНТЕР ТЭК", ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ" в связи с ненадлежащим исполнением контрагентами своих обязанностей по представлению налоговой отчетности (последняя налоговая отчетность ООО "ПФК ИНВЕСТ" за 1 квартал 2007 г., ООО "ИНТЕР ТЭК" за 1 полугодие 2006 г., ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ" за 1 квартал 2007 г.).

Как было указано ранее, действующее законодательство не предоставляет покупателю или заказчику работ необходимых полномочий по контролю за совершением продавцом или исполнителем такого юридически значимого действия, как надлежащее представление налоговой отчетности, а, значит, несовершение продавцом или исполнителем этого действия не может служить бесспорным доказательством недобросовестности покупателя или заказчика, который не обязан в силу действующего законодательства отвечать за действия третьих лиц.

Утверждение налоговых органов об отсутствии ООО "ПФК ИНВЕСТ", ООО "ИНТЕР ТЭК", ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ" по их юридическим адресам является безосновательным.

Данный вывод налоговых органов основан лишь на непредставлении указанными лицами запрошенных налоговым органом документов, что противоречит принципу допустимости доказательств, установленному статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Отсутствие организаций по юридическим адресам не было подтверждено осмотрами помещений, сообщениями органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, сообщениями собственников помещений о непредставлении ими указанным организациям помещений в аренду.

Суды правильно посчитали неверными доводы налоговых органов о том, что предполагаемая неуплата в бюджет НДС контрагентами ОАО "КуйбышевАзот" якобы исключает возможность возмещения налога обществу по той причине, что в бюджете не был сформирован источник возмещения НДС.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 25.07.2001 N 138-О и от 16.10.2003 N 329-О, в сфере налоговых правонарушений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, гарантия прав добросовестного налогоплательщика не может быть истолкована как возлагающая на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные налоговым законодательством, а истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Более того, при всей степени добросовестности и осмотрительности в силу правовой природы НДС налогоплательщик лишен возможности установить факт реального поступления уплаченного им поставщикам налога в бюджет.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Кроме того, налоговый орган сделал вывод о неуплате контрагентами ОАО "КуйбышевАзот" НДС в бюджет на том основании, что суммы реализации, а, следовательно, и суммы налога, указанные ими в налоговых декларациях по НДС являются меньшими по сравнению с теми, что были получены поставщиками от общества.

Между тем, согласно пункту 1 статьи 80 НК РФ налоговая декларация представляет собой письменное заявление налогоплательщика об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах, об исчисленной сумме налога и (или) о других данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налога. Таким образом, налоговая декларация не является допустимым доказательством уплаты или, напротив, неуплаты налога в бюджет. Иных доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что контрагенты ОАО "КуйбышевАзот" не исполнили надлежащим образом свои обязанности по уплате НДС в бюджет, налоговый орган не представил.

Таким образом, суды пришли к правильному выводу о том, что Общество документально подтвердило свое право на применение налоговых вычетов по НДС, уплаченному им ООО "ТехПромСоюз", ООО "ПФК ИНВЕСТ", ООО "ИНТЕР ТЭК", ООО "АКТИВАТЕХНОХИМ".

11. МИФНС по КНП по СО на том основании, что ОАО "КуйбышевАзот" не вело раздельный учет операций, подлежащих и не подлежащих обложению НДС, сделала вывод о неправомерном предъявлении обществом к вычету в 2006 г. налога в сумме 6 639 806 руб., уплаченного в составе цены строительно-монтажных работ для собственного потребления на социальных объектах и подразделениях ОАО "КуйбышевАзот" (на базе отдыха "Подснежник", в санатории-профилактории "Ставрополь" и яхт-клубе "Дружба"). Кроме того, по мнению налогового органа, указанные объекты не вели производственную деятельность, что также исключает возможность принятия уплаченного по ним налога к вычету.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 171 НК РФ (в редакции, действовавшей в проверяемый период) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ.

Таким образом, основным условием для принятия налога к вычету является признание операции, для осуществления которой приобретается товар, объектом налогообложения. НК РФ не ставит возможность принятия налога к вычету в зависимость от использования товара (работы, услуги) именно в целях ведения производственной деятельности.

Материалами дела подтверждается и налоговым органом не оспаривается, что строительно-монтажные работы производились в рамках операций, отвечающих критерию объектов обложения НДС.

Утверждение налоговых органов о необходимости ведения раздельного учета по базе отдыха "Подснежник", в санатории-профилактории "Ставрополь", - является безосновательным.

В соответствии с пунктом 4 статьи 170 НК РФ налогоплательщик имеет право не применять раздельный учет к тем налоговым периодам, в которых доля совокупных расходов на производство товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает 5 процентов общей величины совокупных расходов на производство. При этом все суммы налога, предъявленные таким налогоплательщикам продавцами используемых в производстве товаров (работ, услуг), имущественных прав в указанном налоговом периоде, подлежат вычету в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 172 НК РФ.

Из материалов дела видно, что доля совокупных расходов ОАО "КуйбышевАзот" на производство товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых не подлежат налогообложению, в проверяемом периоде 2006 г. не превысила 5 процентов общей величины совокупных расходов на производство (в августе - 0,74 802 498 процентов, в сентябре - 1,082 546 648 процентов, в октябре - 0,888 580 986 процентов, в ноябре - 0,694 335 723 процентов, в декабре - 0,073 209 524 процентов (т. 8, л. д. 7 - 11).

Что касается яхт-клуба "Дружба", то материалами дела подтверждается, что данное подразделение общества осуществляет только облагаемые НДС операции, что само по себе исключает необходимость ведения раздельного учета.

При таких обстоятельствах строительно-монтажные работы по указанному объекту в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 146 НК РФ являются объектом НДС, в связи с чем общество исчисляло и уплачивало данный налог. Таким образом, ОАО "КуйбышевАзот" правомерно предъявляло к вычету налог по мере его уплаты в бюджет.

На основании изложенного суды правильно признали недействительными в указанной части решение и требование налоговых органов.

11. Доначисляя ОАО "КуйбышевАзот" НДФЛ в сумме 1 564 584 руб., ЕСН в общей сумме 3 696 709 руб., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в сумме 1 990 536 руб., начисляя пени и налоговые санкции, приходящиеся на указанные суммы налогов (пункты 3, 4 решения налогового органа), налоговый орган исходил из того, что общество необоснованно назначало и выдавало своим работникам лечебно-профилактическое питание (далее - ЛПП). По мнению налогового органа, ОАО "КуйбышевАзот" неправомерно не проводило аттестацию рабочих мест в целях выявления и оценки воздействия вредных и опасных производственных факторов при работе в цехах предприятия в соответствии с Гигиеническими критериями оценки условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса.

Коллегия считает, что суды обоснованно отклонили указанные доводы налогового органа.

В соответствии с пунктом 3 статьи 217 и подпунктом 2 пункта 2 статьи 238 НК РФ не подлежат налогообложению НДФЛ и ЕСН (освобождаются от налогообложения) все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), в частности, связанных с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья.

Пунктом 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" предусмотрено, что объектом обложения страховыми взносами и базой для начисления страховых взносов являются объект налогообложения и налоговая база по ЕСН, установленные главой 24 НК РФ.

Согласно статье 222 Трудового кодекса Российской Федерации на работах с особо вредными условиями труда предоставляется бесплатно по установленным нормам ЛПП.

Таким образом, учитывая императивный характер приведенной правовой нормы, на работодателе лежит обязанность назначить и выдать специальное питание работникам, занятым на производстве с особо вредными условиями.

Нормы и условия бесплатной выдачи ЛПП устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. В проверяемый период действовал порядок, установленный Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2002 N 849, согласно которому бесплатная выдача ЛПП осуществлялась в соответствии с Перечнем производств, профессий и должностей, работа в которых дает право на бесплатное получение ЛПП в связи с особо вредными условиями труда, рационами ЛПП, правилами бесплатной выдачи ЛПП и нормами бесплатной выдачи витаминных препаратов.

В соответствии с Перечнем производств, профессий и должностей, работа в которых дает право на бесплатное получение ЛПП в связи с особо вредными условиями труда, рационов ЛПП, норм бесплатной выдачи витаминных препаратов и правил бесплатной выдачи ЛПП, утвержденным Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.03.2003 N 14 химические производства отнесены к числу производств, работа в которых дает право на бесплатное получение ЛПП в связи с особо вредными условиями труда.

В соответствии с Правилами бесплатной выдачи ЛПП (Приложение N 169 к Постановлению Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.03.2003 N 14) ЛПП выдается бесплатно тем работникам, для которых выдача этого питания предусмотрена перечнем производств, профессий и должностей, работа в которых дает право на бесплатное получение ЛПП в связи с особо вредными условиями труда. Правом на получение ЛПП пользуются работники, профессии и должности которых предусмотрены в соответствующих производствах перечня, независимо от того, в какой отрасли экономики находятся эти производства, а также независимо от организационно-правовых форм и форм собственности работодателей. ЛПП выдается также работникам других производств организаций, работающим полный рабочий день в действующих производствах с особо вредными условиями труда, в которых предусмотрена выдача ЛПП.

При этом в нормативных актах, регулирующих порядок назначения и выдачи ЛПП, не содержится указания на необходимость проведения аттестации рабочих мест для оценки условий труда в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов, равно как не содержится указания на необходимость оценки фактического состояния условий труда по степени вредности и опасности на основании и в соответствии с Гигиеническими критериями оценки условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса.

Таким образом, результаты проведенных аттестации и оценки фактического состояния условий труда по показателям степени вредности и опасности на основании и в соответствии с Гигиеническими критериями оценки условий труда не являются юридическими фактами, порождающими возникновение, изменение или прекращения права работников и обязанности работодателя на получение и выдачу, соответственно, специального, предусмотренного законом, питания.

Гигиенические критерии оценки условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса, на которые ссылается налоговый орган, содержатся в Руководстве по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Данное руководство носит рекомендательный характер, не требующий обязательного применения при оценке фактического состояния условий труда по степени вредности и опасности.

Между тем, как усматривается из материалов дела, в ОАО "КуйбышевАзот" сотрудниками санитарной лаборатории общества и санитарно-промышленной лаборатории НОУ "Региональный центр промышленной безопасности" проводились исследования характеристик шума, общей вибрации рабочего места, обследования содержания вредных веществ в воздухе рабочей зоны, условий освещения рабочего места, осуществлялась оценка условий труда по показателям напряженности и тяжести трудового процесса, оценка обеспеченности средствами индивидуальной защиты, оценка рабочего места по фактору травмобезопасности.

В ходе проведения данных мероприятий применялись указанные Гигиеническими критериями оценки (Р 2.2.2006-05 Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда), а также соответствующие ГОСТы и СНиПы, утвержденные в соответствии с действующим законодательством (ГОСТ 12.1.050-86 Методы измерения шума на рабочих местах; ГОСТ 12.1.003-83 Шум. Общие требования безопасности; ГОСТ 12.1.012-90 Вибрационная безопасность. Общие требования; ГОСТ 12.1.005-8(20002) Общие санитарно-гигиенические требования к воздуху рабочей зоны; ГН 2.2.5.1313-03 Предельно-допустимые концентрации вредных веществ в воздухе рабочей зоны; МУ от РМ 01-98/МУ 2.24.706-98 Оценка освещения рабочих мест и другие), содержащие необходимые критерии оценки степени вредности и опасности производственных факторов.

Протоколы, составленные по результатам проведенных исследований (протокол исследования характеристик шума рабочего места от 03.04.2006; протокол исследования характеристик общей вибрации рабочего места от 03.04.2006; протокол обследования содержания вредных веществ в воздухе рабочей зоны рабочего места от 13.04.2006; протокол обследования условий освещения рабочего места от 03.04.2006; протокол измерения показателей микроклимата рабочего места от 03.04.2006; протокол оценки условий труда по показателям напряженности трудового процесса от 11.05.2006; протокол оценки условий труда по показателям тяжести трудового процесса от 11.05.2006; протокол оценки обеспеченности средствами индивидуальной защиты от 11.05.2006; протокол оценки по фактору травмобезопасности рабочего места от 11.05.2006; протокол оценки по фактору травмобезопасности рабочего места от 11.05.2006, а также сводные данные результатов анализов с 01.01.2005 по 31.12.2005, с 01.01.2006 по 31.12.2006 по заводу (анализ: воздух рабочей зоны) свидетельствуют о повышенных вредности и опасности условий труда работников предприятия.

При принятии решения о назначении ЛПП и выдаче соответствующих талонов работникам ОАО "КуйбышевАзот" руководствовалось Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 28.03.2003 N 126, которым утвержден Перечень вредных производственных факторов, при воздействии которых в профилактических целях рекомендуется употребление молока или других равноценных пищевых продуктов.

С учетом выявленных ОАО "КуйбышевАзот" негативных производственных факторов, указание на которые содержится в названном перечне, в соответствующих протоколах исследований и оценок, и, принимая во внимание их особо вредный и опасный характер, общество приняло решение о назначении ЛПП сотрудникам предприятия, работающим непосредственно в цехах.

Суды пришли к правильному выводу о том, что, поскольку действующими нормативными актами утвержден перечень производств и профессий, работа в которых дает право на получение ЛПП, работодатель не обязан производить аттестацию рабочих мест в целях установления наличия либо отсутствия особо вредных производственных факторов на рабочем месте и признавать условия труда особо вредными.

Из материалов дела следует, что в ОАО "КуйбышевАзот" приказом генерального директора ежегодно утверждался Перечень профессий и должностей, дающих право на бесплатное получение ЛПП. Так в проверяемом периоде в ОАО "КуйбышевАзот" действовал Перечень профессий и должностей, имеющих право на бесплатное получение ЛПП на 2006 г., утвержденный генеральным директором и председателем профкома общества. Указанный перечень был составлен в соответствии с перечнем, установленным Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.03.2003 N 14. Талоны на получение ЛПП выдавались только тем работникам, должность и профессия которых были включены в названный перечень.

Исходя из оценки изложенных обстоятельств в их совокупности и взаимосвязи, суды правильно пришли к обоснованному выводу о том, что ОАО "КуйбышевАзот" правомерно осуществляло выдачу ЛПП сотрудникам, занятым на должностях с особо вредными производственными факторами.

Утверждение налогового органа о том, что работники ОАО "КуйбышевАзот", которым было назначено ЛПП и выдавались соответствующие талоны, получали продукты, не соответствующие рационам ЛПП, что, в свою очередь, якобы повлекло необоснованную оплату обществом стоимости питания за своих работников, является ошибочным и не соответствует обстоятельствам дела.

Данный вывод был сделан налоговым органом на основании инвентаризации кассы общего буфета, в ходе которой были обнаружены талоны на оплату питания.

Между тем, материалами дела подтверждается и налоговым органом не оспаривается, что инвентаризация проводилась в кассе общего буфета, в котором питаются сотрудники сторонних организаций, привлекаемых для осуществления подрядных работ на территории ОАО "КуйбышевАзот". Впоследствии оплату указанных талонов производят именно сторонние организации, их выдавшие, во исполнение и в соответствии с заключенными между ними и организацией питания соглашениями. Как видно из протокола инвентаризации кассы, на талонах, обнаруженных в кассе буфета, отсутствует оттиск печати, выдавшей их организации, в связи с чем установить эту организацию невозможно. При этом талоны, выданные работникам ОАО "КуйбышевАзот", были оформлены надлежащим образом и содержали указание на то, что они выданы на получение именно продуктов из рациона ЛПП, на них были проставлены оттиски печатей общества и цеха, в котором занят работник, получивший талон, на них была указана серия и номер, а также обозначен срок, в течение которого талон может быть предъявлен к получению продуктов из соответствующего рациона ЛПП.

Как усматривается из материалов дела, ввиду опасности и вредности производства на территории предприятия была организована строгая система контроля и учета входа и выхода работников, а также лиц, не состоящих в штате ОАО "КуйбышевАзот", но получивших в установленном порядке соответствующие пропуска. Работники цехов предприятия не вправе покидать свои рабочие места в цехах в течение всего рабочего дня и пересекать проходную, что лишает их возможности получать ЛПП в общем буфете общества.

При этом организация питания на территории цехов осуществлялась специальными столовыми, расположенными по месту выполнения работ (в цехах). Именно эти специальные столовые и осуществляли организацию ЛПП работников, занятых на производстве в цехах. В данных столовых принимались исключительно талоны, выданные ОАО "КуйбышевАзот" своим работникам и только на ЛПП. Данные талоны не принимались к оплате обществом в случае представления другими организациями питания (в частности, общим буфетом), не осуществляющими организацию ЛПП.

Кроме того, инвентаризация кассы, на акт о проведении которой ссылается налоговый орган, была произведена налоговым органом на момент проведения проверки, то есть на ноябрь 2007 г., а не на проверяемый период 2005 - 2006 гг.

Следовательно, акт инвентаризации кассы общего буфета не отвечает критериям относимости и допустимости доказательств, по смыслу статей 67, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь приведенными правовыми нормами, суды сделали обоснованный вывод о том, что ЛПП, являясь компенсацией, предусмотренной пунктом 3 статьи 217 и подпунктом 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ, выдавалось работникам ОАО "КуйбышевАзот" в рамках установленных норм и правил, предусмотренных условиями для его выдачи, что соответствует закону и исключает его обложение НДФЛ и ЕСН.

Исходя из изложенных обстоятельств суды правильно признали недействительным решение МИФНС по КНП по СО в части доначисления НДФЛ в сумме 1 564 584 руб., ЕСН в общей сумме 36 967 09 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1 990 536 руб., начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций, а также требование МИФНС по КНП N 3 в части предложения уплатить указанные суммы.

Таким образом, коллегия считает, что выводы суда апелляционной инстанции на основе анализа доводов сторон и обстоятельств дела об изменении решения суда первой инстанции и отказе в удовлетворении заявленных требований ОАО "КуйбышевАзот" в части признания недействительными решения и требования налоговых органов в части предложения обществу уплатить недоимку по налогу на прибыль, приходящуюся на налоговую базу в сумме 175 009,76 руб., соответствующие штраф и пени являются правильными.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции

постановил:

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2008 по делу N А55-5612/2008 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Легкая судьба электронных документов в суде

Бухгалтерские документы отражают важную информацию о хозяйственной деятельности организации.

Суфиянова Татьяна
Суфиянова Татьяна

Российский налоговый портал

Как открыть для себя «Личный кабинет налогоплательщика»?

Если у вас нет еще доступа в ваш «Личный кабинет», то советую сделать