Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Налог для новой экономики

Налог для новой экономики

Мощным стимулом для перехода экономики на инновационное развитие могло бы стать радикальное снижение НДС. Вопрос в том, хватит ли у правительства решимости доверить бизнесу задачу модернизации производства

14.07.2008
Эксперт Online 2.0
Автор: Ольга Заикина, автор «Эксперт»

Сегодня уже всем очевидно, что при нынешних налогах переход от сырьевой модели экономики к инновационной абсолютно невозможен, и налоговая система должна быть перенастроена под новые задачи. По словам замминистра экономики Станислава Воскресенского, любые решения в налоговой сфере следует принимать, исходя прежде всего из того, насколько они способствуют или препятствуют инновационному сценарию. Причем времени на дискуссии практически не остается. Президент РСПП Александр Шохин считает, что ключевой для инновационно-инвестиционного рывка является трехлетка 2009-2011 годов: «Если в течение этих трех лет мы создадим нормальную базу, то к 2020 году будем пожинать плоды инновационной модели экономики». А если не создадим - то, по-видимому, навсегда останемся сырьевым придатком более развитых стран.

Снижение ставки НДС, по мнению бизнеса, является универсальной мерой для стимулирования инновационного развития. По словам Александра Шохина, сейчас как раз подходящее время, поскольку поправки в первую часть Налогового кодекса, вступившие в силу с 2007 года, несколько улучшили ситуацию с налоговым администрированием.

Сегодня бизнес не боится, что снижение НДС обернется жестким прессингом налоговых органов, которые «быстро восполнят выпадающие доходы бюджета за счет доначисления налогов в ходе проверок». И в этом коренное отличие нынешней ситуации от той, что была три года назад, когда премьер-министр Фрадков впервые предложил существенно уменьшить налог на добавленную стоимость.

Принципиальным для предпринимателей является также размер ставки налога не выше 12%, поскольку в противном случае снижение приведет лишь к потерям федерального бюджета и положительного эффекта не даст. Введение же единой 12-процентной ставки НДС благотворно скажется на развитии экономики. Такой вывод содержится в отчете об экономических последствиях снижения ставки НДС, подготовленном для Минэкономразвития аналитическим центром «Экономакс».

Вотум недоверия

Авторы отчета представили два сценария. Базовый (без учета компенсирующих факторов) так оценивает выпадающие доходы федерального бюджета от снижения НДС: 2009 год - 552 млрд рублей, 2010-й - 691 млрд, 2011-й - 824 млрд, 2012-й - 948 млрд рублей. Общий объем потерь бюджета прогнозируется в размере 1,1-1,3% ВВП, что совпадает с оценкой экспертов, проводящих аналогичные расчеты для Минфина.

Во втором - оптимистическом - варианте предполагается за три года рост ВВП на 0,6-0,7 п. п., а объем выпадающих доходов бюджета прогнозируется гораздо меньшим благодаря ожидаемому росту поступлений от единого социального налога (ЕСН), налога на доходы физических лиц (НДФЛ) и налога на прибыль, а также дополнительным доходам казны за счет увеличения ставок акцизов. Плюс повышение собираемости НДС (с нынешних 66 до 78% в 2012 году), в том числе в результате выхода предприятий из тени. По этому сценарию казна потеряет в 2009 году 314 млрд рублей, в 2010-м - 224 млрд, в 2011-м - 117 млрд, в 2012 году - 20 млрд рублей. Таким образом, отмечает Станислав Воскресенский, получается, что «на нулевые потери бюджета мы выходим уже через четыре года после введения 12-процентной ставки».

Однако столь заманчивая перспектива вызывает большие сомнения у Министерства финансов. «У нас идет спор с Минфином по методологии - правильно или неправильно учитывать поведенческие показатели, то есть возможный рост собираемости», - признает замминистра экономики. Минфин требует экономического обоснования для таких параметров, но дать это обоснование сложно, поскольку, как отмечает один из авторов отчета - эксперт компании «Экономакс» Павел Азгальдов, никаких серьезных исследований по данному вопросу не проводилось. «Мы полагаем, что учитывать поведенческие факторы и, соответственно, рассчитывать сценарии роста собираемости НДС надо, - уверен эксперт. - Потому что она почти наверняка вырастет».

Этот спор в очередной раз продемонстрировал главное различие в отношении двух государственных учреждений к тем, кого принято называть хозяйствующими субъектами. Минфин всегда принимает решения без оглядки на реакцию бизнеса, видимо, потому, что не ожидает от него ничего хорошего. Что же касается Минэкономразвития, предлагаемые им меры направлены, особенно в последнее время, на предоставление предпринимателям большей свободы в действиях - в надежде, что оказанное доверие окупится, обернувшись всплеском инвестиционной активности.

По словам председателя «Деловой России» Бориса Титова, бизнес подтверждает, что готов изменить ситуацию в экономике. По крайней мере, по итогам опроса руководителей 703 компаний, проведенного «Деловой Россией», при снижении до 10% ставки НДС 32% респондентов обещали направить высвободившиеся средства на инвестиции в основной капитал и 51% - на реконструкцию и техническое перевооружение производства. По оценке РСПП, снижение ставки налога до 12% высвободит на предприятиях около 360 млрд рублей (в условиях 2008 года), что позволит ускорить рост промышленного производства на 5,5-6% в год, даже если только половина этих средств будет направлена на инвестиции. Борис Титов считает принципиальным и такое обстоятельство: наконец появится стимул для развития перерабатывающего сектора, поскольку предполагается, что наибольший эффект от снижения ставки НДС получит машиностроение. Эти предположения основаны на оценках РСПП, согласно которым выплаты НДС в машиностроении сегодня эквивалентны почти 60% прибыли отрасли (в добывающих отраслях выплаты НДС оцениваются в 18% отраслевой прибыли).

Но и сырьевые компании нуждаются в уменьшении ставки НДС, поскольку это обязательное условие для диверсификации экономики. «Считается, что крупный бизнес не заинтересован в снижении НДС, поскольку является экспортно ориентированным, - говорит Александр Шохин. - Но он поддерживает эту меру, так как без диверсификации деятельности даже в крупных компаниях невозможно обеспечить глобальную конкурентоспособность. Поэтому компании сырьевого сектора заинтересованы в углублении переработки, повышении доли добавленной стоимости, производимой в России». Однако единодушие российских предпринимателей до сих пор никак не повлияло на позицию Минфина, который не верит в способность и желание частного капитала модернизировать отечественную экономику.

Последний козырь Минфина

Финансовое ведомство пока не представило свои расчеты долгосрочных последствий снижения НДС, но можно не сомневаться, что они подтвердят мнение вице-премьера Алексея Кудрина, который считает радикальное снижение ставки НДС в нынешних условиях «деструктивным решением». По мнению министра финансов, снижению налоговой нагрузки сегодня препятствуют высокая инфляция и существенное превышение спроса на товары и услуги над предложением. Дополнительные риски, по мнению главного финансиста страны, создает также то обстоятельство, что «высокий спрос в России вызван ростом цен на нефть, а не увеличением производства».

Однако Павел Азгальдов считает эти аргументы не выдерживающими критики. На рост инфляции снижение ставки налога не повлияет, поскольку и сейчас поступления от НДС через бюджет возвращаются на потребительский рынок в виде зарплат бюджетникам - ведь больше ни на что, по сути, государство денег не тратит. Разница, по мнению Азгальдова, лишь в том, что те же средства будет распределять предприятие, а не бюджет. Что касается «роста за счет цен на нефть», то именно обновленная структура российской экономики станет лучшим лекарством от нефтяной зависимости.

Более существенное возражение Минфина: НДС, в отличие от НДПИ, экспортных пошлин и налога на прибыль, которые могут колебаться под влиянием различных факторов, является самым устойчивым источником пополнения бюджета, сборы от которого будут сохраняться на уровне 3,7% ВВП. И выпадающие доходы, даже в случае реализации оптимистического сценария Минэкономразвития, предполагающего полную компенсацию потерь уже к 2013 году, в течение четырех лет надо чем-то восполнять. Повышения акцизов для этого недостаточно (оно даст, по расчетам центра «Экономакс», 1,05 трлн рублей за все четыре года), а такие параметры, как гипотетический рост собираемости и косвенный эффект от роста экономики, Минфин признавать отказывается. Авторы расчетов для достижения сбалансированности бюджета на два ближайших года предлагают воспользоваться дополнительными доходами в размере 2,8% ВВП в 2009 году и 2,6% ВВП в 2010-м, которые образовались в результате пересмотра прогноза социально-экономического развития РФ до 2010 года, а с 2011-го считают возможным покрывать потери, повысив величину ежегодного нефтегазового трансферта. По их мнению, в нынешней ситуации это вполне допустимо, тем более что, как отмечается в отчете аналитического центра «Экономакс», «смысл бюджетной системы состоит в финансировании государственных расходов, а не в накоплении собранных налогов» (выделено нами. - «Эксперт»).

Едва ли следует ожидать одобрения подобных идей со стороны Минфина. В то же время финансовое ведомство понимает, что, когда руководство страны в лице президента и премьера прямо заявляет о необходимости снизить налоговое бремя, совсем ничего не делать нельзя. Поэтому предлагаются альтернативы. Как заявил в ходе парламентских слушаний статс-секретарь-замминистра финансов Сергей Шаталов, «Минфин считает, что снижение НДС не единственный сценарий уменьшения налоговой нагрузки. Не исключено, что для придания экономике дополнительного инвестиционного импульса следует принять решение в отношении налога на прибыль. Конкуренция за капитал, размещение производства идут именно в этой сфере».

К сожалению, в этом с виду невинном предложении финансового ведомства есть определенная доля лукавства. НДС поступает целиком в федеральный бюджет, а налог на прибыль - по преимуществу в бюджеты региональные (из 24% подлежит зачислению в бюджеты субъектов федерации 17,5% и только 6,5% идет в центр). Так что его снижение существенно уменьшит и без того скудную налоговую базу регионов, особенно учитывая прогноз самого Минфина о том, что в ближайшие три года налог на прибыль будет снижаться из-за повышения тарифов и роста издержек предприятий, а также недостаточного увеличения производительности труда.

Да и бизнес не считает такую замену равноценной. «Мы полагаем, что уменьшать налоговую нагрузку надо именно в процессе производства, - утверждает Борис Титов. - Сегодня огромное количество предприятий убыточны, и для них понижение налога на прибыль ничего не даст. Надо стимулировать и их развитие». Кстати, чаще всего убыточны именно инновационные компании - в период проведения НИОКР получить прибыль практически невозможно. В то же время плательщиками НДС являются все предприятия, в том числе и не имеющие прибыли, и снижение этого налога, уменьшив нагрузку на фонд оплаты труда, даст толчок ускоренному развитию высокотехнологичных отраслей, где доля затрат на оплату труда традиционно высока.

Однако у Минфина в запасе есть еще один чрезвычайно веский аргумент против снижения НДС, который он предъявит, видимо, уже в августе (к этому времени Минфин и Минэкономразвития по поручению председателя правительства должны подготовить решения по реформированию налоговой системы в комплексе с задачами Концепции долгосрочного развития России до 2020 года). «Перед нами серьезные вызовы, и самый главный из них - пенсионная реформа, которую нельзя откладывать, - подчеркивает Сергей Шаталов. - Независимо от того, насколько радикальными будут принятые здесь решения, очевидно, что реформа потребует огромных средств, в том числе из федерального бюджета, и эти обстоятельства должны учитываться при выборе налоговой политики». Точный объем средств, которые понадобятся на пенсионную реформу, пока неизвестен, но в любом случае в расчеты, подготовленные по заданию Минэкономразвития, придется вносить коррективы. И хотя Павел Азгальдов утверждает, что на уточнение не потребуется много времени и теоретически возможно провести такую работу в краткие сроки, чтобы новая ставка НДС вступила в силу уже со следующего года, но практически шансы на это близки к нулю. Если только не будет принято политическое решение - независимо от каких бы то ни было расчетов.

По существу вопрос заключается в том, на чью сторону встанет руководство страны: Минфина с его бюджетным планированием или Минэкономразвития, предлагающего доверить бизнесу самому осуществить обновление экономики.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться