Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Аналитика / Интервью / Кирилл Котов: «Рано или поздно мы вернемся к прогрессивной шкале НДФЛ. Другого выхода нет»

Кирилл Котов: «Рано или поздно мы вернемся к прогрессивной шкале НДФЛ. Другого выхода нет»

О диаметрально противоположенных позициях Минфина и ФНС по вопросам применения вычетов; ошибках, которые допускают налоговые агенты; а также о том, почему бухгалтеру при расчете налогов должен помогать хороший юрист Российский налоговый портал побеседовал с советником государственной гражданской службы РФ 2-го класса Кириллом Владимировичем Котовым

31.08.2011
Российский налоговый портал
Автор: Свистунова Наталья, главный редактор Российского налогового портала

— С какими вопросами по НДФЛ чаще всего обращаются налогоплательщики, налоговые агенты в Федеральную налоговую службу? Большинство вопросов, наверное, от физических лиц? Что их волнует больше всего?

— В переписке отдела большую часть вопросов, как вы правильно отметили, задают именно налогоплательщики – физические лица, работники. Второе место по количеству вопросов занимают налоговые агенты, в основном работодатели, а также крупные компании, которые выступают в роли брокеров на рынке ценных бумаг, последние – индивидуальные предприниматели.

Если говорить о тематике вопросов, то налогоплательщиков интересуют правила применения статьи 220 Налогового кодекса, то есть применение имущественных налоговых вычетов по продаже и покупке жилья. Небольшая часть вопросов касается социальных налоговых вычетов. Что касается налоговых агентов, то основная переписка идет о статье 217 Налогового кодекса, где говорится о суммах, которые не подлежат налогообложению. Также просят разъяснить вопросы по применению статьи 214 Налогового кодекса и ряд вопросов технического характера, которые касаются порядка уплаты налогов, подачи сведений по форме 2-НДФЛ, возврата налогов. Вот примерно весь спектр вопросов, которые покрываются перепиской с ФНС России.

— Где чаще всего налоговые агенты допускают ошибки? На что им следует обратить внимание?

— У налоговых агентов своих интересов в уплате налога нет, поэтому любое их действие в принципе к наказанию не ведет. Наказание для них тут будет только в том случае, если агент удержал налог и не перечислил его в бюджет в установленные сроки. Если это будет выявлено в пределах налогового периода, то налогового агента ожидает небольшой штраф и пени. Если за пределами, то это уже серьезное правонарушение, которое выходит за рамки Налогового кодекса. Здесь надо помнить, что есть постановление Пленума Верховного суда от 28 декабря 2006 года № 64, в пункте 17 которого разъяснены нормы уголовной ответственности должностных лиц за эти действия. Это надо иметь в виду.

Что касается каких-то ошибок, то много проблем возникает с применением 217 статьи Налогового кодекса. Каждая необлагаемая сумма зависит от применения соответствующей нормы права, которая корреспондирует с налогом. Здесь все зависит от квалификации юристов, которые помогают бухгалтерам. Если они разбираются в Трудовом кодексе, в Законе о социальных пособиях и прочих различных нормативных актах, которые надо применять параллельно, значит, проблем не возникает. Если нет – то возникают проблемы. Но эти проблемы всегда решаемы. Есть пункт 5 статьи 226 Налогового кодекса, согласно которому налоговый агент может объявить, что не может удержать НДФЛ, потому что ему что-то не понятно. Тогда вопрос будет решаться уже с налогоплательщиком по месту его жительства.

— За время кризиса работников снова стал волновать вопрос о том, в реальности ли перечислил работодатель удержанный налог и чем такая ситуация может ему грозить.

— По большому счету, интересы работника это не затрагивает. Если налог удержан, то обязанность налогоплательщика исполнена, поэтому он по заявлению может реализовывать свои права на получение вычетов (имущественных, социальных). Если рассмотреть плохую ситуацию, когда факт неперечисления налога в бюджет выявляется за пределам налогового периода, то налогоплательщик здесь выступает в качестве свидетеля, причем разговор будет уже не в инспекции, а в прокуратуре. Свои собственные налоги (НДС, налог на прибыль, страховые взносы) компания может не платить и ее ожидают конкретные налоговые санкции. Но если она взяла чужие деньги, то это уже состав преступления (хищение, необоснованное обогащение, незаконное использование чужих средств) и ответственность будут нести конкретные люди (руководитель, главный бухгалтер).

— Думаю, наиболее злободневный вопрос касается получения вычетов на приобретение жилья.

— Совершенно верно, вопросов по вычету на приобретение жилья очень много. Я вообще считаю, что 220 статья – самая туманная статья в Налоговом кодексе. В каждой строчке есть какая-то двусмысленность или даже трехсмысленность. Поэтому вопросов огромное количество. И все они не решены. Прошло уже 10 лет, но никто не может их решить ни на уровне Минфина, ни на уровне Госдумы. Конституционный суд тоже свою лепту вносит, не всегда последовательную. По сути, эти отдельные нюансы можно трактовать как угодно. Например, в отличие от социальных вычетов идет запись «суммы израсходованные на приобретение жилья на территории Российской Федерации». За какой период мы берем расходы? Что такое территория РФ? Вопросы абсолютно открытые, их можно трактовать как угодно. Если с социальными вычетами понятно, что «все израсходованное в налоговом периоде», то есть, начиная с 2001 года, а здесь получается можно принимать расходы и до 2001 года. А как их принимать? Какой брать масштаб цен? Мы здесь пользуемся некой уловкой, что «в сумме израсходованной налогоплательщиком». А формально понятие «налогоплательщик» в первой части Налогового кодекса появилось, вступившей в силу с 1 января 1999 года, когда практически и завершился процесс формирования современного масштаба цен.

И это лишь один вопрос, а спорных моментов огромное количество. За какой период я могу получить вычет, как поступить в случае приобретения квартиры в долевую собственность, в совместную собственность с ребенком. Проблем много, по ним есть какие-то позиции, но они мало чем обоснованы, и по большей части зависят от вкуса, мировоззрения и уровня квалификации.

— А судебная практика может в этом помочь?

— Судебная практика мало накапливается. Заинтересованные в получении вычетов не столь богаты, чтобы в суде лоббировать свои интересы. А у кого деньги на это есть, не интересуются вычетами. Вот такой замкнутый круг. Поэтому очень много у нас противоречивых моментов.

— Законодательных инициатив по разрешению этих вопросов не планируется?

— Два года назад мы подготовили проект закона, который пусть не в полной мере, но нацеливался на разрешение этих вопросов, но он был забракован.

— Если смотреть разъяснения Минфина и ФНС по вопросам применения вычетов, то часто можно встретить диаметрально противоположные точки зрения.

— У ФНС позиция не меняется последние три года. Мы все толкуем максимально возможно в пользу налогоплательщика. Тем более сам Минфин ограничил применение своих разъяснений только письмами в наш адрес. Все остальные письма Минфина носят исключительно информационный характер, и мы не обязаны ими руководствоваться.

— Немало вопросов и спорных моментов возникает и с продажей имущества. В частности, если деньги и госрегистрация произведены в разных периодах. Как следует поступать в этом случае?

— Совершенно верно, вопросов меньше, чем с покупкой недвижимости, но они тоже есть. При продаже недвижимости типичный вопрос, который задается: деньги получены в одном налоговом периоде, а государственная регистрация перехода права собственности произошла в другом налоговом периоде. Что делать? Когда подавать заявление на вычет, за какой период, какой размер вычета? Или обратная ситуация – регистрация произведена, а деньги еще не получены, рассрочка платежа. Эти вопросы никак не оговорены, но мы исходим из того, что договор должен быть исполнен до конца. За этот период все расходы и все доходы суммируются и учитываются. Только так можно квалифицировать эти доходы, как доходы от продажи имущества. Этот подход частично противоречит 223 статье Налогового кодекса, но по-другому никак.

В начале лета перед пиком жары Минфин выпустил письмо о том, что питьевая вода для сотрудников облагается НДФЛ. Оно широко обсуждалось в прессе. Прокомментируете?

— Само по себе письмо абсолютно справедливо. Если кулер ставится в закрытых кабинетах, в которых работают сотрудники только этой компании, то у них естественно есть доход в натуральной форме. Если же кулер стоит в местах общего пользования, куда приходят гости и клиенты компании, то, естественно, персонифицировать расход воды невозможно, а значит и доход посчитать нельзя. Это статья 211 Налогового кодекса. Надо подходить к этому письму без лишних эмоций.

После начала кризиса и повышения размера страховых взносов участились случаи, когда организации заставляли сотрудников регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, дабы сэкономить на страховых взносах. Выгодно это было и работникам, поскольку вместо положенных 13 процентов НДФЛ они отчисляли лишь шесть процентов по упрощенке. Подтверждает это и судебная практика, например, недавно был рассмотрен аналогичный случай ВАС РФ. Некоторые эксперты отмечают, что эта схема не противоречит закону и при грамотном оформлении может быть использована недобросовестными работодателями в качестве лазейки.

— Надо смотреть характер функций, договор с индивидуальным предпринимателем не может быть длинным. По любому гражданско-правовому договору при оказании услуг и выполнении работ составляется акт. Поэтому если гражданско-правовой договор скрывает трудовые отношения, трудовой инспекции не составит труда квалифицировать его как трудовой договор. Трудовой кодекс позволяет это делать и нещадно штрафовать таких работодателей. А налоговая инспекция здесь на подхвате и действует в рамках взаимодействия с Рострудом. Без них мы переквалифицировать договор не можем.

В заключение хотелось бы услышать ваше мнение о перспективах возврата прогрессивной шкалы налогообложения и прогнозы относительно ее шкалы и ставок.

— Рано или поздно мы вернемся к этому. Другого выхода нет. Подтолкнуть к принятию такого решения может вступление России в ВТО. Сейчас уже отмечается, что целый ряд иностранных спортсменов, приехавших к нам на гораздо меньшие зарплаты, чем если бы они получали за границей, «чистыми», на руки получают в полтора – два раза больше. Поэтому прогрессивной шкалы не избежать. Было бы разумно установить верхнюю ставку на уровне ставки налога на прибыль, а вот какую шкалу сделать – вопрос остается открытым.

Биография

Котов Кирилл Владимирович

Родился в Москве. В 1986 г. окончил Московский финансовый институт (экономист), в 2004 г. – Московский гуманитарный институт им. Е.Р. Дашковой (юрист).

1986 – 1991 гг. работал в Главном валютно-экономическом управлении Минфина СССР.

1991 – 1992 гг. – в Главной государственной налоговой инспекции Минфина СССР.

1992 – 1998 гг. – в управлении налоговой реформы Минфина России.

1998 – 2005 гг. работал в коммерческих организациях.

С 2005 г. – советник ФНС России. В настоящее время работает в Управлении администрирования налогов физических лиц ФНС России.

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться