Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Налог на имущество с неотделимых улучшений объектов аренды

Налог на имущество с неотделимых улучшений объектов аренды

Правовой статус неотделимых улучшений арендованного имущества трактуется неоднозначно. Порядок их отражения в качестве объектов основных средств в бухучете четко не определен. Это приводит к спорам относительно их обложения налогом на имущество

05.06.2012
Журнал «Актуальная бухгалтерия»
Автор: Леонид Сомов, менеджер департамента налогового и правового консультирования компании BDO Россия

Вопрос о том, кто является плательщиком налога на имущество с неотделимых улучшений арендованного имущества — арендатор или арендодатель, — существует уже давно.

По разъяснениям Минфина России, обязанность по уплате налога лежит на арендаторе, который произвел эти капитальные вложения (до их выбытия в рамках договора аренды). 

Данная позиция письмом от 24 октября 2008 года № 03-05-04-01/37 была доведена до сведения ФНС России и в дальнейшем неоднократно высказывалась финансовым ведомством1.

Точка зрения Минфина России по рассматриваемому вопросу, как мы увидим дальше, представляется спорной. Поэтому не удивительно, что нашелся налогоплательщик (компания «Краснодар Водоканал»), который решился обжаловать указанное письмо как противоречащее нормам Гражданского кодекса, Налогового кодекса и Закона о бухгалтерском учете2. В подготовке заявления в ВАС РФ по этому делу участвовал и автор настоящей статьи. По данному делу было вынесено решение ВАС РФ3.

Признание письма нормативным правовым актом

Не секрет, что Минфин России не считает свои письма нормативными правовыми актами, чтобы не давать возможность налогоплательщикам обжаловать их в порядке статьи 191 Арбитражного процессуального кодекса. И на этот раз ведомство возражало против рассмотрения заявления компании «Краснодар Водоканал», направив ходатайство о прекращении производства по делу.

Напомним, что арбитражный суд рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда4. Причем именно ВАС РФ рассматривает такие дела в качестве суда первой инстанции5.

Как указал Президиум ВАС РФ6, дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются и арбитражными судами, и судами общей юрисдикции. Таким образом, суд сделал вывод о существовании единых критериев отнесения указанными судами того или иного акта к категории нормативных правовых актов. (Данный вывод был также подтвержден в другом документе ВАС РФ7.) 

Существенные признаки, характеризующие нормативный правовой акт, были названы Верховным Судом РФ8 (высшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции):

  • издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом;
  • наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Действительно, не каждое письмо Минфина России можно признать нормативным правовым актом. Однако, рассмотрев изложенные заявителем — компанией «Краснодар Водоканал» — аргументы, ВАС РФ согласился с тем, что содержащееся в тексте оспариваемого письма положение устанавливает обязательные правила поведения для организаций, заключающиеся в необходимости исчислять и уплачивать налог на имущество в отношении неотделимых улучшений арендованного имущества. Кроме того, данное письмо было направлено ФНС России для руководства в ее практической деятельности (что не исключает возможности многократного применения содержащихся в нем предписаний, порождает правовые последствия для неопределенного круга лиц) и должно быть использовано в работе налоговиков при проведении ими мероприятий налогового контроля.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оспариваемое письмо соответствует признакам нормативного правового акта и может быть обжаловано в ВАС РФ как в суде первой инстанции, а ходатайство Минфина России о прекращении производства по делу не подлежит удовлетворению. Теперь перейдем к рассмотрению существа вопроса.

Правовая позиция компании 

В качестве ее обоснования были указаны следующие аргументы. Объектом налогообложения по налогу на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств, в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета9.

В обсуждаемом письме Минфин России ссылается только на пункт 5 Положения по бухучету «Учет основных средств» (ПБУ 6/01)10, в соответствии с которым в состав основных средств включаются в том числе капитальные вложения в арендованные объекты ОС. Однако из данной нормы не следует, что в составе ОС учитываются любые улучшения арендованного имущества — как отделимые, так и неотделимые, как компенсируемые, так и не компенсируемые арендодателем. Пункт 5 ПБУ 6/01 является общей нормой, которую следует толковать системно с иными нормативными актами по бухучету и гражданским законодательством.

Так, пункт 3 Методических указаний по бухучету основных средств11 говорит, что капвложения в арендованные объекты ОС включаются в состав основных средств, если в соответствии с заключенным договором аренды такие вложения являются собственностью арендатора. В этом случае они учитываются как отдельный инвентарный объект12. Таким образом, следуя Методическим указаниям, капитальные вложения следует разделять на те, которые принадлежат на праве собственности арендатору, и те, которые принадлежат на том же праве арендодателю.

Исходя из Гражданского кодекса13 арендатору могут принадлежать только капитальные вложения в форме отделимых улучшений. Что касается неотделимых улучшений, то они являются частью единой и неделимой вещи, которая изначально принадлежит арендодателю. В отношении капвложений в форме неотделимых улучшений у арендатора не может возникнуть право собственности. Данный вывод подтверждается и арбитражной практикой14.

Основываясь на системном толковании приведенных выше норм, можно сделать следующий вывод: поскольку арендатор не является собственником капвложений в форме неотделимых улучшений, что следует из природы таких улучшений и норм гражданского законодательства, то капвложения в форме неотделимых улучшений не могут учитываться в качестве основных средств арендатора. Следовательно, в отношении указанных объектов арендатор не может являться плательщиком налога на имущество. Этой позиции придерживаются и некоторые суды15.

Выводы ВАС РФ 

Однако ВАС РФ не поддержал позицию налогоплательщика. Суд фактически согласился с логикой Минфина России: определяющей для рассматриваемого вопроса является именно норма пункта 5 ПБУ 6/01, в соответствии с которой капвложения в арендованные объекты ОС учитываются в составе основных средств. Кроме того, суд сослался еще на одну норму16. Она говорит о том, что такие капвложения зачисляются организацией-арендатором в состав собственных ОС в сумме фактически произведенных затрат (если иное не предусмотрено до¬говором).

По мнению ВАС РФ, такое правовое регулирование направлено на разрешение основных задач бухгалтерского учета17. Также, с точки зрения суда, необходимость отражения капитальных вложений в составе ОС арендатора согласуется с принципами и правилами формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах организации, поскольку учет такого имущества производится у лица, для которого этот актив соответствует определенным условиям, позволяющим отнести его в состав основных средств18.

Наконец, ВАС РФ сделал, как кажется автору статьи, основной вывод в пользу позиции Минфина России: до момента выбытия капвложения, сделанные арендатором, приносят экономическую выгоду именно арендатору, соответственно на нем и лежит обязанность по их отражению в бухучете в составе основных средств.

Действительно, в пункте 4 ПБУ 6/01 один из критериев признания объекта основным средством сформулирован как способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем. Однако является ли этот признак основополагающим? Если следовать такой логике ВАС РФ, то в качестве основных средств арендатора можно признать и все остальное арендованное имущество, ведь до окончания договора именно арендатор эксплуатирует эти объекты и извлекает из этого экономическую выгоду. Но арендованное имущество — это основные средства арендодателя. Представляется, что правила учета неотделимых улучшений арендованного имущества не могут принципиально отличаться от правил учета самого арендованного имущества, поскольку улучшения являются частью последнего и не могут быть физически отделены от него без нанесения ущерба.

В Методических указаниях действительно сказано, что капитальные вложения в арендованные объекты ОС учитываются у арендатора в составе его основных средств, если в соответствии с заключенным договором аренды эти капвложения являются собственностью арендатора.

В отношении этого довода ВАС РФ сделал, как нам кажется, недостаточно обоснованный вывод. Суд отметил, что по смыслу положений пунктов 10, 35 Методических указаний, исходя из существа регулиру¬емого этими положениями вопросов, термин «собственность арендатора на капитальные вложения» употреблен в экономическом смысле и характеризует данные вложения как произведенные арендатором за счет собственных средств, а не за счет средств, предоставленных арендодателем.

Однако не совсем понятно, как фраза «если в соответствии с заключенным договором аренды эти капитальные вложения являются собственностью арендатора» из пункта 10 Методических указаний может быть сформулирована в «экономическом смысле», если речь идет об одном из условий, которое должно быть зафиксировано именно в договоре аренды. Вряд ли можно согласиться с тем, что в договоре аренды какие-то условия формулируются в соответствии с исключительно «экономическим смыслом» и не имеют правового значения.

Но точку в этом деле ставить еще рано. На сайте ВАС РФ (www.arbitr.ru) указано, что «Краснодар Водоканал» подал надзорную жалобу в отношении рассмотренного решения ВАС РФ. Поэтому, возможно, дело будет передано в Президиум ВАС РФ. Посмотрим, насколько он согласится с выводом первой инстанции ВАС РФ о том, что «ссылку на нормы Гражданского кодекса суд считает несостоятельной, поскольку положения гражданского законодательства не разрешают вопросов, затрагиваемых в упомянутом письме Минфина России».

Мнения

Единой точки зрения нет

Вопрос о том, кто платит налог на имущество с капвложений в виде неотделимых улучшений, в настоящее время действительно является спорным.

Представители Минфина России придерживаются мнения, что арендатор платит налог на имущество с капвложений до тех пор, пока не передаст их арендодателю. После появления ука¬занной позиции в оспариваемом письме от 24 октября 2008 года № 03-05-04-01/37 она была зафиксирована также в других письмах (см., напр., письма Минфина России от 01.11.2010 № 03-05-05-01/46, от 03.11.2010 № 03-05-05-01/48). Известны случаи, когда данной точки зрения придерживались и суды (пост. ФАС ВВО от 26.02.2008 № А29-2381/2007, Тринадцатого ААС от 15.12.2011 № А56-25929/2011).

Критики данного подхода обращают внимание, что арендатор должен учитывать затраты на улучшения арендованного имущества на счете 08 «Вложения во внеоборотные активы» до момента их передачи арендодателю. А в состав основных средств такие капвложения должен включать собственник-арендо¬датель. Правомерность уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на величину затрат, связанных с реконструкцией, признавал и ВАС РФ (определение ВАС РФ от 10.09.2007 № 9017/07).

Если дело будет передано в Президиум ВАС РФ

Есть вероятность, что в этом споре возобладает не правовой подход, а фискальный интерес. Ведь сегодня многие организации производят неотделимые улучшения в первую очередь недвижимого имущества, арендованного у государственных и муниципальных органов власти, которые в принципе не являются плательщиками налога на имущество. Если признать, что арендаторы такого имущества не должны уплачивать налог на имущество с неотделимых улучшений, то налог с них не будет уплачиваться вообще. Кроме того, реконструкция или модернизация арендованного недвижимого имущества зачастую является обязательным условием арендодателя при заключении договора аренды. Вопрос, кто извлекает выгоду от эксплуатации таких капитальных вложений — арендатор или арендодатель, — весьма неоднозначен. Как правило, государство и муниципальная власть не компенсируют расходы арендаторов на такие улучшения и оставляют их в своей собственности, перекладывая при этом на арендаторов обязанность по уплате налога на имущество с таких улучшений.

Отсылка к нормам Гражданского кодекса

Статьей 623 Гражданского кодекса не определено, кто является собственником неотделимых улучшений. А значит, стороны сами вправе определить их судьбу, и капвложения в виде неотделимых улучшений в составе основных средств должен учитывать у себя тот, кто признается собственником этих улучшений по соглашению сторон. К аналогичному выводу приходят и некоторые суды (пост. ФАС СКО от 02.11.2006 № Ф08-4967/2006, Девятого ААС от 27.04.2010 № А40-49568/09-105-415).

При этом следует учитывать, что исходя из сложившейся судебной практики в силу упомянутой статьи 623 арендатор не становится собственником неотделимых улучшений арендованного имущества (пост. ФАС МО от 05.05.2005 № КГ-А40/3380-05). Согласно пункту 1 статьи 218 Гражданского кодекса право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Но например, даже если в результате произведенных работ по перепланировке (реконструкции) произошло увеличение площади данного объекта, то это все равно считается улучшением уже существовавшего объекта недвижимости и оснований для применения пункта 1 статьи 218 Гражданского кодекса в данной ситуации не возникает.

Сноски:

1    письма Минфина России от 03.11.2010 № 03-05-05-01/48, от 01.11.2010 № 03-05-05-01/46, от 11.03.2009 № 03-05-05-01/17, от 16.12.2008 № 03-05-05-01/73

2    Федеральный закон от 21.11.1996 № 129-ФЗ (далее — Закон № 129-ФЗ)

3    решение ВАС РФ от 27.01.2012 № 16291/11

4    п. 1 ст. 29, ч. 3 ст. 191 АПК РФ

5    п. 1 ч. 2 ст. 34 АПК РФ

6    пост. Президиума ВАС РФ от 03.02.2009 № 13348/08

7    определение ВАС РФ от 29.09.2009 № ВАС-12485/09

8    п. 9 пост. Пленума ВС РФ от 29.11.2007 № 48

9    п. 1 ст. 374 НК РФ

10    утв. приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н

11    утв. приказом Минфина России от 13.10.2003 № 91н (далее — Методические указания)

12    п. 10 Методических указаний

13    ст. 623 ГК РФ

14    пост. ФАС ЗСО от 19.01.2009 № Ф04-185/2009(19574-А67-50), ФАС МО от 25.01.2007 № КГ-А40/13583-06

15    пост. ФАС СКО от 27.03.2007 № Ф08-1018/2007-574А (оставлено в силе определением ВАС РФ от 10.09.2007 № 9017/07)

16    п. 47 приказа Минфина России от 29.07.1998 № 34н

17    п. 3 ст. 1 Закона № 129-ФЗ

18    п. 4 ПБУ 6/01

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться