Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Налогообложение / Судебное помешательство

Судебное помешательство

Идеологи судебной реформы в России приветствуют популяризацию суда как универсального органа защиты прав граждан. Результатом этой политики стало судебное помешательство значительной части россиян, то есть восприятие суда как всеобъемлющего института разрешения социальных конфликтов либо как способа материального обогащения

12.04.2010
ЭЖ «Юрист»
Автор: Юрий Чурилов, адвокат Адвокатской палаты Курской области

Пошел ты... в суд!

Послать кого-то в суд или, наоборот, самому воскликнуть «Я обращусь в суд!» стало делом привычным, даже если судятся близкие родственники (дети-родители, братья-сестры), мужья и жены, соседи. Идея судебной защиты в нашей стране доведена до абсурда.

В этом отношении мы «догнали» Америку, где за самые невероятные судебные процессы вручают приз Стеллы, названный по имени Стеллы Либек, которая обварилась кофе по своей вине, но смогла отсудить 2,9 млн долларов в процессе против компании «Макдоналдс». Среди претендентов — иск к ресторанам в несколько миллиардов долларов о том, что по их вине заявитель растолстел; иск в 850 тыс. долларов против компании, сигаретами которой заявительница пользовалась 47 лет, в результате чего заболела раком легких; иск к пивоваренной компании по тем основаниям, что реклама пива обещала сделать заявителя счастливым и удачливым, но сколько он ни пил, удачи не было; иск к передаче «Фактор страха» на 2,6 млн долларов, в котором истец утверждал, что демонстрация поедания конкурсантами крыс причинила ему нравственные страдания, и пр. (см.: Сумасшедшие судебные иски // http://interesnee.net/2007/11/09/print:page,1,sumasshedshie-sudebnye-iski.html).

В России одной из правозащитных организаций был учрежден конкурс аналогичного содержания на премию «Правовая калоша». В числе номинантов решение мирового судьи г. Кемерово по жалобе пенсионерки на своих соседей по коммунальной квартире, которые надолго занимали ванную комнату: суд постановил, что максимальное время мытья должно составлять 20 минут. В списке также дело по иску к храму, в котором истец заявил, что заплатил священнику за единоличное отпевание тестя, а отпевание происходило вместе с другими усопшими (см.: В России объявлен конкурс на самые нелепые судебные решения // http://lenta.ru/news/2008/12/10/galosha). К числу нелепых судебных дел можно отнести и иск жителя Башкортостана о компенсации морального вреда в размере 10 тыс. рублей, причиненного его бывшей женой, которая позвонила друзьям истца и спросила, жив ли он (см.: Нелепый гражданский иск // http://sterlegrad.ru/newsrb/3455-nelepyj-grazhdanskij-isk.html). Пожалуй, в практике любого российского суда подобных примеров найдется множество, а сутяжников там знают не только по фамилии, но и в лицо.

Существует мнение, что сутяжничество как явление полезно, так как сутяжники «являются смазкой в пробуксовывающем обществе, где суд коррумпирован, и обычные граждане неохотно принимают участие в рассмотрении дел» (см.: Кто они, российские сутяжники, — лидеры гражданского общества или вредители, заваливающие суды нелепыми исками? // Радио «Свобода». Передача «Правосудие». 03.04.2006 // http://sutyajnik.ru/rus/library/interview/2006/sutyajniki.htm). С данным выводом можно согласиться лишь отчасти, так как массовое судебное помешательство является результатом того, что россиянам прививаются чуждые западные ценности, основанные на противостоянии власти и общества, граждан друг другу.

 

Предпосылки и условия

Бесспорно, для решения любого социального конфликта нужно бороться не с его последствиями, а с причинами, которые кроются в несовершенстве законодательства, коррупции, нерешенности социально-экономических проблем и пр. То, что суды «завалены» делами, обычно принято рассматривать в качестве позитивного показателя доверия граждан к судебной власти, роста экономической активности населения, но на самом деле данный факт свидетельствует о негативных тенденциях и прежде всего о конфликтности общества. Отсутствие эффективной и независимой судебной власти приводит к тому, что социальные конфликты не только не разрешаются, но и углубляются. В качестве оправдания несправедливого судебного решения в судейском сообществе принята точка зрения, согласно которой хотя бы одна сторона спора всегда останется недовольна результатом. Между тем зачастую недовольными судебной волокитой, произволом, элементарной неграмотностью представителей Фемиды оказываются обе стороны конфликта.

В настоящее время выпускается большое количество правовой литературы с броскими названиями «как «выиграть» суд, самостоятельно составить иски и жалобы» и т. д. К сожалению, львиная доля подобных изданий не имеет ничего общего с правовым ликбезом и правовым воспитанием граждан, поскольку содержит рекомендации, как не исполнять закон, уйти от ответственности и пр.

Помимо этого, на телевидении получили распространение различные телевизионные сериалы судебной тематики и судебные шоу — телевизионные передачи, в которых разыгрываются либо вымышленные, либо реально бывшие в прошлом уголовные или гражданские дела («Суд идет» (телеканал «Россия»), «Федеральный судья» («Первый канал»), «Час суда» («Рен-ТВ), «Судебные страсти» (ДТВ), «Суд присяжных» (НТВ). Вызывает сомнение, что повышение правовой грамотности населения служит самоцелью этих проектов. В реальности суд может продолжаться много дней и показать его по телевидению невозможно. В некоторых программах отсутствуют прокурор, адвокат, роль судьи играет адвокат, а принятые по «телевизионному» делу решения иногда расходятся с действующей судебной практикой. Именно по этой причине создатели программы обычно предупреждают, что решения носят рекомендательный, а не преюдициальный характер. Таким образом, в массовое сознание граждан внедряется упрощенное понимание судебной защиты, что, по нашему мнению, создает условия для судебного помешательства.

 

Бред сутяжничества

Если говорить о судебном помешательстве в крайних его формах, то следует отметить, что в судебной психиатрии принято выделять группу ментальных заболеваний, близких к шизофреническим, именуемых бредовыми комплексами (см.: Жариков Н.М. Судебная психиатрия. М.: Инфра-М, Норма, 1997. С. 97). Если при шизофрении изменение индивидуального внутреннего мира происходит полностью, то в случае с бредовыми комплексами — лишь частично, за рамками бредового комплекса человек остается тем, кем был.

Бред — это патологическое состояние человека, когда он охвачен идеями или ощущениями, не соответствующими действительности. В подобном состоянии человек становится глух к любым разумным доводам, опровергающим его утверждения. Бредовые комплексы могут вести к заболеванию шизофренией, быть ее остаточным состоянием либо рецидивом. Больными с бредовыми отклонениями следует считать не тех людей, кто не соблюдает принятые, возможно ошибочные, нормативные рамки, а только тех, которые в значительной мере отклонились от эталонных норм миропонимания. В судебной психиатрии выделяют индивидов — генераторов того или иного комплекса, а также пассивных участников-потребителей (не только необразованные, но и с вузовским образованием), которые находятся под внушением первых и которые, как правило, превосходят их своим числом.

Среди бредовых комплексов принято выделять так называемый бред сутяжничества, в основе которого лежит непоколебимая идея борьбы за восстановление попранной справедливости, в частности защиты нарушенных прав больного. Ей они готовы посвятить все свое время, здоровье и деньги. Их девиз — pereat mundus et fiat justitia (пусть погибнет мир, но свершится правосудие (лат.).

Приведу несколько примеров из адвокатской практики.

Прежде всего бред сутяжничества может развиться на основе мнимого нарушения прав больного окружающими лицами.

Так, Б. утверждала, что ее соседи по квартире занимаются преступной деятельностью, являются наркоманами, относятся к ее семье враждебно, поскольку направляют на нее сквозь стены лазерный прибор, читающий мысли. В связи с этим она была вынуждена переехать в другую квартиру, однако, как полагала Б., соседи также переехали вместе с ней и поселились рядом. Так как многочисленные обращения Б. в различные инстанции результатов не дали, она неоднократно пыталась предъявить в суд иск к соседям о компенсации вреда, причиненного здоровью, и морального вреда, просила адвокатов зафиксировать факт применения в отношении ее «лазерного прибора».

Бредовые комплексы могут быть связаны с борьбой за идею всеобщей справедливости.

Н. некоторое время осуществлял частнопредпринимательскую деятельность, был недоволен  с установленной системой сборов за аренду торгового места, в связи с чем стал обращаться с жалобами в различные инстанции, предъявлять судебные иски. Впоследствии Н. прекратил предпринимательскую деятельность и, имея источник дохода — пенсию по инвалидности, занялся исключительно судебными разбирательствами: был не согласен с существующей системой налогообложения, оспаривал порядок муниципального землепользования, предъявлял иски к больницам и другим организациям в интересах защиты прав неопределенного круга лиц, неоднократно предъявлял иски непосредственно к руководителям органов государственной власти, в том числе правоохранительных органов, в связи с неправильным, по его мнению, рассмотрением его жалоб.

Довольно часто бред сутяжничества формируется при психопатиях (расстройствах личности), когда человек попадает в судебную ситуацию. При этом возможны следующие случаи.

Например, лицу было необоснованно отказано в защите реально существующего права, после чего он начал борьбу не только за реально существующие, но и за свои мнимые права.

Инвалид войны С. был выселен соседкой из занимаемого им помещения. Права на жилую площадь у С. в указанном помещении не имелось. Кроме того, у С. из квартиры было похищено имущество. В результате жалоб С. было неоднократно отказано в возбуждении уголовного дела, в том числе по фактам кражи имущества, действительно имевшим место. На протяжении более семи лет С. подавал жалобы во всевозможные инстанции в первую очередь по поводу того, что он был незаконно лишен жилища (хотя имел в собственности квартиру), при этом С. не только подавал судебные иски в связи с обжалованием незаконных решений, но и требовал с различных должностных лиц правоохранительных органов компенсации за причиненный ему моральный вред в результате ненадлежащего рассмотрения жалоб либо ненадлежащих формулировок, содержащихся в направляемых ему ответах. Впоследствии С. подал жалобу в Европейский суд по правам человека, почтовое отправление которой, по мнению С., ввиду непоступления ответа на жалобу в месячный срок было утрачено работниками почтовой связи. После чего он стал обращаться с исками к организации почтовой связи.

В других случаях отказ в судебной защите мнимых прав индивида повлек формирование бредового комплекса, в основе которого лежит идея о защите иных мнимых прав, а также о всеобщей справедливости.

 М. около 20 лет назад в связи с психическим расстройством была уволена с работы. После чего безуспешно добивалась восстановления на работе как путем предъявления исков, так и с помощью жалоб к высшим должностным лицам страны, неоднократно пыталась попасть в Кремль на личный прием. Она считала себя пострадавшей от действий администрации, поскольку, по мнению М., она была уволена в связи с тем, что предала огласке факты хищений руководством предприятия. Впоследствии М. стала предъявлять иски в районные суды к Президенту РФ по факту незаконной приватизации государственного имущества, требовала изменить пенсионную реформу «в интересах трудового народа». М. также заявила, что один из премьер-министров РФ был отстранен от должности после того, как принял к рассмотрению ее жалобы. Ввиду того что иски М. неоднократно оставлялись без движения, она пыталась инициировать процедуры привлечения судей к уголовной ответственности.

 

Лечение болезни

Помимо чисто психиатрических аспектов лечения судебного помешательства существуют и социальные, правовые тонкости. На практике необоснованные иски стараются отсекать на стадии принятии заявления: согласно ведомственным административным регламентам допускается прекращение переписки с лицами, которым ранее были направлены ответы на аналогичные обращения и жалобы. Кроме того, высказаны предложения о необходимости повышения размера госпошлины, с тем чтобы создать формальное препятствие для сутяжников. Но на самом деле не это главное.

Хотя в сознании российских граждан и подпорчены традиционные идеи о том, что судиться с соседом (не говоря уже о родственниках) — последнее дело, тем не менее они еще не утрачены. От старшего поколения нередко можно услышать возглас: «Мне это не нужно, никогда ни в какие суды не ходил!» По нашему мнению, следует расширить возможности применения примирительных процедур не только в гражданском, но и в уголовном процессе, а судебную форму защиты прав граждан в целом сделать независимой и справедливой.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться