Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Интервью / Дмитрий Кулаков: «Российским компаниям не стоит бояться применения новых правил трансфертного ценообразования»

Дмитрий Кулаков: «Российским компаниям не стоит бояться применения новых правил трансфертного ценообразования»

Российский налоговый портал обсудил с партнером департамента консультирования по налогообложению и праву компании «Делойт» Дмитрием Кулаковым станут ли новые правила трансфертного ценообразования инструментом для точечного удара государства на неугодные компании, почему новая глава Налогового кодекса так похожа на экономический учебник и будут ли налогоплательщики прибегать к предварительным соглашениям о ценообразовании

04.10.2011
Российский налоговый портал
Автор: Наталья Свистунова, главный редактор Российского налогового портала

Дмитрий, расскажите, какие дополнительные обязанности понесут компании в связи с вступлением в силу новой главы Налогового кодекса о трансфертном ценообразовании?

— Новый закон о трансфертном ценообразовании в большей степени построен на правилах, которые существуют и которые приняты Организацией экономического сотрудничества. Они вводят существенное количество новых требований и обязанностей для налогоплательщиков. Выделю, наверное, самые основные из них. В первую очередь, это необходимость подготовки документации по трансфертному ценообразованию. Очень многие наши клиенты, включая транснациональные компании в России, начали обдумывать и планировать, каким образом будут готовить эту документацию в будущем. В большинстве случае у транснациональных компаний уже есть наработки, потому что во многих странах Европы и США требования по составлению документации по трансфертному ценообразованию существуют довольно продолжительное время, поэтому для них это будет несложно. Для российских же групп компаний данное правило будет новым, поэтому им придется уделить этому аспекту больше внимания.

Помимо требования к составлению документации по трансфертному ценообразованию, появится несколько новых методов, в соответствии с которыми компании могут рассчитывать цены для целей налогообложения и определять, установлены ли они на рыночном уровне. После применения методов, в случае если цена оказывается за пределами «коридора» рыночных цен, Компании необходимо будет провести корректировку налоговой базы, если цены, которые она использует в своих сделках, вызовут недоплату налогов.

— В настоящее время, Налоговый кодекс предусматривает возможность применения трех методов определения рыночных цен – метод сопоставимых рыночных цен, метод цены последующей реализации и «затратный» метод. К ним добавляются два новых метода: метод сопоставимой рентабельности и метод распределения прибыли. Как к новым методам определения рыночных цен отнеслись ваши клиенты?

— Включение методов, особенно применение метода сопоставимой рентабельности, который на западе имеет широкое распространение, транснациональные компании встретили с оптимизмом. Возможность применять этот метод в России позволит легче интегрировать деятельность российских подразделений в деятельность всей корпорации в целом. Поэтому компании не придется перерабатывать свою политику трансфертного ценообразования в случае прихода в Россию и открытия здесь своего подразделения.

— Компании уже начали как-то готовиться к вступлению в силу новых правил?

— Конечно. Многие не хотят ждать окончания налогового периода и окончания следующего года, чтобы потом осуществлять корректировки, а пытаются уже сейчас разработать и установить политику в области ценообразования таким образом, чтобы она соответствовала новым правилам.

— Что порекомендуете тем, кто еще не начал продумывать политику трансфертного ценообразования?

— Прежде чем в принципе задумываться о ее разработке, первое, что необходимо сделать – понять насколько новые правила будут применимы к операциям конкретного налогоплательщика. В случае если они распространяются на операции такого налогоплательщика, то ему стоит уже сейчас подумать о совершенствовании действующей в компании политики трансфертного ценообразования с тем, чтобы она соответствовала новым правилам.

— На какие компании будут распространяться новые правила?

В первую очередь – это традиционные экспортеры – российские компании, занятые экспортом природных ресурсов, химических удобрений, металлов и традиционных продуктов экспорта России. В силу того, что объем операций у них существенный, то они попадут под действие новых правил в особенных случаях, когда сделки и когда экспорт проходит через взаимозависимые компании, расположенные за рубежом. Помимо этого, под действие правил попадут крупные российские организации, осуществляющие операции с компаниями, которые расположены в юрисдикциях так называемого «черного» списка Минфина, или в низконалоговых юрисдикциях. Также новые правила будут распространяться на постоянные представительства иностранных организаций, осуществляющих деятельность в Российской Федерации.

— Чем новые правила трансфертного ценообразования отличаются от действующих? Как изменится круг контролируемых сделок?

Новые правила в какой-то мере сужают круг контролируемых сделок, но при этом повышают требования к тому, каким образом эти сделки будут документироваться, каким образом компании должны будут подлежать контролю в области трансфертного ценообразования со стороны налоговых органов.

— Если сравнивать с действующими правилами, как меняется круг контролируемых сделок?

Правила, которые существуют сейчас, не являются традиционными для классических правил трансфертного ценообразования, которые предполагают контроль сделок между взаимозависимыми компаниями. Сейчас же они покрывают любые внешнеторговые сделки или сделки, в которых есть колебания цен, превышающие 20 процентов. Новые правила ближе к тем, которые существуют в Европе и США, и покрывают сделки между взаимозависимыми лицами, а в ряде случаев выходят за рамки взаимозависимых, в частности, когда речь идет о торговле товарами биржевой торговли – нефтью, газом, металлами, а также сделки с компаниями, расположенными в низконалоговых юрисдикциях. Возможно, это сделано потому, что налоговые органы хотят обратить внимание именно на операции с товарами биржевой торговли и на операции с компаниями, расположенными в низконалоговых юрисдикциях.

— Некоторые эксперты считают, что новые правила станут инструментом государства для точечного удара на неугодные компании. Вы с этим согласны?

Я не думаю, что они будут только точечным ударом, но, тем не менее, понятно, что новые правила носят фискальный характер, и скорее всего, налоговый органы, в первую очередь, будут концентрироваться именно на крупнейших налогоплательщиках и на проверках их операций. После того как применение правил будет «обкатано» на них, налоговые органы обратятся уже к более широкому кругу налогоплательщиков.

Но российская налоговая практика, безусловно, смотрит на существующую мировую практику и надо отметить, что та же европейская судебная система в настоящее время рассматривает очень большое количество налоговых споров в области трансфертного ценообразования. Если не ошибаюсь, то каждое второе доначисление налогов, которое происходит в Европе, связано с применением правил трансфертного ценообразования. Суды рассматривают очень большое количество дел по вопросам применения трансфертного ценообразования. Думаю, и мы не будем уникальны в этом плане.

— Вместе с сужением круга контролируемых сделок, новый закон расширяет круг взаимозависимых лиц. На ваш взгляд, это оправдано?

Действительно, круг взаимозависимых лиц значительно расширен. Законодатель с самого начала шел по пути, с одной стороны, расширения круга взаимозависимых лиц, а с другой, – некоторого сужения круга контролируемых сделок. Тем самым приближая нас к классическим правилам, которые максимально покрывают сделки с взаимозависимыми лицами.

Действующие правила довольно узкие и учитывают только вертикальное владение. Классический пример их несовершенства – две сестринские компании, у которых один общий собственник, по действующим правилам формально взаимозависимыми не признаются. Новые правила это исправляют. Более того, есть ряд и других примеров, в частности, случай владения физическим лицом компанией; цепочка владения; горизонтальное владение. То есть перечень, по которому лица могут быть признаны взаимозависимыми, серьезно расширяется.

Отмечу также, что у судов, по-прежнему, остается право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям. Довольно важная норма, к которой налоговые органы прибегают и будут прибегать, когда доказать взаимозависимость по формальным основаниям, прямо перечисленным в Налоговом кодексе, сложно.

— Дмитрий, как вам кажется, будут ли налогоплательщики прибегать к предварительным соглашениям о ценообразовании?

Налогоплательщики, безусловно, будут пытаться пользоваться этой нормой. В Европе к заключению предварительных соглашений о ценообразовании с налоговыми органами прибегают довольно часто. В иностранных офисах «Делойта» существуют целые департаменты, которые целенаправленно работают с налоговыми органами по вопросам заключения соглашений о ценообразования. Компаниям «нравится» находится в некой комфортной зоне и быть уверенными в том, что в будущем налоговый орган не будет предъявлять к ним претензии. Им хочется работать в определенных условиях, а не ждать и готовиться к эмоциональным атакам со стороны налоговых органов.

При этом в России может быть своя специфика, законодательство для нас новое, у налоговых органов опыта заключения таких соглашений нет. Тем не менее, новый департамент в ФНС создан, ведется активное сотрудничество с иностранными органами. Будем надеяться, что у нас механизм заключения предварительных соглашений о ценообразовании с налоговыми органами будет работать так же, как работает за рубежом.

— Но будет ли ФНС заинтересована заключать подобные соглашения?

В принципе, у нее не должно быть оснований для отказа заключать такие соглашения с налогоплательщиками или, если сказать иначе, у налогового органа должен быть мотивированный отказ, почему он не хочет их заключать. Пока компании – клиенты ведут себя осторожно, хотят посмотреть, в каком ключе будет идти развитие заключения подобных соглашений. Ведь, заключение соглашений предполагает раскрытие довольно большого перечня информации, и далеко не все спешат это делать.

— По вашему мнению, адекватны ли штрафные санкции в случае нарушения норм трансфертного ценообразования?

Сложный вопрос. По моему мнению, штрафы за несоблюдение налогового законодательства должны быть унифицированы. Мы привыкли жить при норме, когда штрафная санкция в случае неуплаты налога составляет 20 процентов, и может быть увеличена до 40 процентов в случае умышленного нарушения налогового законодательства. При этом не до конца понятна логика законодателя, когда он, по сути, приравнял неуплату налога в применении трансфертных цен к умышленному нарушению налогового законодательства. Что же касается размера штрафа, то, по мнению Минфина и ФНС, штрафная санкция в размере 40 процентов не является высокой и находится в ряду мировой практики с размерами тех штрафных санкций, которые установлены в других государствах.

— А в действительности как?

— Они варьируются в довольно большом диапазоне. Можно говорить о том, что штрафная санкция в размере 20 процентов находится приблизительно на нижней границе и доходит до 100 процентов. Но повторюсь, хотелось бы унификации.

Стоит отметить мораторий, который введен на применение штрафных санкций в первые годы применения новых норм. Хотя налоговым органам дается право доначислить налоговые платежи и, возможно, в будущем норма штрафа будет изменена. Все будет зависеть от того, каким образом будут развиваться правила, как компании будут их применять.

— Я общалась с некоторыми руководителями налоговых подразделений крупных компаний, и они жаловались, что для того, чтобы разобраться в новой главе Налогового кодекса, нужно быть больше экономистом, нежели юристом, к тому же придется расширять штат сотрудников или обращаться к консультантам.

Я с ними соглашусь. Действительно, нормы в какой-то степени похожи на учебник по экономике и это тоже не идет в разрез с мировой практикой. Правила построены на проведении функционального рискового анализа компании, когда необходимо разобраться в деталях экономики предприятия, в тех функциях, которые выполняет каждая компания группы, в тех рисках, которые они несут в ходе своей деятельности, поэтому язык очень похож на экономический.

Возможно, компаниям придется увеличить свой штат, многие уже это делают: создают рабочие группы по трансфертному ценообразованию, которые отвечают за план, стратегию внедрения новых правил, разработку регламентов, которые будут применяться в работе департаментов ценообразования, должностных инструкций для работников, работающих с правилами трансфертного ценообразования. Как видите, речь идет не только о создании непосредственно самой политики в области ценообразования и документирования сделок, которые подлежат контролю со стороны налоговых органов, а о перестройке всей системы внутреннего контроля налогоплательщика.

Многие думают об изменениях в работе своих IT-систем, чтобы они позволяли генерировать отчетность, уведомления о том, какие сделки являются контролируемыми, а какие – нет. Это значительно облегчит жизнь компаниям, потому что помимо относительно произвольного отчета, который призван документировать контролируемые сделки, налогоплательщику в налоговый орган необходимо представлять уведомления о контролируемых сделках, которые, IT-системы могут генерировать самостоятельно.

— Дмитрий, обобщая нашу беседу, скажите, как в целом вы оцениваете новую главу Налогового кодекса: положительно или отрицательно?

— Положительно. Я считаю, что введение новых правил трансфертного ценообразования – это показатель того, что Россия в области налогового законодательства движется в направлении развитых юрисдикций. Да, возможно в чем-то правила несовершенны, но будем надеяться, что со временем они будут нарабатываться, законодатель увидит существующие пробелы и будет их заполнять. Транснациональные компании этих правил не бояться, они работают с ними давно, думаю, что российским группам компаний применения этих правил так же бояться не должны.

 

Биография 

Дмитрий Кулаков

Партнер Департамента консультирования по налогообложению и праву компании «Делойт». Возглавляет Группу по предоставлению услуг в области трансфертного ценообразования в России. Опыт работы в сфере российского налогообложения составляет более 14 лет. Среди консультируемых им клиентов есть как международные, так и российские компании.

Дмитрий имеет значительный опыт консультирования по вопросам налогообложения, носящим комплексный характер, и занимается структурированием внутренних инвестиций, осуществляемых в России и в странах СНГ.

Будучи специалистом Департамента консультирования по налогообложению и праву, Дмитрий играл важную роль в ряде проектов по слиянию и поглощению, консультируя как покупающую, так и продающую стороны при совершении крупных комплексных сделок в таких отраслях, как телекоммуникации, СМИ, производство потребительских товаров, розничная торговля, промышленное производство и ряд других.

Дмитрий также консультировал клиентов по вопросам комплексного предынвестиционного налогового анализа, занимаясь структурированием сделок по приобретению с точки зрения оптимизации налогообложения.

Разместить:
Купалов Олег
Купалов Олег
23 сентября 2011 г. в 12:46

О.К., Независимый консультант

Уважаемый Дмитрий, вероятно, невнимательно читал Закон №22-ФЗ: торговля ГАЗОМ не подпадает под новые правила трансфертного ценообразования (странно, если было бы иначе - ведь Газпром - это национальное достояние :)

Taxhelp
30 сентября 2011 г. в 2:31

Дмитрий Кулаков: «Российским компаниям не стоит бояться применения новых правил трансфертного ценообразования»

НУ-НУ.

Д.Кулаков, а как же статья 105.15 НК РФ "Подготовка и представление документации в целях налогового контроля"?

и статья 105.17 "Проверка полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами"?

Дмитрий Кулаков видимо хотел сказать не стоит бояться применять новые правила ценообразования, но стоит бояться контроля над ценообразованием и влияния государства, в лице налогового органа, на финансово-хозяйственную деятельность предприятий.

Теперь российским компаниям придется еще и экономически оправдываться перед налоговым органом, а также вести бух.учет, налоговый учет и учет по ценообразованию с полным экономическим раскладом.

Как всегда ВСЁ просто!

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться