Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Судебная волокита: перезагрузка

Судебная волокита: перезагрузка

Проблема реформирования судебной системы волнует не только научное сообщество и деловых людей, но и граждан, вынужденных защищать свои интересы в суде. Как отмечалось в предыдущем выпуске «КС» (статья «Преодолеть непроходимые дебри для защиты нарушенных прав»), суды на практике мало соответствуют образу, демонстрируемому в фильмах и популярных телеспектаклях. Выдающееся ораторское искусство оказывается малопригодным инструментом в ситуации грубого нарушения правил рассмотрения спора: неправильного исследования и оценки доказательств, ненадлежащего применения законодательства. Конечно, готовность оппонента к переговорам или рассмотрению конфликта в третейском суде значительно повышает шансы договориться по существу, а изложенные ниже техники можно отложить в долгий ящик. Но иногда судебный спор становится безальтернативным, и вы не по своей воле становитесь стороной в том суде, которому не доверяете. Впрочем, даже в этой ситуации есть выход — например, отказаться от защиты своего права. Не согласны с такой участью? Тогда ознакомьтесь с практическими примерами

25.02.2010
«Экономика и Жизнь»
Автор: Марат Авдыев, директор НП «Центр конфликтологии и примирительных процедур»

Готовьте сильный иск

Весной 2008 г. владелец малого торгового предприятия Александр, завершая строительство магазина бытовой химии, решил установить входные пластиковые двери. По рекомендации он пригласил Николая, менеджера фирмы — изготовителя таких дверей, который прибыл на объект, произвел замеры и забрал аванс 70 000 руб., в подтверждение которого оставил копию чертежа с указанием принятой суммы. Поскольку городок N, где располагался магазин бытовой химии, был небольшим, а Николай работал буквально через дорогу вместе со своей матерью Варварой (директором предприятия «Счастливый быт»), у Александра не было и тени сомнения в надежности делового партнера.

Шли дни, недели, а двери так и не были готовы. Директор «Счастливого быта» Варвара убедительно ссылалась на удорожание комплектующих и дефицит оборотных средств в их сложном бизнесе, уговаривала Александра согласиться с десятипроцентным повышением цены заказа либо предоставить заем под расписку, выданную ее сыном, на 30 000 руб. Склонный к компромиссам, Александр заплатил эти деньги и спустя неделю получил от «Счастливого быта» квитанцию к приходному кассовому ордеру от урюпинского ООО «Фантом». По объяснению Варвары и Николая они сами стали жертвами недобросовестного поставщика: перечислили на счет «Фантома» 100 000 руб. за несколько заказов сразу, включая заказ Александра, и остались с носом.

Такое объяснение Александру показалось крайне неубедительным после того, как он навел элементарные справки в Едином государственном реестре юридических лиц: в г. Урюпинске ООО «Фантом» не значилось. Отношения быстро перешли в плоскость личных оскорблений и обращений в милицию.

Оказалось, что предприятие «Счастливый быт» милиционерам хорошо знакомо: в отношении Николая уже поступало заявление от гражданки С., обманутой аналогичным способом на 15 000 руб., однако дело было прекращено в связи с возмещением заявительнице причиненного ущерба. Словом, в течение долгих двух лет следствие выясняло, является ли печать ООО «Фантом» поддельной, и искало признаки преступления, предусмотренные ст. 159 «Мошенничество» Уголовного кодекса РФ. Тем временем Александр задумался, как вернуть долг, имея на руках столь слабые юридические документы.

Кого защищать и как

В этой типичной для малого бизнеса истории особое значение имеет выбор способов защиты нарушенных прав. То, что придется обращаться в суд, — понятно. Вопрос: от кого подавать иск и какие основания наиболее перспективны?

После обращения к юристу Александр выполнил важную досудебную процедуру: направил «Счастливому быту» заказное письмо-уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора по мотивам существенного нарушения встречного обязательства другой стороной (ст. 328 ГК РФ) — срока поставки (п. 2 ст. 523 и п. 2 ст. 450 ГК РФ), а также потребовал возвратить предоставленный по расписке заем.

Имейте в виду

Многие начинающие юристы, а также руководители малого бизнеса нередко подают плохо продуманные исковые заявления, подробно и эмоционально расписывают на восьми — десяти страницах козни оппонентов, приводят обширные цитаты и формулируют требования на ходу. Такой иск — ящик Пандоры: волшебный ларец с вереницей бед и робкой надеждой на дне.

После тщательного анализа ситуации было решено подать иск от самого Александра как от гражданина в суд общей юрисдикции и в числе оснований указать:

  • факт размещения заказа и оплату, а также недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 309 и 310 ГК РФ) (неважно, что подвели поставщики или, допустим, установить двери помешали сильные морозы, — предприниматель действует на свой страх и риск в целях извлечения прибыли);
  • невозврат займа по требованию кредитора. Поскольку в расписке ничего не говорилось о процентах, по умолчанию согласно п. 1 ст. 809 ГК РФ предполагается начисление процентов по ставке Центробанка на сумму займа. Последствия нарушения срока возврата займа предусмотрены п. 1 ст. 810 и ст. 395 ГК РФ, также предусмотрена уплата процентов по ставке ЦБ РФ (п. 1 ст. 809 ГК РФ);
  • причинение убытков непосредственно Александру как гражданину. Двери он заказывал для своего предприятия и получил средства под отчет. Поскольку двери в срок доставлены не были, Александр остался должен своему предприятию те же 100 000 руб., что установлено актом ревизионной проверки. Не вернув средства в кассу предприятия из подотчета и не представив оправдательных документов (напомним, что вся первичная документация была составлена с учетом требований, установленных Федеральным законом «О бухгалтерском учете»), Александр понес убытки именно в размере подотчета. А на основании ст. 15 ГК РФ сумма причиненных убытков подлежит компенсации;
  • моральный вред (ст. 151 ГК РФ) в результате действий контрагентов. Он подлежит компенсации согласно ст. 1099 и 1100 ГК РФ.


В качестве ответчиков Александр привлек ООО «Счастливый быт», его руководителя Варвару и менеджера по работе с клиентами Николая. Каждому ответчику были заявлены отдельные требования.

В результате иск был полностью удовлетворен и с ответчиков взыскано 230 000 руб., включая убытки, проценты, моральный вред и судебные расходы. Ответчики в суд не явились, хотя в порядке обеспечительных мер на имущество «Счастливого быта» был наложен арест, а судебные повестки направлялись по месту регистрации Варвары и Николая. Они проживали по иному адресу, поэтому о заочном решении суда узнали после его вступления в силу, когда исполнительные листы для каждого ответчика уже были предъявлены Александром в службу судебных приставов.

Пресловутая регистрация

Много копий поломано в защиту права граждан на свободу передвижения и выбор места проживания, прописка заменена на регистрацию. Место жительства гражданина может не совпадать с местом его регистрации. В случае судебного спора это лишь усугубляет ситуацию для ответчика, но не влечет отмену решения. Члены небезызвестного московского садоводческого товарищества «Речник» тоже узнали о заочном решении суда неожиданно, когда приставы начали сносить их строения. Конфликт стал известен на всю страну именно потому, что вступили в противоречие буква закона и здравый смысл (презумпция разумности).

С точки зрения основ права судебное разбирательство должно быть гласным, состязательным. Каждому лицу необходимо предоставить возможность подготовить доводы и возражения по предмету спора (п. 3 ст. 113 ГПК РФ). В то же время судебные извещения и вызовы направляются по месту регистрации гражданина (та же статья). Во избежание затягивания спора до бесконечности законодатель предусмотрел возможность вынесения заочного решения (ст. 233 ГПК РФ), которое может быть впоследствии отменено, если ответчику помешали явиться в суд уважительные причины (ст. 237 ГПК РФ).

Важно

Учитывая многократное использование недобросовестных приемов в корпоративных войнах, законодатели внесли нормы, направленные на обеспечение доступа к информации о корпоративном споре и права на участие в деле лиц, интересы которых могут быть затронуты этим спором (ст. 225.4 АПК РФ). Имеются в виду лица, входящие в органы управления и контроля юридического лица, являющегося стороной спора, а также реестродержатели. Эти меры вместе с обязательной публикацией на официальном сайте суда (в сведениях о принятии искового заявления, заявления к производству, а также о движении дела по спору с соответствующими судебными актами, в том числе о вступлении в дело новых лиц) представляются более разумными.

Надеемся, что в проекте изменений к Гражданскому процессуальному кодексу РФ будут предусмотрены аналогичные правовые механизмы для справедливого публичного судебного разбирательства в установленный законом срок независимым и беспристрастным судом. В противном случае неизбежна парадоксальная ситуация: теоретически одинаковый закон, но два совершенно разных правовых поля с разными правилами игры для арбитражных судов и судов общей юрисдикции, о чем говорил Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин1.

Перипетии только начинаются

Руководителю и менеджеру ООО «Счастливый быт» взыскание судом суммы, в два с половиной раза превышающей сумму удерживаемых ими денег, представлялось вопиющей несправедливостью. Они решили употребить родственно-политическое влияние и связи, чтобы справедливость восторжествовала.

Никто так часто не говорит о справедливости, как закоренелые мошенники.

Трудно судить, насколько разборчивы в средствах были Варвара и Николай, но уголовное дело по эпизоду предполагаемого мошенничества с использованием фальшивой печати пробуксовывало на ровном месте, исполнительное производство как будто началось, да так и не сдвинулось с места. Главные усилия были приложены в направлении отмены заочного решения суда: дескать, ничего не знали, повесток не получали. Спустя четыре месяца они подали заявления об отмене заочного решения. Суд рассмотрел их доводы, указал на конверты с оттисками «адресат выбыл» и предложил примириться с Александром на стадии исполнительного производства (ст. 43 и 50 Закона РФ от 25.06.93 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ»).

Стороны достигли соглашения о рассрочке долга и частичном его прощении: вместо присужденной судом суммы Александр просил уплатить равными платежами в течение четырех месяцев основную сумму долга плюс проценты и часть судебных издержек. Причем 80 000 руб. он простил должникам.

Опытный судья попросил Варвару и ее сына письменно отказаться от отмены заочного решения в связи с заключением мирового соглашения («для ясного понимания правовой ситуации и волеизъявления сторон»). Суд в отмене заочного решения отказал.

Казалось бы, на этом спор должен быть завершен на основании доброй воли сторон. Но не будем забывать, что судебных инстанций в российском правосудии много, и это само по себе создает огромную проблему, открывает широкий простор для волокиты, судебной коррупции, а иногда затяжное разбирательство превращается в фарс.

Новая «шифровка из центра»

Продолжая действовать «во имя справедливости», директор ООО «Счастливый быт» обратилась к опытному адвокату, «приближенному» к президиуму областного суда. Сложная юридическая казуистика и переиначивание фактов были употреблены не напрасно — своим определением судья президиума областного суда истребовал дело для пересмотра в порядке надзора. В самом деле, рассуждал он, давая оценку мировому соглашению должника и взыскателя, суд первой инстанции не принял во внимание факт неутверждения соглашения судом. Оно не имеет юридической силы, рассуждал судья, а отказ Варвары и ее сына от заявления об отмене заочного решения не является достаточным основанием для вынесенного судом определения. В этой связи дело предстояло истребовать и рассмотреть на президиуме тщательнейшим образом на предмет возможного нарушения закона.

Опустив излишний юридический пафос, задумаемся: разве законно не платить по долгам? Характерным в этой ситуации было то, что Варвара не ссылалась на нормы материального права: почему она считает, что может в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, не платить проценты за пользование чужими деньгами и не возмещать причиненные убытки?

Спустя восемь месяцев после вступления решения суда о взыскании долга в законную силу и через пять месяцев после утверждения определением этого же суда отказа Варвары и ее сына от отмены решения в связи с заключением мирового соглашения президиум огласил постановление, которым отменил определение, и направил дело в тот же суд.

Александру такая щепетильность представлялась излишней. Разве можно возводить в абсолют второстепенное, забывая о главном? Однако оставим на время настойчивые попытки Александра истребовать долг и рассмотрим, какую важную роль в судебном процессе играют доказательства.

Работайте с доказательствами

Существует замечательная поговорка: если судья необъективен, постарайтесь выиграть с бесспорным преимуществом. Принцип состязательности возлагает на каждую сторону обязанность доказывать обстоятельства, на которые она ссылается. Суд исследует только те доказательства, которые получены в соответствии с законом. Так, без специального разрешения запрещено использовать доказательства, относящиеся к персональным данным граждан (ст. 3 АПК РФ). Не допускается использовать свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий, если договор был составлен с нарушением простой письменной формы (ст. 162 ГК РФ).

Итак, пример.

Налогоплательщик — магазин «Серенада» обратился с иском о признании не подлежащим исполнению инкассового распоряжения налоговой инспекции. Суд первой инстанции удовлетворил заявление об обеспечительных мерах в виде запрета налоговой инспекции списывать денежные средства по оспариваемому инкассовому распоряжению, о чем был выдан исполнительный лист, сразу предъявленный магазином в банк и ИФНС.

Хотя решение суда было вынесено в пользу налогоплательщика, руководитель ИФНС подал апелляционную жалобу, где одним из доводов было отсутствие предмета для спора. Оказывается, накануне судебного заседания руководитель ИФНС отозвал инкассовое распоряжение, полагая, что тем самым выполнил обязательное требование суда по обеспечительным мерам.

Образно говоря, магазин ломился в открытую дверь. При отсутствии спора суд оставляет исковое заявление без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ), поэтому представитель налоговых органов попросил решение суда отменить, а производство по делу прекратить. При этом он подкрепил доводы документом об отзыве инкассового распоряжения, датированным днем, предшествовавшим судебному разбирательству.

Казалось бы, довод представителя ИФНС бесспорен. Однако представитель магазина привел контраргументы: представитель налоговых органов должен был знать о важном обстоятельстве отзыва инкассового распоряжения, которое свидетельствует в его пользу еще в суде первой инстанции. Ведь не случайно его полномочия подтверждены доверенностью. Если отзыв был бы предъявлен в суд первой инстанции, решение было бы совершенно иным: в удовлетворении иска налогоплательщику отказали бы.

Умолчав об этом обстоятельстве, представитель ИФНС не вправе предъявлять дополнительные доказательства в суд апелляционной инстанции (ст. 268 АПК РФ). Для этого нет уважительных причин. Решение суда было вынесено по кругу тех доказательств и обстоятельств, которые были в деле, и оно законно. Суд апелляционной инстанции оставил решение суда без изменения, а жалобу — без удовлетворения.

Уделяйте внимание мелочам

Еще один пример. Светлана подала иск, которым требовала взыскать солидарно с Андрея и его поручителя Владимира 3 млн руб. Андрей негодовал по поводу коварства Светланы: долг он вернул и доказательства возврата денег аккуратно хранились в бухгалтерских книгах Светланы. Ах, если бы он был более предусмотрительным! Атака Светланы была стремительной — она потребовала наложить арест на имущество должников.

Согласно ст. 139 ГПК РФ обеспечение иска допускается в случае, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Светлана не представила доказательств невозможности либо затруднений исполнения решения суда. Наличие в деле договора поручительства свидетельствует об обеспечении исполнения обязательств по договору займа. Поручитель (Владимир) работает топ-менеджером и регулярно получает доход в виде заработной платы. Здравый смысл подсказывает, что при невозможности исполнения решения суда самим Андреем Светлана сможет получить исполнение с Владимира. Вопреки этому суд наложил арест на имущество Андрея и Владимира на общую сумму 3 млн руб. Между тем Андрей и Владимир — люди, известные в банковских учреждениях города, и такой арест может крайне негативно отразиться на их кредитной истории. Светлана это прекрасно понимала и отпускала колкости в кулуарах суда: мол, теперь мы наверняка договоримся!

Итак, задача: найти наиболее действенные способы блокировать давление Светланы. Понятно, что нужно срочно подать частную жалобу на определение суда о принятии обеспечительных мер. Но какие основания указать?

Атакуйте правовую неопределенность

Задумаемся, каким образом приставы будут исполнять определение суда о наложении ареста на имущество Андрея и Владимира? Поскольку резолютивная часть судебного акта воспроизводится в исполнительном документе буквально (подп. 6 п. 1 ст. 13 [5]), а солидарного взыскания суд не указал (п. 2 ст. 34 [5]), пристав вынужден будет самостоятельно принимать решение:

  • произвести арест только на имущество Андрея (на 3 млн руб.);
  • произвести арест только на имущество Владимира (на 3 млн руб.);
  • произвести арест на имущество Андрея (1,5 млн руб.) и добрать необходимую сумму за счет имущества поручителя;
  • обратиться в суд за разъяснением исполнительного документа.


Пристав перестарался и наложил арест аж на 6 млн руб., что явно указывало на несоразмерность принятых обеспечительных мер заявленному Светланой требованию. Такие полномочия у пристава отсутствуют: он может возбудить сводное исполнительное производство лишь в рамках солидарного взыскания согласно п. 2 ст. 34 Закона об исполнительном производстве.

Итак, отсутствие единственного слова о солидарном взыскании повлекло дефект исполнительного документа, который влечет отказ в возбуждении исполнительного производства в силу подп. 4 п. 1 ст. 1 и ст. 13 Закона о праве граждан РФ на свободу передвижения.

После направления частной жалобы в областной суд и переговоров с приставом исполнительные листы были возвращены в суд с требованиями их разъяснения. На период рассмотрения дела в областном суде и пересылки документов (три месяца) Андрей и Владимир блокировали атаку Светланы. Не исключено, что за это время у них появятся шансы договориться без давления.

Пользуйтесь своими правами!

На первый взгляд очевидное утверждение. Между тем зачастую требуется немалая смелость для реализации своих прав, например на разъяснение неясного судебного акта.

Вернемся к предприятию «Счастливый быт» и его не совсем счастливому клиенту Александру, тщетно пытавшемуся взыскать долг за непоставленные двери. Казалось бы, заочное решение суда вынесено, исполнительные листы предъявлены к взысканию, вот только самого исполнения нет. Более того, вопреки оглашенному постановлению президиума областного суда слухи о полном разгроме заочного решения быстро донеслись из области до городка N.

В силу ст. 10 и 13 ГПК РФ судебные акты должны быть сформулированы таким образом, чтобы были понятны и исполнимы. В данном случае постановление президиума было и непонятно, и неисполнимо. Именно поэтому каждая из сторон спора трактовала его на свой лад.

В резолютивной части постановления (то есть после слова «постановил») президиума указывалось: «Определение суда отменить, удовлетворив надзорную жалобу».

В мотивировочной части президиум дал оценку только определению суда. И это понятно, ведь сроки для его отмены не истекли. Однако из буквального прочтения резолютивной части постановления следовал вывод, что президиум, удовлетворяя надзорную жалобу полностью, отменил и заочное решение, и определение, поскольку податель надзорной жалобы Варвара требовала отменить как первое, так и второе. Если бы президиум указал в постановлении: «удовлетворив надзорную жалобу частично», такие вопросы не возникли бы.

Отмены заочного решения, вынесенного в пользу Александра, ему самому как раз допустить нельзя.

Как поступить?

Александр потребовал разъяснить постановление и в заявлении сослался на то, что указанная правовая неопределенность стала препятствием для рассмотрения дела в суде первой инстанции, куда оно было направлено на повторное рассмотрение.

Александр предпринял попытку пересмотра постановления в связи с принятием Поручения Президента РФ от 31.12.2009 в рамках модернизации судебной системы и выделением 3 млн евро на борьбу с судебной волокитой в России от Европейского союза.

Пока бумаги в течение нескольких месяцев пересылались из суда в суд, Александр жаловался на бездействие приставов. Это сработало: приставы стали постепенно взыскивать деньги с Варвары и ее фирмы. Действительно, пока исполнительный лист не отозван, его следует исполнять. Поэтому, рассуждал Александр, пусть в судебных инстанциях области ломают копья о ненадлежащие оценки мирового соглашения, а мы пока будем взыскивать долг!

Такой несложной тактикой Александр отогнал «темные силы» от заочного судебного решения.

Документируйте ход разбирательства

Имеется в виду не только ход отдельного судебного заседания, которое желательно записывать на диктофон, но и сам ход работ по защите нарушенных прав. Это не слишком сложно. Подобно тому, как капитан корабля ведет судовой журнал, а врач — историю болезни пациента, успешный руководитель, вовлеченный в длительный судебный спор, кратко документирует основные вехи проекта. Особенно при обмене встречными исками или нескольких исков наглядное перечисление всех судебных дел в виде таблицы с указанием стадий разбирательства и прогнозируемых оценок спора позволяет:

  • четко понимать, какие иски главные, а какие зависят от них;
  • отслеживать моменты вступления в силу каждого судебного акта;
  • выявить слабые места в собственной защите;
  • подумать, какие иски отозвать, а в каких уступить требованиям оппонентов;
  • обсудить ситуацию с коллегами или экспертом, перед которым поставить ясный вопрос;
  • оценить бюджет затрат.


Список можно продолжить. Между началом этой систематической работы и обретением контроля над ситуацией проходит, как правило, совсем немного времени. На практике через два-четыре месяца руководители убеждаются, что общие принципы менеджмента и проектного управления позволяют контролировать риски наступления неблагоприятных последствий в результате принятия судебного решения. При удачном использовании имеющихся законных альтернатив и предупредительных шагах исход проекта слабо зависит от конкретного судебного акта, но больше от управленческих решений и закона.

Стоит ли сетовать на судебную коррупцию, если лекарство от нее у вас в руках?

Обратите внимание

О борьбе с судебной волокитой

Европейский союз выделил 3 млн евро на борьбу с судебной волокитой в России и неисполнением вердиктов. В рамках этой программы пройдут эксперименты в трех пилотных регионах страны, а европейские эксперты разработают масштабную программу действий. К России достаточно часто предъявляются претензии со стороны Европейского суда по правам человека по поводу нарушения разумных сроков судопроизводства и неисполнения судебных решений.

Требуйте надлежащего качества госуслуг

Возможно, это звучит неожиданно. Качество госуслуг вызывает много нареканий. В отличие от отношений в потребительской сфере, где клиент обладает широкими правами, а исполнитель старается всячески ему угодить бонусами, скидками, промоакциями и высоким сервисом, чиновники редко рассматривают бизнес и граждан в роли пользователей государственных услуг. Тем не менее воспитание лидеров провозглашается основной задачей академий государственных служащих, а служение людям ставится во главу угла. Описываемая ниже ситуация возникла закономерно.

Мы уже рассматривали (см. статью «Победителей не судят. А зря!», «КС», 2009, № 7) историю о бизнесе недобросовестных поставщиков.

Детский оздоровительный лагерь «Солнышко» заключил госконтракт на поставку автомобиля «ГАЗ» в соответствии с котировочной заявкой иногороднего ООО «Ласточка», которое было признано победителем запроса котировок. По условиям госконтракта ООО «Ласточка» должно было поставить детскому лагерю автомобиль по цене 403 000 руб., при этом лагерь осуществил полную предоплату и безутешно размышлял о справедливости принципа определения победителя на основе единственного критерия — наименьшей цены (ст. 47 Федерального закона «О государственных закупках»), ведь практика убеждает: дешево — не значит лучше. Зачастую это может означать обман.

В аналогичную ситуацию попали музеи, больницы, станции переливания крови и т.п. в разных регионах страны, ведь «Ласточка» обещала им буквально все: от мебели и лампочек до автомобилей и тапочек (целевая аудитория недобросовестного поставщика находится как можно дальше от места его регистрации, а товар может быть в принципе любым).

В справке областного управления по борьбе с экономическими преступлениями значилось, что генеральным директором ООО «Бриз» является гражданин, который «ведет антиобщественный образ жизни, состоит на учете в наркологическом диспансере и зарабатывает на жизнь за счет регистрации на свое имя фирм».

Дело в том, что включить недобросовестного поставщика в реестр Федеральной антимонопольной службы сначала относительно легко, затем — сложно и медленно. Если бы недобросовестных поставщиков включали в этот реестр по каждому заявлению, причем оперативно, открылась бы удручающая картина, поскольку отдельные госпоставщики прочно «прописались» в реестре, вопреки утверждениям о «гигантской экономии» бюджетных средств благодаря государственным закупкам. Впоследствии реестр стал бы выполнять роль маяка: осторожно, здесь обманывают!

Судьба оказалась благосклонна к детскому оздоровительному лагерю: ему удалось выиграть иск в отношении недобросовестного поставщика (заметим, даже в такой очевидной ситуации в арбитражном суде необходимо кропотливо доказывать обстоятельство неисполнения обязательства, многократно уведомлять фирму-«прокладку» заказными письмами о судебном разбирательстве).

На этом везение «Солнышка» закончилось. Его настойчивые попытки включить ООО «Бриз» в реестр недобросовестных поставщиков не увенчались успехом: ФАС России переслала письмо в региональное отделение, а то в свою очередь отказало по мотивам «нерасторжения» государственного контракта.

Опять казус: требуется обязательно расторгнуть контракт с мошенником для того, чтобы признать его недобросовестным поставщиком. Что экономически выгоднее: потребовать исполнения госконтракта в натуре или взыскать долг?

В первом случае пошлина уплачивается исходя из требования неимущественного характера, во втором — исходя из цены иска, что, как правило, значительно дороже.

«Солнышко» предпочло выбрать более экономичный способ защиты нарушенных прав и потребовало передать конкретную марку «газели» по нерасторгнутому госконтракту.

Забегая вперед, скажем, что почти год спустя госконтракт так и не был расторгнут, а решение суда не было исполнено. Остается удивляться бюрократической логике!

Впрочем, включение недобросовестного поставщика в реестр не должно становиться самоцелью — по большому счету для такого поставщика эти «награды» не имеют значения. Признать долг безнадежным и списать его — вот что имеет экономический интерес для государственного заказчика. Легко ли это сделать?

К сведению

На наш взгляд, целесообразно законодательно закрепить включение в ЕГРЮЛ сведений о начале процесса признания юридического лица компанией-однодневкой в судебном порядке, а также сведений о том, что руководитель юридического лица, к примеру, состоит на учете в наркологическом диспансере. От этого выиграют и госзаказчики, и казна (с позиции налоговых поступлений).

Безнадежное дело безнадежного долга

«Солнышку» как областному государственному учреждению и налогоплательщику важно признать долг фирмы-«прокладки» безнадежным, поскольку этот факт влияет на отношения «Солнышка» с бюджетом, а также на налоговые обязательства. То есть пока ООО «Бриз» остается должно поставить машину детскому лагерю, его учащиеся, а это дети-сироты, могут не рассчитывать на вторичное выделение бюджетных ассигнований на приобретение второго автомобиля. Ведь они уже выделены, а решение суда скорее всего будет исполнено! Это принцип экономии бюджетных средств…

Важно

Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации (п. 2 ст. 266 НК РФ). Таким актом государственного органа может быть определение суда или постановление пристава-исполнителя.

Следуя букве закона (ст. 43 Закона об исполнительном производстве), «Солнышко» сразу отнесло полученный в арбитражном суде исполнительный лист в его же канцелярию с заявлением о прекращении исполнительного производства. Не сработало: по мнению судьи, невозможно прекратить еще не начатое исполнительно производство. Хотя и эта точка зрения представляется спорной. Исполнительное производство начинается с момента выдачи исполнительного листа, а производству по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов, посвящен целый раздел VII АПК РФ.

Итак, несмотря на вопиющий обман, кипы судебных бумаг и десятки писем с целью разыскать ООО «Бриз» и его руководителей, вопреки ряду судебных решений в отношении недобросовестного поставщика, существует небольшой шанс, что в данном конкретном случае автомобиль для перевозки детей все-таки будет поставлен, и судья указывает, что мы просто обязаны такой шанс реализовать! Что ж, пусть скептики будут посрамлены.

Не забывайте перезагружаться

Статья 327 АПК РФ предусматривает, что исполнительное производство прекращается судом по заявлению взыскателя, должника или пристава в случаях, предусмотренных Законом об исполнительном производстве. Согласно подп. 1. п. 1. ст. 46 Закона исполнительный документ может быть возвращен взыскателю после возбуждения исполнительного производства по его заявлению.

Вторая попытка тоже оказалась безуспешной: судья посчитал недостаточным направление исполнительного листа заказным письмом в службу судебных приставов, руководствуясь ст. 30 и 33 Закона об исполнительном производстве, важно получить постановление о возбуждении исполнительного производства. Недели складывались в месяцы, а долгожданного постановления не было. Пришлось сделать перезагрузку.

Как подсказывают компьютерные эксперты, если программа не работает, надо перезагрузиться, и в зависимости от тяжести случая перезагрузка применяется «горячая» или «холодная». В случае «Солнышка» было решено сделать «самую горячую» перезагрузку как раз накануне новогодних праздников: отправить письма-запросы и жалобы в районное отделение службы судебных приставов, в город, область, Федеральную службу судебных приставов. Результат до середины января — полное молчание, а затем поток писем с вежливыми ответами. «Солнышко» наконец-то узнало ФИО «прикрепленного» пристава, номер исполнительного производства, а также то, что в удовлетворении его ходатайства о прекращении исполнительного производства отказано. Оказывается, вся информация давно была направлена приставу по почте, но, видимо, потерялась. К счастью, почтальоны так аккуратно доставляли всю последующую корреспонденцию от приставов, что невольно думается: в каждом хорошем деле виноват свой стрелочник, в данном случае почта.

Какое определение вынес арбитражный суд? Конечно, отказ. Суд потребовал обосновать заявленные требования со ссылкой на конкретные нормы ст. 43 Закона об исполнительном производстве. «Солнышко» пыталось пояснить, что этот закон в целом ссылается на процессуальные права, предусмотренные АПК РФ, указало на переписку с ООО «Бриз», на аналогичные судебные акты по ряду регионов России, на постановления пленумов ВАС РФ по налоговым вопросам, где раскрыто правовое значение термина «фирма-однодневка». Это не помогло: взыскать можно, а долг небезнадежен, считает суд. Вдобавок «Солнышко» предъявило пять ответов из прокуратуры: районной, по месту нахождения ООО «Брик». Во всех письмах аккуратно уведомлялось о пересылке запросов о недобросовестном поставщике в очередную инстанцию, далее переписка прекращалась. А ведь именно прокуратура должна защищать интересы граждан, в частности несовершеннолетних детей-сирот, которые не способны защищать себя самостоятельно!

Не бойтесь оспаривать судебные акты!

Если, конечно, это имеет смысл. Что предпочтительнее: ждать три года, когда истечет срок исковой давности, и утешать себя поговоркой «Бедность не порок» либо заставить государственную бюрократическую машину выполнять возложенные на нее функции?

Вправе ли суд указывать конкретные нормы закона, на которых «Солнышку» следует обосновать свои требования о прекращении исполнительного производства? Сам по себе такой менторский стиль должен рассматриваться как свидетельство ограничения диапазона способов защиты нарушенных гражданских прав и свобод. Практически полное игнорирование имеющихся в деле доказательств, которые можно уже считать на вес и которые «не заметил» суд. Но даже отвергая доказательства, суд должен изложить мотивы, а этого сделано не было. Поэтому «Солнышко» подало апелляционную жалобу на определение арбитражного суда об отказе ему как взыскателю в удовлетворении его заявления о прекращении исполнительного производства в отношении должника — ООО «Брик».

Параллельно «Солнышко» снова обратилось в районное отделение службы судебных приставов с запросом о ходе исполнительного производства по обширному перечню действий, перечисленных в ст. 64—68 Закона об исполнительном производстве, а также с требованием о возмещении убытков в силу ст. 15 ГК РФ и ст. 119 указанного закона, в городскую, областную и Федеральную службу судебных приставов с жалобой, в которой просит признать действия (бездействие) пристава неправомерными и обязать его составить акт о невозможности установить местонахождение должника, его имущества и в связи с исчерпанием всех допустимых законом мер по отысканию его имущества, а также вынести постановление об окончании исполнительного производства и возвращении взыскателю исполнительного листа (ст. 119, 122—127 Закона об исполнительном производстве). Либо вместо этого возместить причиненные убытки: неполучение государственного бюджетного финансирования в силу квалификации приставом долга как реального к исполнению и последующего бездействия.

Исполнительный лист направлен в службу судебных приставов не на хранение, а на исполнение установленных законом процедур. Если пристав отказал «Солнышку» в прекращении исполнительного производства, несмотря на сомнения истца в реальности взыскания долга, то, невзирая на сложную ситуацию, пристав принял на себя повышенные обязательства: он будет не только действовать, строго руководствуясь законом, но и проявит новаторство!

Как минимум это означает подотчетность взыскателю, направление ему и должнику запросов в ходе исполнительного производства, ответственность за возможные убытки в результате ненадлежащего исполнения.

Рекомендация

Многие взыскатели «сдают» исполнительные листы на хранение, как говорится, под сукно, в службу судебных приставов. В этой ситуации рекомендуем направлять регулярные запросы о ходе исполнительного производства и требовать возмещения убытков в случае истечения установленных Законом об исполнительном производстве сроков исполнительного производства и бездействия государственных служащих. Таким образом сформируется судебная практика взыскания убытков, связанных с ненадлежащими исполнением государственных услуг.

Копию этой переписки «Солнышко» направило в апелляционную инстанцию как дополнительное доказательство, имеющее важное значение для дела (ст. 268 АПК РФ), а также подало новое заявление в суд о прекращении исполнительного производства в связи с бездействием судебного пристава-исполнителя и по новым обстоятельствам. Сколько таких заявлений о прекращении исполнительного производства может быть подано? Сколько угодно! Эти заявления «Солнышко» теперь может подавать ежемесячно, пока суд не вынесет требуемое определение о прекращении исполнительного производства и долг будет признан безнадежным.

Приведенные выше примеры и рекомендации — малые фрагменты большой работы по защите нарушенных прав в суде. Можно проиграть конкретный судебный процесс, но выиграть конфликт в целом. Если вы стали жертвой судебной волокиты или, напротив, попали в «судебный конвейер», следуйте примеру лидирующих предпринимателей России, которым довелось стать жертвами неправосудных решений.

Следует использовать и другие ветви власти во имя торжества закона: публикации открытых писем в деловых газетах с доступным изложением конфликта и последствий неправосудного решения, обращение в квалификационные коллегии судей.

1Председатель КС РФ В. Зорькин развернулся к Президиуму и поинтересовался у двух других председателей высших судов, которые при этой реплике буквально окаменели: «Почему исчезли совместные постановления пленумов высших судов? Например, по нормам гражданского права? Особенно это касается корпоративного права, когда возникает вопрос о подсудности дела и судов арбитражных и судов общей юрисдикции?» Увидев реакцию коллег, глава КС заверил, что никого не хотел обидеть. «Российская газета» шутит по этому поводу: «Он и не обидел, просто всю его дальнейшую речь Иванов и Лебедев шептались так, что постороннему наблюдателю казалось, будто совместный Пленум ВС и ВАС открылся и прошел буквально на глазах, а единство между ними крепло с каждой секундой» (выдержки из Седьмого Всероссийского съезда судей).

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться