Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / В центре внимания / Офшоры: добро или зло?

Офшоры: добро или зло?

Эксперты высказали свое мнение

03.08.2012
Российский налоговый портал

В новости, размещенной на Российском налоговом портале была озвучена тема вывода средств в оффшорные зоны. В частности, было отмечено, что из России в офшоры с 1990 года было выведено $800 млрд руб. В новости представлена некая статистика, которая показывает нам объем оттока денежных средств в оффшоры.

Говорит ли представленная статистика о размере коррупции или это, напротив, показатели иного характера? Считаете ли Вы, что настало время изменить походы к офшорным юрисдикциям? Какие меры необходимы для снижения вреда от офшорных государств? Такие вопросы были предложены для комментария экспертам.

Насирджанов Самиджон
Насирджанов Самиджон
27 июля 2012 г. в 10:35

Союза налоговых консультантов Республики Таджикистан, Заместитель председателя

800 млрд. долларов конечно хорошая цифра, но судя логически, можно сообразить, что часть денег ворованные,  а часть заработанные разными путями, третья часть доходы от налоговых оптимизаций. Если смотреть исторически,  то раннее действующие законы  в действиях предприимчивых людей состава преступления могут и не обнаружить. Если исходить из сроков исковой давности, то все сроки уже прошли и пора бы забыть и простить прегрешения или прикарманивание богатств.  А более логичным будет, если власть подумает о причинах увода денег в другие юрисдикции. Именно власть должна подумать и создать условия для притока вывезенных денег обратно, а для этого нужны время и деньги. Но всем видно и понятно, что за короткое время всех проблем не решить и завоевать доверие власть не сумеет, поэтому необходимы кардинальные меры. Наверное,  было бы интересно изучить опыт Грузии и сравнить показатели по выводу денег в оффшоры из Грузии, которая очень хорошо справилась с коррупцией и нормально функционирует как демократическое государство. 

Ярковой Андрей
Ярковой Андрей
27 июля 2012 г. в 10:36

Производственная компания, Руководитель юридической службы

Оффшорные схемы – это не «Хорошо» и не «Плохо». Например, Европейский банк реконструкции и развития в некоторых проектах предпочитает входить своим капиталом через венчурные фонды, зарегистрированные на Кипре, либо требует для начала проекта регистрировать кипрскую компанию (материнскую по отношению к российским дочкам). Факультативно образуются модели инвестирования в Россию и обратные финансовые потоки в форме уплаты заемных процентов, роялти, оплаты услуг и т.д.  Я не думаю, что российский бюджет должен каким то образом переживать по данному поводу.

Всю политику  сосуществования с оффшорами можно сформулировать так:

– если формирование налоговой базы происходит  на территории РФ и в связи с действиями налплата на национальном локальном рынке, то действия налоговых властей должны быть направлены на сдерживание величины вывозимого капитала (в этом отношении показательно развитие ст.269 НК в последние годы. Однако , есть сомнения в долгосрочности эффекта от ст.269 НК РФ , например, существуют схемы «back-to-back loan» , когда вы размещаете на депозит банка свои деньги, а банк кредитует вашу «дочку» в России).

– если налоговая база сформирована за пределами РФ, то транзитные операции не должны облагаться российскими налогами или минимально облагаться.

В сложных конструкциях с использованием Соглашений об устранении двойного налогообложения между государством «А» и государством «Б»,  государство «Б» выступает транзитным звеном и  позволяет без удержания налога у источника выплачивать данный доход в государство  «В» с минимальными ставками налогообложения. 

Пожалуй, нет ничего постыдного конкурировать за подобные транзитные финансовые операции, выгода государства очевидна: это необходимость найма высококвалифицированных сотрудников из числа российских граждан, использование российских банков. То есть можно самим конкурировать за некоторые виды оффшорных транзитных операций.

Пример с транзитными потоками показывает, что в любом случае важна конкуренция за деловой климат. Страшилки по типу «пыль глотать в судах» уже давно не подходят, оффшорные операции видоизменяются  и никуда не исчезнут.

Захаров Александр
Захаров Александр
3 августа 2012 г. в 7:57

Paragon Advice Group, Партнер

Сложно предположить на основе каких данных, и каким образом представители названной общественной организации смогли дать подобную оценку размеров капитала, покинувшего по каким-либо причинам конкретные страны. Не понятны также принципы, которые позволили этой организации, вообще, произвести отнесение предполагаемых сумм к конкретной стране.

Квазинаучный популизм, конечно, находит свою публику, как правило, среди слаборазбирающихся в такой специфической области людей. Поэтому говорить о соотнесении неопределенных размеров выведенных куда-то в неизвестность денег с размерами коррупции в стране, скорее всего, смогут только люди, желающие стать любым способом известными.

Искренне надеемся, что и в России в скором времени у большинства сознательного населения исчезнет желание мечтать о возможности заглянуть в чужой карман, и узнать адрес, где лежит что-то ценное. А появится желание мыслить рыночно-экономическими категориями, благодаря которым благосостояние добросовестного населения будет расти пропорционально позитивным мерам нашего государства для населения.

Печёнкин Юрий
Печёнкин Юрий
3 августа 2012 г. в 11:14

Место работы не раскрывается, Должность не раскрывается

Говоря о низконалоговых юрисдикциях, непросто удержаться от эмоциональных штампов а-ля «офшор - зло» и «гибель всем офшорам», так или иначе ставшими общим местом где-то с середины 90-х годов прошлого столетия. Тем не менее, мне хотелось бы дать себе именно такой труд.

Первое, о чем хотелось бы сказать, - оценка пагубности действий низконалоговых юрисдикций для России на основе мнения TJN об оттоке почти 800 млрд. долларов из нашего государства в офшоры. На мой взгляд, сам по себе этот факт, если он имел место в действительности, не позволяет утверждать, что действия оффшорных территорий пагубны для нашей страны. И здесь дело не столько в том, что величина оттока определена довольно приблизительно, а, скорее, в том, что нет никаких оснований полагать, что, не будь низконалоговых юрисдикций, эти деньги остались бы в России, а не улетучились бы в какие-либо другие государства (тем более, что эти самые другие страны, в конечном счете, и стали действительными получателями «сбежавшего» от нас капитала). В конце концов, ведь ни кому же не приходит в голову всерьез объявлять «обителью зла» Китай, сумевший привлечь громадные капиталовложения, естественно, лишив их кого-то другого, или Вьетнам, который за счет еще большей дешевизны труда потихоньку начинает оттягивать инвестиции в отдельные отрасли экономики даже у Китая.

Другое дело - оценка пагубности действий офшоров для России на основе величины потерь налоговых доходов, которые могли бы быть получены нашим государством, не пользуйся его граждане, а также обладающие его национальностью юридические лица предоставляемыми офшорными территориями возможностями для снижения налоговых издержек. По моему мнению, величина этих потерь могла бы стать более или менее твердой основой для оценки пагубности действий низконалоговых юрисдикций для нашей страны. С достаточной степенью точности такие потери могли бы быть определены только правительством. Кажется (по крайней мере, мне о них не известно), что серьезные попытки определить подобные потери правительством даже не предпринимались. Однако это вряд ли может быть поставлено в вину правительства, поскольку у него попросту нет данных, необходимых для определения величины соответствующих потерь.

Третье – причинение вреда России действиями офшоров. Допустим, потери налоговых доходов, которые могли бы быть получены нашим государством, являются значительными (ничто не мешает выдвинуть это предположение, тем более, что для него все же могут быть найдены некоторые основания). Могут ли эти потери составлять вред, причиненный нашей стране действиями офшорных территорий? Полагаю, что ответ может быть только отрицательным. Вред (ущерб) – категория сугубо юридическая. В межгосударственных отношениях о его причинении допустимо говорить только в случаях нарушения норм международного права (бывает еще причинение вреда правомерными действиями, но это лишь ограниченное количество случаев особого рода). Однако сейчас не существует общей нормы международного права, запрещающей налоговую конкуренцию, практикуемую низконалоговыми юрисдикциями. Потуги ОЭСР продвинуть идею о «пагубной налоговой конкуренции» еще крайне далеки от того, чтобы создать такую норму или группу норм. Соответственно пока не может быть и речи о причинении какому-либо государству вреда офшорами.

И последнее здесь, но отнюдь не последнее по значению – интересы России в области налоговой конкуренции. Государство присоединяется к ОЭСР. Официальные лица нередко заявляют о необходимости беспощадной борьбы с офшорными территориями. Однако, представляется, что наша страна еще слишком молодой игрок на международной экономической арене, чтобы безоговорочно поддерживать «друзей» из ОЭСР в их стремлении ограничить налоговую конкуренцию между странами. В конечном счете, это может повлиять не только на офшорные территории, но и на Россию, закрыв ей возможности для использования инструментов, практикуемых низконалоговыми юрисдикциями, для развития собственных (не так давно в одной из социальных сетей обсуждали это с коллегами, которые, к примеру, называли Калининградскую область, Курильские острова, остров Сахалин) или протекторируемых (Южная Осетия) территорий.

444
6 августа 2012 г. в 16:30

А читателям-экспертам можно высказать своё мнение?

Если офшоры созданы в своей стране - это добро, если деньги уходят в чужие страны, на благо чужого народа в ущерб своему - это зло.

Всё предельно просто.

888
7 августа 2012 г. в 10:14

Кстати, офшор используют и государственные специальные органы многих стран, которые не хотят светить свои действия...

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться