Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Интервью / Мы отходим от «налогового терроризма». Олег Калинкин, руководитель управления Федеральной налоговой службы по Ростовской области

Мы отходим от «налогового терроризма». Олег Калинкин, руководитель управления Федеральной налоговой службы по Ростовской области

В 2008 г. налогоплательщики Ростовской области сами уточнили декларации на 995 млн руб. — в 10 раз больше, чем в 2007 г. В этом сыграла роль и публикация списка убыточных компаний

26.12.2008
газета "Ведомости"
Автор: Анастасия Любарская

В работе с юрлицами и предпринимателями мы нацелены прежде всего на убеждение и взаимопонимание. Федеральная налоговая служба (ФНС) на своем сайте опубликовала критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков и налоговые «схемы» [ухода от налогов]. Эти сведения общедоступны. Каждый руководитель может оценить, использует он в своем бизнесе нечто похожее или нет. У него есть возможность добровольно уточнить свои налоговые декларации. Если налогоплательщик в результате общения на комиссиях по убыточным предприятиям и легализации зарплат самостоятельно уточнил свои показатели, доплатил налоги, мы к нему санкции не применяем. И такое предприятие не проверяется, даже если раньше было в плане.

Мы изменили порядок приема граждан в наших инспекциях: теперь он продлен по вторникам и четвергам до 20 часов, в понедельник и среду начинается в 8 часов утра, а по субботам - с 9 до 12. По себе знаем, что, если нужна какая-то бумажка в государственном органе, надо отпрашиваться с работы, это целая эпопея, а за один день никак не успеть.

- Вы стали публиковать на сайте управления списки компаний, которые показывают убытки в течение двух лет. Есть результаты?

- Это не черный список, не устрашающая мера, а информационная. Она дает повод задуматься убыточным предприятиям: мы их видим и помним. Обнародовав такие сведения, мы исходили из того, что любой бизнес в России больше трех лет не может быть убыточным. Исключения - компании с большими инвестиционными программами, имеющие кредиты, планирующие получение прибыли на третий год. Их мы знаем. А предприятия, которые ничего не строят, не меняют капитализацию основных средств, показывают убытки, еще и зарплату не платят, - это какие-то «сообщества единомышленников», они за идею работают... Вот это вызывает вопросы.

Всего, в том числе за счет этой меры, в этом году налогоплательщики добровольно уточнили декларации на 995 млн руб. - это в 10 раз больше, чем в прошлом году. Часть компаний показали прибыль. Мы опубликовали списки, когда еще ничто кризиса не предвещало, был стабильный рост. Сейчас на какое-то время актуальность этих списков будет менее значима - по объективным причинам многие предприятия могут уйти в зону убытков.

- Какая сегодня задолженность по налогам и по каким? Как собираетесь это устранять?

- Мы имеем в виду задолженность, которая признана и подлежит взысканию, - примерно 16 млрд руб., а в начале года было 20 млрд руб. В целом для Ростовской области эта сумма незначительная. Это задолженность, которая формируется в основном по итогам судебных разбирательств, банкротств.

- Это безнадежные долги?

- Основная часть сегодняшней задолженности - 1990-х гг., еще с прошлого кризиса. Брошенного ничего не бывает, пока есть предприятия, имущество и люди, будем взыскивать.

- А можете назвать компании с самым большим долгом?

- ОАО «Ростовуголь». Сейчас оно находится в процедуре конкурсного производства.

- И сколько они должны?

- Около 7,3 млрд руб. - почти 46% от совокупной задолженности в бюджетную систему Российской Федерации.

Что касается физических лиц, основная доля задолженности приходится на владельцев транспортных средств, которые фактически не проживают по месту регистрации, найти их не могут даже судебные приставы. Нужны новые методы. На 1 октября на учете в инспекциях Ростовской области состоит 886 000 граждан, уплачивающих транспортный налог, из них 34% должны бюджету 564,2 млн руб. Всего совместно со Службой судебных приставов, администрациями области и муниципальных образований в течение года взыскано 885 млн руб. задолженности.

- В Ростовской области есть какие-то особо «популярные» нарушения налогового законодательства?

- Особых нет. Есть нарушения, характерные для России в целом. Способы уклонения от уплаты налогов известны: не показывать выручку, увеличивать расходы. Самое распространенное нарушение - уход от налогообложения с использованием фирм-однодневок. Значительное их количество зарегистрировано в Ростове и Таганроге. Программу работы с такими фирмами мы направили в территориальные инспекции. Вероятно, будем ее проводить вместе с коллегами из силовых органов.

- Сейчас власти много говорят о том, что бюджет в этом году недополучит примерно 2 млрд руб. из-за сложной финансовой ситуации. Вы согласны с этой оценкой?

- Абсолютно согласен. Недобор в этом году по факту уже состоялся, но я скажу так: это не кризисная ситуация для бюджета области, он не должен из-за этого пострадать. Это та часть прибыли, которую надеялись получить по завышенному прогнозу с учетом темпов роста за девять месяцев. Я бы это назвал неполученным сверхдоходом.

- В основном недоберут налог на прибыль?

- Да. Но надо понимать, что казна недосчитается поступлений по этому налогу, в том числе и в связи с поправками в Налоговый кодекс, которые изменили порядок исчисления авансовых платежей, подлежащих уплате в IV квартале. То есть компании могут уплачивать налог по факту, а не авансом. Этого нельзя было учесть при планировании бюджета на текущий год.

- В Ростовской области основные сборы в казну от малого бизнеса. Есть мнение, что регионов с высокой долей такого бизнеса кризис коснется в меньшей степени...

- Мы проанализировали, сколько предприятий области дают 70% ее бюджета. Оказалось - более 3000 «разнонаправленных» предприятий. То есть нет ярко выраженной зависимости от каких-либо отдельных предприятий, групп предприятий и даже какой-либо одной отрасли экономики. По сравнению с другими территориями возможностей по выходу из кризиса у региона с таким бизнесом, как в Ростовской области, больше. Наш регион более сбалансированный. Программы - инвестиционные и предполагающие финансирование из федерального или местного бюджетов - не сворачиваются, поэтому у компаний есть поддержка.

Точные прогнозы на следующий год дать трудно. Но я думаю, что темпы роста [налоговых поступлений] на уровне этого года не сохраним. Даже если бы без кризиса, с учетом изменений в законодательстве все равно будет снижение.

Прогнозируется снижение доходов бюджета от налога на доходы физических лиц на 5-10%, в том числе за счет увеличения размера вычета при покупке и строительстве жилья с 1 млн до 2 млн руб. В 2008 г. правом получения этого вычета в Ростовской области воспользовались 20 500 человек, сумма вычетов составила 3 млрд руб. Очевидно, в 2009 г. эта цифра вырастет.

- Ваше управление не было согласно с расчетами чиновников относительно потенциала налоговых сборов в 2009-2011 гг. Почему?

- Из этого сделали чуть ли не конфликтную ситуацию. А это обычный рабочий момент. Областной минфин был прав в своих прогнозах, опираясь на наши темпы роста по сборам налогов. Мы перевыполняли прогноз по сборам, и приходилось пересматривать бюджет регулярно. Поэтому минфин и предложил сразу все учесть, но мы в сложившейся экономической ситуации говорили: давайте прогноз более реальный, будет экономика развиваться стабильно - мы прогноз выполним. Еще идет процесс обсуждения, в итоге которого получим то, что удовлетворит обе стороны.

- В связи с кризисом управление изменило свою работу?

- Любая госструктура обладает немалым запасом бюрократизма. Возникает острый вопрос - как ни крути, есть порядок прохождения документа, он может занять день, два, да и больше. Сегодня это много. И мы создали ситуационный центр. Любой сотрудник инспекции (у нас 49 инспекций по области), если возникают проблемы, которые нужно решить быстро, может обращаться в центр, и в течение суток мы формируем ответ с учетом мнения ФНС.

- С какими вопросами обращаются?

- С разными. По проблемам банкротства и задолженности, по трактовке налогового законодательства, по выездным проверкам, по начислению больших, с точки зрения налогоплательщика, сумм налогов.

- Ставка налога на прибыль в федеральный бюджет в 2009 г. снизится с 24% до 20%. А регионы должны принять свое решение. Что вы думаете по этому поводу?

- Этот инструмент в Ростовской области используется уже давно в программах, где область поддерживает инвестпроекты. Льготы - это инструмент развития. Чтобы бизнес пошел, например, в шахтерские территории, там должны быть налоговые преимущества, а иначе все будут работать в Ростове и Таганроге. 20% - в целом, это не давящая ставка. Это не 35% для предприятий и 43% для бирж и банков, как было до 2002 г.

- Каков штат сотрудников в УФНС по Ростовской области? Планируются ли сокращения?

- Количество сотрудников, позвольте, не буду называть. Аппарат управления сокращается на 40%, но в территориальных, городских, межрайонных инспекциях ни на одного человека меньше не станет. Количество людей, которые работают непосредственно с налогоплательщиками, не должно сокращаться. Мы реорганизуем руководящий аппарат. Хочу подчеркнуть, что это не связано с кризисом, это плановые структурные преобразования.

- Вы уже полгода возглавляете УФНС по Ростовской области. Что за это время изменилось в работе налоговых органов, что пришлось перестраивать? Есть уже конкретные результаты?

- Это одно из лучших региональных управлений в России. Оно было таким и до моего назначения. Результаты по итогам 11 месяцев достойные, несмотря на кризисные явления и снижение общих экономических показателей.

В последние полгода мы отходим от «налогового терроризма» (памятное выражение премьер-министра). Мы отбираем налогоплательщиков для проверок с помощью имеющихся у нас программных продуктов. Причем график составляем на год, чтобы исключить волюнтаризм, незаконные и несанкционированные действия налоговых органов. Никакая территориальная инспекция не может его изменить без веских оснований и без согласования с управлением. Таким образом, исключен многократный контроль. Мы проверяем за год всего 1,7% от всех налогоплательщиков области. Средний европейский показатель составляет 3%, так что, если кто-то говорит, что мы мучаем проверками, это не так.

Не дожидаясь решений правительства, мы уменьшаем количество проверок малого бизнеса - это в основном налогоплательщики, которые находятся на упрощенной системе налогообложения, едином налоге на вмененный доход, платят единый сельхозналог. Их будем контролировать только при полной уверенности, что у нас есть доказательства, позволяющие говорить, что та или иная фирма уходит от налогов. Повальных проверок не будет, они неэффективны.

У ростовских налоговых чиновников хорошие новости. Они подсчитали, что 70% налоговых поступлений дают более 3000 «разнонаправленных» предприятий. Это значит, что областной бюджет не зависит, как нередко бывает, от системообразующих предприятий или одной отрасли экономики. С такой структурой бизнеса Ростовской области легче устоять перед кризисом, чем многим другим регионам, считает Олег Калинкин.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться