Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Узнайте самые значимые изменения в работе бухгалтеров в 2019 году

практические решения для работы, советы по применению законодательства и кейсы по проверкам и отчетности от лучших спикеров ИРСОТ

Главная неделя для главбуха
   
График мероприятий

Аналитика / Налогообложение / Доходный «бизнес»

Доходный «бизнес»

Возможна ли в современных политических и экономических условиях реальная борьба с легализацией (отмыванием) доходов, добытых преступным путем, да и нужна ли она обществу? Ответ очевиден. Борьба с легализацией (отмыванием) «грязных» денег в России не только не возможна, но она и никому не нужна. Более того, она опасна и для экономики, и для государства, и для общества

01.07.2009
ЭЖ «Юрист»
Автор: Алексей Каширин

Новые ценности

Отказ от плановой экономики, введение рыночных отношений автоматически опровергают постулаты, на которых базировалось уголовно-правовое противодействие легализации крупных капиталов, добытых преступным путем.

Во-первых, в стране появились по-настоящему богатые люди. Как выразился по этому поводу в одном из своих интервью Владимир Путин: «Государство дало им возможность заработать миллиарды долларов». Во-вторых, богатые, за редким исключением, в России теперь не преследуются, а охраняются государством. Некоторые из них, например Роман Абрамович, длительное время занимают высокие административные должности. Знакомство с наиболее одиозными из олигархов - честь для высших государственных чиновников. Как видим, со времен Николая Некрасова в российском менталитете изменилось не многое: если ранее преклонялись перед представителями родового дворянства, то теперь для выполнения подобного обряда достаточно удачливого бизнесмена.

При этом априори считается, что имеющиеся у них накопления получены некриминальным путем. Такова политическая ситуация в стране, и так велит увековеченная в Конституции РФ презумпция невиновности!

Общеизвестно и другое: когда олигархи утрачивают снисходительное покровительство высших лиц государства, они тут же оказываются в местах лишения свободы. В данной связи пример Михаила Ходорковского более чем показателен. Приговор Басманного суда г.Москвы юридически лишь подтвердил то, о чем в нашей стране прекрасно знает каждый: практически все стартовые капиталы похищены, последующая деятельность их владельцев - не что иное, как старательное отмывание полученного преступным путем.

Международная кормушка

Как ни парадоксально это звучит, борьба с отмыванием «грязных» денег нашей стране не нужна. Если правоохранительные органы по-настоящему займутся изобличением всех «отмывающих» добытое преступным путем, инвестиции тут же покинут Россию, промышленность остановится.

Да что там промышленность! Если честно подойти к борьбе с легализацией доходов, нажитых незаконным путем, существенно изменится внешняя политика многих государств. Например, никем официально не признанная Транснистрия (Приднестровская Молдавская Республика - ПМР) процветает исключительно благодаря легализации (отмыванию) добытого преступным путем. Кем добытого, транснистрийцы не спрашивают: пропустив через свою экономику преступно нажитые товары и капиталы, они готовы продать что угодно.

Мой сокурсник по юридическому факультету Кишиневского государственного университета, позже заместитель министра финансов Республики Молдова, министр финансов ПМР Сергей Градинарь в доверительной беседе раскрыл механизм извлечения транснистрийцами сверхдоходов «из воздуха». Где-то в нейтральных водах на приколе стоят громадные суда - фабрики по изготовлению, например, сигарет известных марок. Никаких налогов владельцы таких предприятий не платят, они же на ничейной территории! ВТранснистрию официально ввозят трейлер готовой продукции, после чего руководство страны закрывает глаза на то, как бизнесмены с транснистрийским гражданством вывозят этот товар целыми составами.

Соседи ПМР - Молдова и Украина - время от времени пытаются положить конец разрешенному фактически на государственном уровне преступлению, однако ни целеустремленности, ни политической воли им не хватает. Кто же будет рубить голову курице, которая несет золотые яйца! Отметим также, что не торопится расправиться с производителями неучтенных товаров и мировое сообщество.

Пустые призывы

Все эти утверждения у многих читателей могут вызвать явное неприятие. Они возразят, что в борьбе с легализацией доходов существует и масса положительных примеров.

Отрицать подобные примеры бессмысленно, но «пара ласточек весны не делает». Доля изобличенных в отмывании доходов, полученных преступным путем, по сравнению с количеством «моющих» ничтожна.

Возникает вопрос: для чего же тогда лозунги, призывающие бороться с легализацией доходов, добытых преступным путем? Это дополнительная черточка к положительному имиджу российского правительства: оно предпринимает реальные меры, направленные на обуздание использования нажитого незаконным путем.

Такова на сегодняшний день общая стратегия борьбы с преступностью. Вэтой борьбе у государства, как правильно отметил академик РАН Владимир Кудрявцев, нет и не может быть единой цели. Есть иерархия целей. Добавлю, что борьба с отмыванием доходов от добытого преступным путем в настоящий момент в число приоритетных целей не входит.

Бессильный закон

Теперь рассмотрим подробнее, как проблема привлечения к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) полученного преступным путем решается в действующем отечественном законодательстве.

Анализ УК РФ показывает, что апробированная временем правовая конструкция в виде необходимости доказывания всех без исключения звеньев цепочки «хищение - сбыт - приобретение заведомо похищенного - отмывание», пусть и выработанная в совершенно иных экономических условиях, авторам УК РФ 1996 г. приглянулась настолько, что они, даже не пытаясь заглянуть в будущее, смело использовали ее и при конструировании ст. 174 УК РФ.

Последствия этого уникальны. Несмотря на то, что в стране все еще продолжается первоначальное накопление капитала (в том числе и добытого преступным путем), для которого характерен теневой оборот, уголовных дел по ст. 174 УК РФ в России практически нет. В 2001 г. их возбуждено 176, в 2002-м - 89. Осуждено 73 и 27 человек соответственно. В 2003 г. по ст. 174 УК РФ осуждены всего 11 человек. В последующие годы количество осужденных по указанной статье несколько возросло, однако латентность данного вида преступления довольно высока.

Стоит добавить:

  • начиная с 08.12.2003 из арсенала средств борьбы с незаконным оборотом капиталов как вид уголовного наказания исключена конфискация имущества, принадлежащего виновному;
  • практика обращения в доход государства полученного преступным путем как разновидности вещественных доказательств жестко ограничена перечнем вмененных виновному эпизодов.

Иными словами, правоохранительная система, а вместе с ней и все общество по закону обязаны «верить» ничем не подкрепленному утверждению владельца, что громадное состояние нажито им честным путем.

Отсюда вывод: либо легализацией (отмыванием) добытого преступным путем в России мало кто занимается, либо предложенный авторами УК РФ 1996 г. механизм привлечения виновных к уголовной ответственности явно несовершенен.

В нашей стране найдется не много людей, которые поверят в правильность первого предположения, следовательно, мы вынуждены согласиться с достоверностью второго: механизм противодействия легализации добытого незаконным путем не работает. Добавим, что в рамках существующей уголовной политики он никогда и не заработает.

Контролирующий орган, обнаружив по внешним признакам легализируемый (отмываемый) капитал, действующим законом тут же направляется на поиск базового преступления. С точки зрения законодателя, это необходимо для установления «заведомости». Согласитесь, звучит как в сказке: «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что»!

Однако авторы ст. 174 УК РФ совершенно упускают из вида такое немаловажное обстоятельство: преступность, приносящая сверхприбыли, всегда латентна, поэтому в подавляющем большинстве случаев предикатное преступление вообще никогда установлено не будет! Например, потерпевшая сторона, «подпольный миллионер» (современный Александр Иванович Корейко), «поделился» с рэкетиром (Остапом Бендером образца ХХI века). Очевидно, что первый никогда не сообщит государству о преступном поведении второго. Наконец, есть виды преступности (тот же наркобизнес), которые в части получения дохода настолько дезинтегрированы, что проследить ход средств, например от сбыта крупной партии наркотиков, практически невозможно.

Деньги для легализации (отмывания) могут прийти из-за рубежа, в таком случае поиск базового преступления вообще за рамками национальной юрисдикции, а поэтому и результаты его более чем туманны. Подчеркнем, что согласно ратифицированной 25.04.2001 Конвенции Совета Европы, принятой 08.11.90 в Страсбурге, «О выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» этого от России никто и не требует. Просят только об одном: не позволяйте отмывать «грязные» деньги! Давая добро инвестору, спрашивайте: «Откуда капиталы?»

Зарубежный опыт

Найден ли где-то в мире выход из сложившегося положения? Да, выход найден, притом давно. Естественно, в странах, где богатые люди существовали всегда и легально, где была и есть экономическая преступность и где, как следствие, многие пытаются легализовать нажитое незаконным путем. Неудивительно, что в таких странах постепенно была выработана методика противодействия отмыванию добытого преступным путем. Причем виновных привлекают к уголовной ответственности даже в тех случаях, когда наши правоохранительные структуры стараются подобных фактов и вовсе не замечать.

Так, двое норвежцев Шульстад и Хустад в Киркинесе настолько «ловко» распорядились денежными средствами НПО «Севрыбпоиск», что смогли и чужой капитал приумножить, и себе немалые средства (свыше 24 млн долларов США) нажить. Данный факт стал известен норвежской полиции. Вотношении виновных возбудили уголовное дело, и, как положено в таких случаях, первоначальному владельцу капитала предложили получить все результаты его движения... Россияне в это чудо не поверили и возбудили уголовное дело в отношении своего соотечественника, что оказалось на руку норвежским мошенникам. Норвежская полиция удивилась действиям сотрудников российской милиции, которые не только завели уголовное дело на невиновного, но и вывели этим из-под ответственности полностью изобличенных ими Шульстада и Хустада. В Следственном комитете при МВД России разобрались в сути проблемы и поставили вопрос о прекращении уголовного дела в отношении гражданина России. Обо всех обстоятельствах дела было доложено министру внутренних дел Анатолию Куликову, и лишь тогда россияне осознали, что бывают и такие преступники, которые путем умелой «эксплуатации» чужих денежных средств создают благо и себе, и другим.

Чем же действующие конструкции норм, регламентирующих уголовную ответственность за легализацию (отмывание) добытого преступным путем, в большинстве других государств отличаются от российских, подчеркнем, фактически неработающих законов?

В диспозициях статей нигде нет нашей пресловутой «заведомости».

Вместо «презумпции невиновности» для отмывающих полученное незаконным путем умудренный многолетним печальным опытом законодатель ввел там «презумпцию виновности». Почему изобличили Шульстада и Хустада? Да исключительно потому, что они не смогли перед своими налоговыми органами документально отчитаться, где взяли деньги, если не украли.

Бремя доказывания «чистоты» отмываемого имущества лежит на его владельце, ибо mens rea - «дух вины», «виновная мысль» - возникает не только когда лицо легализует добытое заведомо преступным путем имущество по доказанным уголовно-процессуальным путем эпизодам, но и когда оно совершает финансовые операции с имуществом, полученным вообще неизвестно каким путем. Хотя очевидно, что любой иной, кроме законного, путь может быть исключительно незаконным, а точнее, преступным.

Следовательно, в ст. 174 УК РФ выражение «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенным другими лицами преступным путем», необходимо заменить фразой «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, находящимся во владении лица без соответствующих юридических оснований». Впрочем, формулировка ст. 174 УК РФ может и отличаться, но прочитавший ее должен сразу уяснить, что в Российской Федерации возможен оборот лишь того капитала, который получен субъектом правоотношения на законных основаниях.

В связи с этим у многих наверняка появится желание возразить: в России уже есть свои Рокфеллеры, которые разбогатели на сбыте народного достояния, но пока нет своих Генри Форда и Билла Гейтса, заработавших деньги честным путем, стало быть, большинство наших современных крупных собственников подтвердить законность оборачиваемых ими капиталов вряд ли смогут. Однако, чтобы не разрушить хрупкого капитализма, который с таким трудом был построен, государство не должно начинать с подозрения всех и каждого. Для тотального контроля сначала следует создать соответствующие условия. Но и здесь нет ничего неразрешимого: просто в стране неизбежна финансовая амнистия, именно она позволит вести отчет с нуля.

Вернемся к реалиям дня сегодняшнего. Пока дискуссия о том, как в идеале должны выглядеть нормы закона, регламентирующего наступление уголовной ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, не вышла за пределы чистой теории, правоприменители сосредоточились на апробации уже существующих статей УК РФ.

Судебная практика

Особый интерес для криминологов в данном контексте представляет Постановление Пленума ВС РФ от 18.11.2004 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем». Позволим себе несколько цитат из этого документа.

Для обеспечения правильного применения законодательства об уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, предусмотренные ст. 171, 174, 174-1 УК РФ (здесь и далее выделено автором), и в связи с возникшими в судебной практике вопросами Пленум ВС РФ постановил судам дать следующие разъяснения.

Пункт 20 (абз. 1). Для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Пункт 25. Сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, не образует легализации (отмывания) денежных средств или другого имущества (ст. 174 УК РФ), если такому имуществу не придается видимость приобретенного. В зависимости от конкретных обстоятельств дела обозначенные действия могут содержать признаки состава преступления, влекущего ответственность за хищение (в форме пособничества), либо состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ.

Пункт 20 (абз. 2). При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, судам следует выяснить, имеются ли в деле доказательства, свидетельствующие о том, что лицу, совершившему финансовые операции или другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем.

Пункт 21. При постановлении обвинительного приговора по ст. 174, 174-1 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Как видим, судебная практика строго соответствует текущей уголовной политике государства, выраженной в нормах его законов, а она, несмотря на заявления отдельных государственных деятелей о необходимости ужесточения борьбы с отмыванием полученного преступным путем, такова: деньги сами по себе не пахнут, пока не доказано обратное. Сказанное позволяет сделать однозначный вывод: увеличения числа дел, возбуждаемых по ст. 174, 174-1 УК РФ, в ближайшее время не предвидится.

Более того, официальной практики, которая позволила бы понять суть подхода к прочтению содержания ст. 174, 174-1 УК РФ, нет.

В юридической печати последние годы идет вялотекущая дискуссия, инициаторы которой обвиняют суды в том, что они не спешат осуждать людей при отсутствии доказательств, что деньги, имущество, становящиеся предметом гражданского оборота, добыты преступным путем. Похожие обвинения прозвучали и в ходе семинара в Ильдорфе. Объектом критики было избрано выступление бывшего заместителя Председателя Верховного Суда РФ Валерия Верина.

Однако В. Верин лишь указал на то, что факт преступного происхождения денег, имущества может быть установлен только решением суда, а не органами расследования, как считает Федеральная служба по финансовому мониторингу. Это не означает, что за совершение предикатного преступления к моменту вынесения приговора по ст. 174 УК РФ уже должен быть кто-то осужден. Ничто не мешает стороне обвинения в рамках уголовного дела в отношении лица, легализовавшего (отмывшего) имущество, нажитое преступным путем, доказать факт его противоправного получения третьими лицами.

Данное обстоятельство свидетельствует не об отрицательных, а о положительных тенденциях в толковании судами понятий, содержащихся в составе преступлений, предусмотренных ст. 174, 174-1 УК РФ. В. Верин в своем выступлении лишь утверждал, что факт приобретения имущества преступным путем - необходимый элемент предмета доказывания по уголовному делу об отмывании (легализации) добытого преступным путем.

Борьба продолжается

Отмывание денег - процесс, в ходе которого доходы от незаконной деятельности подвергаются различным операциям в целях маскировки их преступного происхождения. Лица, отмывающие деньги, обеспечивают себе финансовую прибыль, которая затем реализуется ими в личных, в том числе преступных целях.

Отмывание денег производится путем противоправного использования существующих финансовых систем, поэтому оно представляет серьезную угрозу как для них, так и для финансовых учреждений, которые таким образом подвергаются яростной коррупционной атаке. Выведенные в процессе отмывания из-под государственного контроля деньги разрушают национальную кредитно-финансовую и денежную политику и систему налогообложения.

Общепризнан факт опережающего развития преступного сообщества по сравнению с государственными органами, осуществляющими борьбу с преступностью. По нашему мнению, даже лучшие сотрудники СК при МВД России не обладают надлежащими навыками производства по подобным делам.

Это означает, что противодействие легализации (отмыванию) добытого преступным путем в России не может быть отнесено к активным видам правоохранительной деятельности. Отсутствие соответствующей практики препятствует развитию понятийно-категориального аппарата, обслуживающего данный вид государственной деятельности (включая и судебную).

Для стабилизации следственной и судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 174, 174-1 УК РФ, обществом в целом и юристами в частности должны быть в полном объеме осознаны как суть самого явления отмывания (легализации) полученного преступным путем, так и степень его общественной опасности, результатом чего станет формирование надлежащего понятийно-категориального аппарата.

Особенностью текущего момента следует признать и то обстоятельство, что о необходимости бороться с такими преступлениями россияне узнают из-за границы. Именно другие государства, мировое сообщество требуют от Российской Федерации остановить процесс легализации нажитого преступным путем. Соответствующих призывов из самой России практически не слышно. Более того, приведенные выше примеры свидетельствуют, что преследование конкретных лиц за отмывание добытого незаконным путем - инициатива других стран.

Ничего удивительного в этом нет. Многие государства борьбу с отмыванием «грязных» денег начали гораздо раньше России, поэтому и ушли в данном процессе значительно дальше. Однако не следует пренебрегать зарубежным, пусть и непривычным для нас опытом. Как раз поэтому Борис Волженкин, взявшись в 1998 г. за юридико-технический анализ процесса отмывания денег, в первую очередь исследовал его за рубежом и лишь затем перешел к осмыслению происходящего в России (Волженкин Б.В. Отмывание денег / Избранные труды по уголовному праву и криминологии (1963-2007 гг.). СПб: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. С. 746-758).

Поскольку опыт расследования и рассмотрения дел анализируемой категории пока только набирается, говорить о завершении эволюции судебной практики толкования понятий, обслуживающих ст. 174, 174-1 УК РФ, преждевременно.

Разместить:
Бухинж
2 июля 2009 г. в 10:24

А ведь всего этого в России 1991-2гг могло и не возникнуть. Сумма ставок всех налогов по общей системе налогообложения по закону "Об основах...", за подписью Гайдара Е Т превышала 120% ! Некриминальных шансов народу попросту не оставили.

Русская женщина
3 июля 2009 г. в 9:18

В Русских людях гипотетически заложена огромная гордость и ответственность! Просто ее исскуственно разбавили жаждой денег и стремлением разбогатеть любой ценой! Идеологическую политику государства нужно менять в первую очередь! А болтать всякие бестолковые лозунги и невыполнимые обещания с требун необходимо прекратить! Пусть каждый чиновник отчитывается о проделанной работе, а не о том, сколько он нахапал! Все равно честно не скажет!

Бухинж
3 июля 2009 г. в 16:22

К сожалению, чиновники работы не "проделывают". Они их вот так регулируют.

Просто с незаработанного не надо было платить тогдашние 13-30% НДФЛ (МРОТ был 1,5 кг колбасы), 36-38% в "фонды", 28+3% НДС и СН, 35-45% налога на прибыль. А потом многократные штрафы из -за заинтересованной бестолковости инструкций по налогам.

Россиянка
23 января 2010 г. в 10:13

уважаемый бухинж я с вами согласна

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться