Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Интервью / «Наружной рекламы может не стать», — Максим Ткачев, управляющий директор News Outdoor Group

«Наружной рекламы может не стать», — Максим Ткачев, управляющий директор News Outdoor Group

Что угрожает наружной рекламе в России? Почему не все мелкие игроки этого рынка проигрывают в кризис? И с кем готов объединиться лидер рынка — News Outdoor? Отвечает Максим Ткачев

01.10.2009
газета "Ведомости"
Автор: Елена Виноградова

Российский рынок наружной рекламы, освоивший в прошлом году почти 46 млрд руб. рекламодателей, в этом превратился в «горячую точку». Московский чиновник, отвечавший за самую большую часть этого рынка, арестован, его зам — под следствием. Отрасль сильнее других сегментов рекламного рынка пострадала от кризиса. Как жить и работать в таких условиях, рассуждает Максим Ткачев, управляющий директор крупнейшего в стране оператора наружной рекламыNokia, Mazda, Ведомости»), не уступающей лучшим образцам мировых лидеров этого бизнеса. К сожалению, опытное производство сейчас практически законсервировано, из работавших на нем 30 человек осталось 2-3, остальных мы перевели на другие направления. Но мы стараемся сохранить компетенцию в этой области, потому что за спадом обязательно начнется рост и уличная мебель будет очень востребованна.

— Что происходит с бизнесом News Outdoor за пределами России?

— Везде по-разному. У наших подразделений на Украине и в Болгарии ситуация тяжелая, а, например, в Чехии наш бизнес практически на докризисном уровне, неплохо идут дела в Польше.

— Почему в соседних странах Восточной Европы такая разная ситуация?

— Можно объяснить на примере Чехии — здесь никогда не было такого бурного роста экономики, как в России. Там жилье никогда не дорожало на 25-30% в год, соответственно, не было искусственного перегрева рынка. Поэтому ситуация там более стабильна. Рынкам, которые быстро поднимались, больнее падать.

— Из более отдаленных от России стран вам пришлось уйти?

— Мы продали наш израильский бизнес. Мне очень жаль, что пришлось на это пойти, потому что мы потратили на него много сил и ресурсов. К сожалению, кризис застал нас на полпути, а продолжить необходимые трансформации без продолжения инвестиций было невозможно. Именно поэтому мы были вынуждены избавиться от актива. Мы также продали компанию в Турции, сократили развитие в Юго-Восточной Азии. Сейчас находится в финальной части сделка по продаже нашего небольшого подразделения в Индии.

— На какую сферу пришелся основной объем сокращения издержек? Персонал вы сильно сокращали?

— Мы сокращали в основном зарплаты. Совсем немного — у синих воротничков, достаточно сильно — у белых.

— Насколько сильно?

— Если говорить про меня как одного из них, то в разы.

— НДС. Как развивается это дело?

— В арбитражном суде первой инстанции прошло несколько предварительных заседаний по иску, в котором мы оспариваем решение ФНС. Нас удивила позиция налоговиков, которые возражали против приобщения к материалам дела большого объема восстановленной нами финансово-бухгалтерской документации. Материалы доказывали, что мы занимались размещением наружной рекламы, а значит, имели право на налогообложение в режиме ЕНВД. Напомню, претензии были предъявлены, так как из-за отсутствия документов, изъятых у нашей компании, налоговики посчитали, что наша компания занималась не наружной рекламой, а другими видами деятельности. Мы потратили много усилий, чтобы все бумаги восстановить, — только их опись заняла несколько папок.

— Вам удалось приобщить эти документы к делу?

— Суд приобщил к делу опись и обязал налоговую службу изучить документацию, после чего с ее учетом высказать свою позицию. Надеюсь, что, изучив документы, ФНС согласится, что правда на нашей стороне, и изменит первоначальные требования.

— Вы согласны с распространенным мнением, что проблемы News Outdoor с налоговыми службами возникли после того, как владелец News Corp. Руперт Мэрдок заявил о намерении расстаться с российским бизнесом, так как в нашей стране инвестиции не защищены?

— Я в теорию заговора не очень верю. Фрагментарно, в ряде публичных вопросов, это нам не очень помогло. Но если говорить о бизнесе компании в целом, то не могу с этим мнением согласиться.

— А желание у News Corporation расстаться с News Outdoor остается?

— Сейчас не время продавать активы. News Outdoor — это лучший актив в области наружной рекламы в России и отличная платформа для создания дополнительной акционерной стоимости. Сегодня продавать ее дешево невыгодно, а дорого никто сейчас ничего не покупает. Мы продолжаем проводить консультации с рядом российских стратегических инвесторов на тему их интереса к нашей компании, но говорить о конкретике еще рано.

— Чем закончились взаимоотношения News Corp. с французским оператором наружной рекламы JCDecaux, вступившим в переговоры о приобретении News Outdoor, но прекратившим их из-за кризиса?

— Переговоры были прекращены из-за финансового кризиса, который очень больно ударил как по News Corp. и News Outdoor, так и по JCDecaux. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на финансовые отчеты компаний. Для французской компании сделка была очень весомой, поэтому решение в столь неопределенной ситуации выйти из переговоров выглядит вполне объяснимо.

— Летом появилась информация о том, что вы ведете переговоры с держателями облигаций вашего основного конкурента, Gallery, о выкупе долга этой компании. Это правда?

— Над возможностью совместных проектов с Gallery в разных формах, от объединения технических служб до более глубокого взаимодействия, мы думаем уже года полтора. Объяснение простое — синергия двух компаний только по операционным затратам составляет более $20 млн в год. Сейчас это очень большие деньги, поэтому такую возможность не могут игнорировать ни акционеры/кредиторы Gallery, ни акционеры News Outdoor. Но чтобы от мыслей перейти к действиям, нужно начать их обсуждение. Пока нас к разговору особенно не приглашали.

— Но делали ли вы предложение держателям облигаций Gallery об их выкупе?

— Нет, не делали.

— Некоторое время назад была информация, что вы можете пойти на повышение в News Corporation. Это действительно так?

— Я с 2004 г. отвечаю за деятельность News Outdoor по всему миру. В 2005-2007 гг. я проводил в загранкомандировках больше 50% времени, занимаясь развитием нашего зарубежного бизнеса. В кризисный год мне пришлось гораздо больше внимания уделять России. Сейчас всем нужно сосредоточиться на главном. Так что менять место работы сейчас не планирую.

— Не жалеете, что пришлось вновь сосредоточиться на России?

— Сожалею лишь, что многое из того, чем я занимался последние 2-3 года, не получилось, пусть и по причинам, от меня не зависящим. Особенно тяжело объяснять людям, которые упорно работали по году-два над проектами, что приходится эти проекты закрывать. Это все равно что сообщить армии, геройски оборонявшей позицию, что по решению штаба эта позиция в силу изменения стратегии больше не нужна. Но, с другой стороны, все жесткие решения, которые мы принимали, рациональны. Сейчас главная мера востребованности бизнеса — это прибыль. К сожалению, в большинстве проектов она появляется через 2-3 года работы, поэтому от хороших начинаний, которые не успели пройти этот цикл, приходится отказываться.

— А как вы полагаете, как будет развиваться экономическая ситуация?

— Я думаю, подъем обязательно начнется, но он будет плавным. Резкий спад мы уже пережили, по голове всех шарахнуло, теперь время подниматься.

— Думаете, хуже уже не будет?

— Предпосылок для этого нет. Эмоционально хуже всего будет тем, кто игнорирует реальность и продолжает питать иллюзии относительно того, что все буквально сейчас вернется. Когда я в 18 лет попал в армию, мне сначала было очень тяжело, потому что мыслями ты еще на гражданке, а в реальности — совсем в другом месте. Как только ты принимаешь новую реальность и начинаешь жить в ее условиях, сразу становится легче. Я пытаюсь к такому же состоянию духа приучить всех в нашей компании.

— Армия для вас была столь же неожиданной, как сейчас кризис?

— Да, я тогда учился на первом курсе МАИ. Но в 1987 г. в стране был последний всплеск милитаризма, и всех без исключения студентов, кому исполнилось 18 лет, забрали на службу. Косить тогда было как-то не модно, поэтому все мои сверстники за редким исключением прошли через школу советской армии.

— А в наружную рекламу, как я понимаю, пришли случайно. Не жалеете, что не посвятили себя физике?

— В любимом мультике моих сыновей «Кунг-фу панда» есть хорошее выражение о том, что все случайности не случайны. Если бы кто-то в 1989 г. мне сказал, что за следующие 20 лет я объеду весь мир и сумею поработать на руководящих позициях в одной из лучших компаний мира, я бы точно в это не поверил. Мне грех жаловаться на судьбу, она помогла мне родиться в очень интересное время, реализоваться в области, которой я занимаюсь, и помочь большому количеству людей сделать то же самое. Единственно, хотелось бы надеяться, что линия развития нашей страны, с которой я себя связываю, будет идти вверх.

— А будущее детей вы видите связанным с Россией?

— В настоящий момент — да. Я не исключаю, правда, заграничного образования, но хотел бы, чтобы они жили здесь.

«Мне грех жаловаться на судьбу»

Ткачев не жалеет, что ему пришлось работать не по специальности: «В любимом мультике моих сыновей “Кунг-фу панда” есть хорошее выражение о том, что все случайности не случайны. Если бы кто-то в 1989 г. мне сказал, что за следующие 20 лет я объеду весь мир и сумею поработать на руководящих позициях в одной из лучших компаний мира, я бы точно в это не поверил. Мне грех жаловаться на судьбу, она помогла мне родиться в очень интересное время, реализоваться в области, которой я занимаюсь, и помочь большому количеству людей сделать то же самое. Единственно, хотелось бы надеяться, что линия развития нашей страны, с которой я себя связываю, будет идти вверх».

«Я с 2004 г. отвечаю за деятельность News Outdoor по всему миру. В 2005-2007 гг. я проводил в загранкомандировках больше 50% времени. В кризисный год мне пришлось гораздо больше внимания уделять России. Сейчас всем нужно сосредоточиться на главном. Так что менять место работы сейчас не планирую».

«Сожалею, что многое из того, чем я занимался последние два-три года, не получилось, пусть и по причинам, от меня не зависящим. Особенно тяжело объяснять людям, которые упорно работали по году-два над проектами, что приходится эти проекты закрывать. Это все равно что сообщить армии, геройски оборонявшей позицию, что по решению штаба эта позиция в силу изменения стратегии больше не нужна. Но, с другой стороны, все жесткие решения, которые мы принимали, рациональны. Сейчас главная мера востребованности бизнеса — это прибыль. В большинстве проектов она появляется через 2-3 года работы, поэтому от хороших начинаний, которые не успели пройти этот цикл, приходится отказываться».

Проекты News Outdoor за рубежом

Максим Ткачев: «У подразделений на Украине и в Болгарии ситуация тяжелая, а, например, в Чехии наш бизнес практически на докризисном уровне, неплохо идут дела в Польше. В Чехии никогда не было такого бурного роста экономики, как в России, поэтому ситуация там более стабильная. Мы продали наш израильский бизнес — продолжить необходимые трансформации без продолжения инвестиций было невозможно. Продали компанию в Турции, сократили развитие в Юго-Восточной Азии. Сейчас в финальной части сделка по продаже нашего небольшого подразделения в Индии».

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться