Логин или email Регистрация Пароль Я забыл пароль


Войти при помощи:

Судебные дела / Постановления / Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.09.2019 г. № Ф08-7515/2019 по делу № А63-6840/2018

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.09.2019 г. № Ф08-7515/2019 по делу № А63-6840/2018

Налоговый орган начислил НДС, налог на прибыль, ссылаясь на нереальность хозяйственных операций общества с контрагентом.

Итог: дело передано на новое рассмотрение, поскольку не проверены доводы, что за контрагентом числится задолженность на сумму предварительной оплаты, факт выполнения работ по авансовому счету-фактуре не отражен в налоговых декларациях, которые общество не представило, не дана оценка банковской выписке по расчетному счету спорного контрагента, перечислению денежных средств в адрес контрагентов, обладающих признаками фирм-однодневок, и их обналичиванию путем снятия через платежные терминалы.

18.09.2019Российский налоговый портал 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 сентября 2019 г. по делу N А63-6840/2018

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 августа 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 05 сентября 2019 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Воловик Л.Н., судей Драбо Т.Н. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заявителя - закрытого акционерного общества "Ставропольнефтегазпроект" (ИНН 2635041557, ОГРН 1022601939832) - Афанасьевой Н.В. (доверенность от 05.02.2019), от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Ставропольскому краю (ИНН 2635028267, ОГРН 1042600329970) - Старостиной Я.В. (доверенность от 26.02.2019) и Иванник А.А. (доверенность от 16.04.2019), рассмотрев кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Ставропольскому краю на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14.01.2019 (судья Соловьева И.В.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2019 (судьи Семенов М.У., Белов Д.А., Цигельников И.А.) по делу N А63-6840/2018, установил следующее.

ЗАО "Ставропольнефтегазпроект" (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением к МИФНС России N 12 по Ставропольскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 11.01.2018 N 1 в части начисления 18 305 085 рублей налога на добавленную стоимость (далее - НДС), 1 016 949 рублей 90 копеек налога на прибыль организаций, соответствующих сумм пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО "НефтеХимПроект" (требования уточнены в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением от 14.01.2019, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17.05.2019, суд удовлетворил заявленные обществом требования.

Судебные акты мотивированы реальностью осуществления хозяйственных операций общества по договорам на выполнение проектно-изыскательских работ, заключенным налогоплательщиком и ООО "НефтеХимПроект" (далее - спорный контрагент), соблюдением обществом требований налогового законодательства для получения налогового вычета по НДС и учета расходов по спорным сделкам при исчислении налога на прибыль организаций. Суды сделали вывод о том, что общество выполнило предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации (далее - Кодекс) требования к представленным налоговому органу документам в обоснование права на применение налогового вычета по НДС и учета в составе расходов затрат по работам, выполненным ООО "НефтеХимПроект", тогда как инспекция не представила доказательства, свидетельствующие о необоснованном получении обществом налоговой выгоды, а также доказательства наличия в действиях налогоплательщика и его контрагента согласованных действий, направленных на минимизацию налогообложения. Суды указали на проявление обществом необходимой степени заботливости и осмотрительности при выборе спорного контрагента в качестве подрядчика.

В кассационной жалобе и дополнении к ней инспекция просит отменить судебные акты, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края. Податель кассационной жалобы полагает, что суды неправильно применили нормы права, а выводы судов не соответствуют установленным по делу обстоятельствам. По мнению инспекции, судебные инстанции в нарушение положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оценили каждое из доказательств в отдельности, без оценки их достаточности, взаимной связи доказательств в их совокупности, что привело к необоснованному выводу судов о реальности спорных хозяйственных операций и проявлении обществом необходимой степени осмотрительности при выборе спорного контрагента в качестве исполнителя подрядных работ; кроме того, ряд доводов налогового органа со ссылками на представленные в материалы дела доказательства не был рассмотрен судебными инстанциями, что привело к принятию необоснованных судебных актов. Суды необоснованно не приняли в качестве надлежащего доказательства по делу справку о почерковедческом исследовании от 14.07.2017 N 253 экспертно-криминалистического центра ГУ МВД по Ставропольскому краю. На момент подписания договоров субподряда и первичных документов по ним, Кравченко А.В. не имел полномочий на подписание указанных документов от ООО "НефтеХимПроект". Общество не представило доказательства согласования с заказчиками работ ЗАО "НефтиХимПроект" и ООО "РН-Ставропольнефтезаз" вопроса о привлечении спорного контрагента в качестве субподрядчика; доказательства того, что в периоде действия спорных договоров у спорного контрагента имелся допуск к спорным работам в СРО, налогоплательщик не представил. Общество документально не подтвердило обстоятельства, на которые оно ссылается в обоснование проявления должной степени осторожности и осмотрительности при выборе спорного контрагента в качества исполнителя работ; личные контакты между представителями общества, спорного контрагента и заказчиков объектов строительства не осуществлялись. Суд апелляционной инстанции не принял во внимание процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции при разрешении вопроса об удовлетворении ходатайства инспекции о вызове на допрос в качестве свидетеля Кравченко А.В. и отложении судебного заседания с целью подготовки мотивированных возражений на представленные обществом доказательства, не являвшиеся предметом исследования в рамках выездной налоговой проверки, чем нарушил принцип справедливости судебного разбирательства. Суды не приняли во внимание показания свидетеля Очирова А.В., зафиксированные в протоколе допроса от 10.11.2017, который пояснил, что спорные работы выполнялись исключительно силами общества; аналогичные показания дали сотрудники общества Волынский А.С. и Ляхова Л.И. с указанием конкретных исполнителей-работников. Судебные инстанции проигнорировали доводы налогового органа о том, что ЗАО "НефтеХимПроект" (заказчик общества по договору от 17.02.2014 N 14/563) отказалось от части работ, потребовало от общества осуществить возврат неосвоенных по договору денежных средств, поскольку работы не были выполнены. Представленный обществом в материалы дела (в судебном заседании 03.10.2018) календарный план не соответствует календарному плану, представленному ЗАО "НефтеХимПроект" в ходе контрольных мероприятий, а также календарному плану, представленному самим налогоплательщиком с заявлением в арбитражный суд. Суды не учли, что работы по этапу "Инженерная подготовка территории и защита от подтопления и затопления" выполнены ОАО "Трансмост", а не спорным контрагентом. Судебные инстанции не дали оценку доводам инспекции, со ссылкой на установленные вступившими в законную силу судебными актами по делу N А53-30233/2015 обстоятельства, об установлении нереальности выполнения спорным контрагентом проектно-изыскательских работ.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить судебные акты без изменения, полагая, что они являются законными и обоснованными. По мнению общества, заинтересованным лицом не представлены бесспорные доказательства, позволяющие усомниться в добросовестности общества как налогоплательщика и совершении им хозяйственных операций с ООО "НефтеХимПроект". Доказательства того, что общество заключало сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств, в деле отсутствуют.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы с дополнением и отзыва, выслушав представителей участвующих в деле лиц, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2014 по 31.12.2015, по итогам которой составила акт выездной налоговой проверки от 01.09.2017 N 27.

По результатам рассмотрения материалов проверки, дополнительных мероприятий налогового контроля и возражений налогоплательщика, инспекция приняла решение от 11.01.2018 N 1, которым начислила обществу, в том числе, 18 305 085 рублей НДС, 1 016 949 рублей 90 копеек налога на прибыль организаций, соответствующие суммы пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса по взаимоотношениям с ООО "НефтеХимПроект".

Решением от 16.04.2018 N 08-21/011887 УФНС России по Ставропольскому краю оставило апелляционную жалобу общества без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции в оспариваемой части, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

В силу подпункта 1 пункта 2 статьи 171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и перевозки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Кодекса, суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пункта 1 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. В соответствии с пунктом 2 статьи 169 Кодекса счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, условиями применения вычетов являются приобретение товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, принятие на учет указанных товаров (работ, услуг) и наличие соответствующих первичных документов.

Для применения вычетов по НДС налогоплательщик обязан доказать правомерность своих требований. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия. По смыслу главы 21 Кодекса документы, представляемые налогоплательщиком в инспекцию, должны быть достоверными, непротиворечивыми, содержащиеся в них сведения должны подтверждать реальность хозяйственной операции и иные обстоятельства, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на налоговые вычеты.

При отсутствии доказательств совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление N 53).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (пункты 4, 5 постановления N 53).

Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса "Налог на прибыль организаций".

Пунктом 1 статьи 252 Кодекса установлено, что в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 24.11.2005 N 452-О, 18.04.2006 N 87-О, 16.11.2006 N 467-О, 20.03.2007 N 209-О-О неоднократно подчеркивал, что разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.).

Как следует из материалов дела, основанием для начисления налогоплательщику спорных сумм НДС, налога на прибыль организаций, соответствующих сумм пени и штрафных санкций, послужил вывод инспекции о нереальности хозяйственных операций общества с ООО "НефтеХимПроект".

Суды установили, что общество в проверяемом периоде вело деятельность по разработке проектной и рабочей документации, выполнению инженерных изысканий, в т.ч. с привлечением субподрядных организаций. Общество и ЗАО "НефтеХимПроект" заключили договор подряда от 17.02.2014 N 14/563 на выполнение работ по разработке проектной и рабочей документации, выполнению инженерных изысканий по объекту "Комплекс нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств ЗАО "Восточная нефтехимическая компания". В соответствии с условиями договора налогоплательщик вправе привлекать к исполнению своих обязательств по договору субподрядные организации.

В рамках исполнения принятых на себя обязательств по договору подряда от 17.02.2014 N 14/563, общество заключило с ООО "Нефтехимпроект" договор субподряда от 05.03.2014 N НХП-5/14/563, по условиям которого ООО "НефтеХимПроект" обязуется по заданию общества выполнить работы по разработке проектной и рабочей документации по объекту "Комплекс нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств" ЗАО "Восточная нефтехимическая компания". Пунктом 7.1.1 договора от 05.03.2014 N НХП-5/14/563 предусмотрено перечисление субподрядчику предварительной оплаты в сумме 120 млн рублей (НДС 18 305 084 рубля 75 копеек).

Общество и ООО "РН-Ставропольнефтегаз" заключили договоры подряда от 21.05.2014 N 14/572 и 05.11.2013 N 13/553 на выполнение проектно-изыскательских работ по строительным объектам, во исполнение которых обществом и ООО "НефтеХимПроект" заключили договоры субподряда от 16.06.2014 N 14/568-сп1, 16.06.2014 N 14/572-сп1, 05.03.2014 N 14/553-сп1 на выполнение проектной документации по объектам "Обустройство куста N 1 месторождения Зимне-СтавкинскоПравобережное" и "Обустройство куста N 3, 4 месторождения Величаево-Колодезное" - заказчик ООО "НК "Роснефть"-НТЦ", ООО "РН-Ставропольнефтегаз".

В подтверждение реальности хозяйственных операций по сделкам с ООО "Нефтехимпроект" общество в ходе выездной налоговой проверки представило сметы на выполнение работ, календарные планы, счета-фактуры, а также акты выполненных работ.

ООО "НефтеХимПроект" 09.12.2014 прекратило деятельность при присоединении к ООО "Альтаир" (ИНН 2635831869). В ходе встречной проверки в ответ на требование инспекции о предоставлении документов ООО "Альтаир" представило договоры субподряда от 16.06.2014 N 14/568-сп1, 16.06.2014 N 14/572-сп1, 05.03.2014 N 14/553-сп1, счета-фактуры от 10.07.2014 N 093, 29.08.2014 N 124, 29.08.2014 N 125, 29.08.2014 N 126, акты выполненных работ от 10.07.2014 N 93, 29.08.2014 N 124, 29.08.2014 N 125, 29.08.2014 N 126. Договор субподряда от 05.03.2014 N НХП-5/14/563 и счет-фактуру от 31.03.2014 N А1, правопреемник спорного контрагента (ООО "Альтаир") не представил.

Сделав вывод о том, что общество выполнило предусмотренные Кодексом требования к представленным налоговому органу документам в обоснование права на применение налогового вычета по НДС и учета в составе расходов затрат по работам, выполненным ООО "НефтеХимПроект", в то время как инспекция не представила доказательства, свидетельствующие о необоснованном получении обществом налоговой выгоды, а также доказательства наличия в действиях налогоплательщика и его контрагента согласованных действий, направленных на незаконную минимизацию налогообложения, судебные инстанции удовлетворили заявленное обществом требование.

При этом судебные инстанции исходили из того, что документы по сделкам общества со спорным контрагентом оформлены надлежащим образом, содержат все необходимые сведения о работах (услугах), количестве, цене. Хозяйственные операции с данным контрагентом отражены обществом в бухгалтерской и налоговой документации, расчеты со спорным контрагентом произведены в безналичном порядке, результаты работ переданы заказчикам объектов строительства. Претензий к порядку оформления первичных документов у налогового органа не имеется.

Вместе с тем, суды устранились от исследования доводов инспекции, со ссылкой на решение единственного участника ООО "НефтеХимПроект" Ясониди В.В. от 19.03.2014 N 2 и приказ от 03.02.2014 N 01/01 о вступлении Кравченко А.В. в должность директора ООО "НефтеХимПроект", о том, что на момент заключения спорных договоров субподряда у Кравченко А.В. отсутствовали полномочия на их подписание от имени ООО "НефтеХимПроект", при этом иные документы, предоставляющие право Кравченко А.В. на подписание от имени спорного контрагента договоров и первичных документов (в том числе доверенности), материалы дела не содержат, в ходе проверки такие документы обществом не представлены.

Суды отклонили доводы инспекции о том, что согласно справке о почерковедческом исследовании от 14.07.2017 N 253 экспертно-криминалистического центра ГУ МВД по Ставропольскому краю документы по спорным сделкам, в том числе счета-фактура, подписаны не Кравченко А.В., а иным лицом, указав, что выводы специалиста, изложенные в справке о почерковедческом исследовании от 14.07.2017 N 253 носят предположительный характер, оформлены с нарушением действующего законодательства, а сама справка не является заключением эксперта, носит информационно-консультативный характер, не может быть положена в основу вывода о подписании счетов-фактур неустановленным лицом и, следовательно, не может быть принята судом в качестве допустимого доказательства.

Вместе с тем, суды не учли, что в силу положений статей 7 - 9, 64, 65, 89, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 36 Кодекса, Закона Российской Федерации от 21.03.1991 N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации", Закона Российской Федерации от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции", Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", Инструкции о порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при организации и проведении выездных налоговых проверок, утвержденной приказом МВД России, Федеральной налоговой службы от 30.06.2009 N 495/ММ-7-2-347, налоговый орган вправе представлять суду все имеющиеся у него письменные и иные доказательства, подтверждающие обоснованность принятия оспариваемого решения. В рассматриваемом случае выездная налоговая проверка, по результатам которой принято оспариваемое решение, проводилась совместно с сотрудниками УЭБ и ПК ГУ МВД России по Ставропольскому краю, которые подписали составленный по результатам этой проверки акт от 01.09.2017 N 27, при этом справка об исследовании от 14.07.2017 N 253 получена в ходе проведения мероприятий налогового контроля, данный документ отвечает критериям статей 64, 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.

В силу подпункта 11 пункта 1 статьи 31 Кодекса налоговый орган для проведения налогового контроля вправе привлекать не только экспертов, но и специалистов. В необходимых случаях может быть привлечен специалист, обладающий специальными знаниями и навыками, не заинтересованный в исходе дела (статья 96 Кодекса). Таким образом, привлекая специалиста, в том числе для проведения почерковедческого исследования налоговый орган реализовал право, предоставленное ему статьями 31 и 96 Кодекса.

Суды указали, что документы на исследование поступили с нарушением положений приказа МВД России от 29.06.2005 N 511 "Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации", согласно которым прилагаемые к постановлению о назначении экспертизы объекты принимаются, как правило, в упакованном и опечатанном виде; упаковка должна содержать пояснительные надписи и исключать возможность доступа к содержимому без ее повреждения; вскрывать упаковку с поступившими в ЭКП объектами имеет право только эксперт, которому поручено ее производство.

Пунктом 1.1 приказа МВД России от 29.06.2005 N 511 утверждена Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации (далее - Инструкция). Пунктом 1 Инструкции определены условия и порядок производства судебных экспертиз по уголовным делам и при проверке сообщений о преступлениях, а также экспертиз по делам об административных правонарушениях в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации, Федерального закона от 3.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", иных законодательных и нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов МВД России. Справка об исследовании от 14.07.2017 N 253 не является заключением эксперта в соответствии с понятиями, изложенными в Федеральном законе от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", следовательно, требования приказа МВД России от 29.06.2005 N 511 к ней не применимы. Использование налоговыми органами подобных доказательств, составленных специалистами в ходе контрольных мероприятий, не противоречит нормам действующего законодательства и сложившейся правоприменительной практике, указанные доказательства при их относимости и допустимости, подлежат оценке наравне с иными доказательствами по делу.

При оценке довода налогового органа о нереальности спорных хозяйственных операций и выполнении спорных работ силами самого общества, суды сделали вывод о том, что доказательства нереальности сделок ввиду отсутствия товарно-денежного оборота, их номинального оформления с целью получения необоснованной налоговой выгоды, инспекция в материалы дела не представила.

Суды исходили из того, что указанная позиция налогового органа опровергается представленными в материалы дела доказательствами, согласно которым ООО "НефтеХимПроект" создано 16.04.2013, то есть за 1 год до заключения договора с заявителем. Учредитель общества Ясониди В.В. и директор Кравченко А.В. не относятся к категории "массовых" учредителей и руководителей. Основным видом деятельности организации является строительство зданий и сооружений (ОКВЭД 45.2), дополнительным - деятельность в области архитектуры; инженерно-техническое проектирование; геолого-разведочные и геофизические работы; геодезическая и картографическая деятельность; деятельность в области стандартизации и метрологии; деятельность в области гидрометеорологии и смежных с ней областях; виды деятельности, связанные с решением технических задач, не включенные в другие группировки (ОКВЭД 74.2). В ходе встречной проверки в ответ на требование инспекции о предоставлении документов ООО "Альтаир" представило необходимые документы.

Судебные инстанции также указали, что в проверяемом периоде ООО "НефтеХимПроект" являлось членом СРО АП "СтройПроект" на основании свидетельства от 22.07.2013 N 821; согласно ответу СРО АП "СтройПроект" от 14.07.2017 N 251-07-П, ООО "НефтеХимПроект" выдавалось свидетельство о допуске от 22.07.2013 N 821, в настоящее время ООО "НефтеХимПроект" не является членом АП "СтройПроект"; при вступлении в СРО ООО "НефтеХимПроект" представило документы в соответствии со статьей 55.6 Градостроительного кодекса Российской Федерации, которых было достаточно для выдачи свидетельства.

Данные обстоятельства суды положили в основу вывода о несостоятельности доводов налогового органа об отсутствии у ООО "НефтеХимПроект" управленческого и технического персонала, обладающего необходимыми навыками и знаниями для выполнения спорных работ.

Вместе с тем, суды не указали мотивы, по которым не приняли довод инспекции о том, что согласно представленному в ходе контрольных мероприятий письму АП "СтройПроект" от 15.07.2019 N 283-07-П, спорный контрагент не является членом СРО с 28.04.2014, тогда как спорные договоры подряда заключены обществом со спорным контрагентом в период с марта по июнь 2014 года.

Кроме того, суды не указали мотивы, по которым сочли факт наличия у спорного контрагента свидетельства СРО опровергающим довод инспекции об отсутствии у спорного контрагента квалифицированных работников, в том числе отрицающего причастность к деятельности организации Кравченко А.В., со ссылкой на сведения о среднесписочном количестве работников, а также непредставление справок 2-НДФЛ за 2014 год.

То обстоятельство, что спорный контрагент в определенный момент имел членство в СРО, само по себе не может свидетельствовать о реальной хозяйственной деятельности организации в 2014 году. Кроме того, обстоятельства, связанные с наличием/отсутствием у спорного контрагента допуска СРО к определенным видам работ, не являлось самостоятельным основанием для начисления спорных сумм налогов, рассмотрено налоговым органом в совокупности с иными установленными в ходе налоговой проверки обстоятельствами.

Судебные инстанции указали, что из анализа движения денежных средств по расчетному счету спорного контрагента следует, что указанная организация осуществляла предпринимательскую деятельность в сфере выполнения подрядных работ по разработке проектной документации, в том числе для ФГУП "Почта России", ООО "РостовЛифтМонтаж", ООО "Комби-Сервис", ЗАО "Контур-сервис", ООО "Кросна", ООО "Элит-СД" и т.д. При этом организацией в целях ведения профессиональной деятельности приобретались строительные материалы, производилась оплата за оборудование, а также отчисления взносов в СРО НП "Стройинвестсервис", в деятельность которого входит объединение хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в области строительства, реконструкции, проектирования и инженерных изысканий.

Однако из представленной в материалы дела выписки банка по движению денежных средств по расчетному счету ООО "НефтеХимПроект" следует, что ЗАО "Контур-Сервис" перечислены денежные средства за выполнение работ по разработке рабочей документации для создания комплекта автоматизированной системы управления безопасности, данное обстоятельство суды не проверили и не оценили в связи с чем вывод судов о выполнении ООО "НефтеХимПроект" проектных работ является недостаточно обоснованным. Суды не проверили довод инспекции об отсутствии доказательств несения спорным контрагентом расходов на выплату заработной платы или оплату услуг по договорам гражданско-правового характера, коммунальных услуг, а также отражении указанных операций в учете спорного контрагента.

Суды не проверили довод инспекции о том, что согласно проведенной инвентаризации кредиторской и дебиторской задолженности общества по состоянию на 31.12.206 за ООО "Альтаир" (правопреемник ООО "НефтеХимПроект" числится задолженность на сумму предварительной оплаты 120 млн. рублей; факт выполнения работ по авансовому счету-фактуре от 31.03.2014 N А1 не нашел своего отражения в налоговых декларациях по налогу на прибыль и НДС, уточненные налоговые декларации общество не представило, а, следовательно, не подтвердило прав на налоговый вычет по указанному счету-фактуре.

Не получил оценку судов и довод инспекции о том, что согласно анализу банковской выписки по расчетному счету спорного контрагента, денежные средства в течение месяца с расчетного счета ООО "НефтеХимПроект" перечислены в адрес контрагентов обладающих признаками фирм-однодневок (ООО "Скайнет" ИНН 2634807976, ООО "Ангел" ИНН 2636806375, ООО "ТЕХНОКОМ-М" ИНН2635823177, ООО "ОПТИМА-ТРЕИД" ИНН 2635829193) и обналичены путем снятия наличных денежных средств через платежные терминалы.

Отклоняя доводы налогового органа о том, что числящийся в спорном периоде руководителем спорного контрагента и допрошенный в качестве свидетеля в ходе контрольных мероприятий Кравченко А.В. (протокол опроса от 09.06.2017) пояснил, что отношения к деятельности ООО "НефтеХимПроект" не имеет, документы от имени указанной организации не подписывал, суды указали, что налоговый орган не принял во внимание факты осуществления Кравченко А.В. иных действий, связанных с деятельностью общества, таких как управление банковским счетом, представление документов о государственной регистрации сведений, вносимых в ЕГРЮЛ, в связи с чем показания Кравченко А.В. оценены судами критически. Вместе с тем, суды не сослались на доказательства, подтверждающие управление Кравченко А.В. банковским счетом ООО "НефтеХимПроект", а также представление указанным лицом документов о государственной регистрации сведений, вносимых в ЕГРЮЛ.

Указав, что само по себе то обстоятельство, что Кравченко А.В. отрицает причастность к деятельности ООО "НефтеХимПроект", не предполагает безусловный отказ налогоплательщику в праве на получение налоговых вычетов по НДС либо уменьшения налогооблагаемой прибыли, суды не учли, что установленное в ходе выездной проверки обстоятельство об отсутствии причастности Кравченко А.В. к деятельности ООО "НефтеХимПроект", не являлось самостоятельным основанием для вывода налогового органа об отсутствии реальности осуществления спорных хозяйственных операций указанных контрагентом и обществом.

В нарушение требований норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды не оценили представленные доказательства и доводы инспекции, относительно нереальности выполнения ООО "НефтеХимПроект" спорных работ и выполнения их силами самого общества со ссылкой на конкретные доказательства.

Так налоговый орган в обоснование вывода об отсутствии реальности выполнения ООО "НефтеХимПроект" спорных работ и выполнения их силами самого общества сослался на протокол допроса Очирова А.В. (сотрудник общества) от 10.11.2017, в ходе которого свидетель пояснил, что работы по актам от 31.07.2014 N 563/9, 28.11.2014 N 563/9, 27.04.2017 N 563/13 выполнялись сотрудниками общества и им лично; Очиров А.В. осуществлял трудовую деятельность в должности главного инженера проекта в период с 2005 по 2015 год, в его должностные обязанности входили разработка проектной документации и переговоры с заказчиками; договоры с ООО "НефтеХимПроект" не заключались, работы данной организацией для общества не выполнялись; по договору от 17.02.2014 N 14/563 обществом выполнены следующие работы: инженерная подготовка территории и защита от подтопления и затопления, проектные работы, работы по обследованию площадки под строительство 1 и 2 очереди строительства на наличие взрывчатых веществ; инженерно-геофизические изыскания площадки под строительство 1 и 2 очереди строительства. Также Очиров А.В. указал, что инженерно-геофизические изыскания выполнялись специалистом Огнещиковым И.В.; работы по обследованию площадки под строительство 1 и 2 очереди на наличие взрывчатых веществ выполнял начальник группы ВОП Андрей (Волынский А.С); инженерная подготовка территории и защита от подтопления и затопления (согласно акту от 31.07.2014 N 563/9) выполнялись Очировым А.В. лично.

Кроме того, Очиров А.В. пояснил, что для выполнения работ для ЗАО "НефтеХимПроект" необходимо было письменное согласование с заказчиком субподрядной организации. При выполнении работ на объекте ВНХК-30 г. Находка привлекались 7 подрядных организаций, среди которых ООО "НефтеХимПроект" отсутствовало, что также подтверждается представленной в материалы дела справкой о согласовании привлечения субподрядных организаций для выполнения работ по договору от 17.02.2014 N 14/563, полученной от ЗАО "НефтеХимПроект" по требованию налогового органа от 05.06.2017 N 06/4527-э. Очиров А.В. подтвердил выполнение проектных работ по объектам "Обустройство куста N 4 (скв. N 1007, N 1008) месторождения Величаевско-Колодезное; Обустройство куста N 3 (скв. N 1009, N 1010) месторождения Величаевско-Колодезное; Обустройство куста N 1 (скв. N 1013, N 1018, N 1024) месторождения Зимне-Ставкинско-Правобережное исключительно работниками самого налогоплательщика с указанием конкретных лиц, их выполнявших (Платонов В.В., Мухтаров Р.Г., Ушахин А.С, Прокопцов И.В., Руденко В.В., Дороганов С.Н., Ляхова Л.И.). Аналогичные показания даны сотрудниками Очирова А.В. работниками общества Волынским А.С., Ляховой Л.И., которые также подтвердили выполнение работ без привлечения субподрядных организаций собственными силами налогоплательщика с указанием конкретных работников общества.

Довод инспекции о том, что показания работника налогоплательщика Дороганова С.Н., полученные в ходе судебного разбирательства, не могут подтверждать выполнения работ спорным контрагентом, поскольку Дороганов С.Н., являясь ответственным за приемку работ, не знаком ни с руководителем, ни с работниками ООО "НефтеХимПроект" и не может пояснить, у кого он принимал выполненные работы, оценку судов не получили.

При этом в ходе допроса (протокол от 09.08.2017) Дороганов С.Н. не смог пояснить, какие именно работы выполняло ООО "НефтеХимПроект", кем именно из сотрудников указанной организации выполнялись работы, у кого принимались выполненные работы.

Судебные инстанции не оценили довод налогового органа о выполнении работ силами общества, сославшегося на представленные ЗАО "НефтеХимПроект" документы, о подписании 31.07.2014 акт N 563/9 сдачи-приемки выполненных работ по этапу "Инженерная подготовка территории и защита от подтопления и затопления. Проектные работы" между ЗАО "НефтеХимПроект" и обществом, согласно которому общая сумма, подлежащая уплате по данному этапу, составляет 52 701 944 рубля 35 копеек (с учетом НДС), сумма выполненных работ по акту - 36 900 075 рублей; при этом к акту приложена исполнительная смета N 13-1-1, составленная экономистом общества Большаковой С.В., подписанная ЗАО "НефтеХимПроект" и табели учета рабочего времени исполнителей за каждый месяц (февраль - июнь) 2014 года с указанием данных (Ф.И.О. и должностей) работников общества.

Сделав вывод об отсутствии необходимости согласования обществом с заказчиками вопроса о выполнении работ по договорам подряда субподрядчиком (ООО "НефтеХимПроект"), наличии у общества права на привлечение к исполнению своих обязательств по договору с заказчиками субподрядных организаций в отсутствие письменного согласования, суды не учли, что согласно пункту 10.1 договора подряда от 17.02.2014 N 14/563, заключенного ЗАО "НефтеХимПроект" и обществом, привлечение субподрядчиком к исполнению своих обязательств по договору третьих лиц (субподрядные организации) только при наличии соответствующего предварительного письменного согласия подрядчика (ЗАО "НефтеХимПроект"). В пункте 10.2 договора указано, что субподрядчик обязан согласовывать привлечение субподрядных организаций для выполнения работ с соблюдением условий, предусмотренных пунктом 5.2.1. договора, с обязательным представлением подтверждающих указанные условия документов. Пунктом 5.2.1 договора установлено, что при наличии письменного согласования подрядчика субподрядчик вправе привлечь третьих лиц к исполнению своих обязательств при соблюдении следующих условий: субподрядчик несет в полном объеме ответственность перед подрядчиком за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств привлеченными им лицами, в том числе за качество и сроки выполнения работ, а также за нарушения, допущенные указанными лицами; лица, привлекаемые в качестве субподрядных организаций, обладают лицензиями разрешениями, квалифицированным и аттестованным персоналом; поручение работ субподрядной организации осуществляется на основании письменного соглашения сторон.

Аналогичные условия привлечения субподрядных организаций (пункт 13.1) содержат договоры на выполнение работ от 05.03.2014 N 13/553-сп1, 16.06.2014 N 14/568-сп1, 16.06.2014 N 14/572-сп1, заключенные обществом и ООО "РН-Ставропольнефтегаз". В соответствии с представленными обществом пояснениями от 07.07.2017 N 353, письма для согласования выполнения работ субподрядчиками не предоставлялись, оформлялись только отказы от привлечения субподрядчиков. Однако, ООО "НефтеХимПроект" отсутствует в перечне представляемых на согласование подрядчику привлекаемых организаций.

Судебные инстанции не дали оценку доводам инспекции о том, что в ответ на запросы инспекции заказчики ЗАО "Нефтехимпроект" и ООО "РН-Ставропольнефтегаз" представили информацию (справка заказчика ЗАО "НефтеХимПроект" о согласовании привлечения субподрядных организаций - ЗАО "СевКавТИСИЗ", ОАО "Томгипротранс", ОАО Севкавгипроводхоз", ФГБУН ТИГ ДВО РАН, ФГБУН ТОЙ ДВО РАН, ОО "НПЦ ИКЭ", ОАО "Трансмост"; ответ заказчика ООО "РН-Ставропольнефтегаз" от 16.11.2017 N 1-АЗ/792), согласно которым общество для выполнения работ по договорам подряда субподрядчиков не привлекало.

Судебные инстанции не проверили довод налогового органа о том, что ЗАО "НефтеХимПроект" отказавшись от части работ, потребовало от общества возвратить неосвоенные по договору денежные средства, поскольку работы не были выполнены, а также о том, что представленный обществом в материалы дела (в судебном заседании 03.10.2018) календарный план не соответствует календарному плану, представленному ЗАО "НефтеХимПроект" в ходе контрольных мероприятий, а также календарному плану, представленному самим налогоплательщиком с заявлением в арбитражный суд.

Согласно пункту 1 статьи 54.1 Кодекса не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Положения статей 171, 172, 250, 252 Кодекса предполагают возможность получения налоговой выгоды при наличии реального осуществления хозяйственных операций и осуществлении сделок с реальными товарами (работами, услугами), что, в свою очередь, предполагает уплату налогов в бюджет.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении N 53 разъяснил, что налоговая выгода не может быть обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности или иной экономической деятельности.

В пункте 6 постановления N 53 Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 постановления N 53, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При таких обстоятельствах, выводы судов о реальности спорных хозяйственных операций, связанных с исполнением договоров, заключенных обществом со спорным контрагентом, являются недостаточно обоснованными.

Признавая налогоплательщика проявившим должную степень осторожности и осмотрительности при выборе спорного контрагента в качестве субподрядчика, суды указали, что общество перед заключением спорных договоров предприняло меры по проверке ООО "НефтеХимПроект", в частности обществом запрошены, а контрагентом представлены копии документов (устава, свидетельства о регистрации и о постановке на учет в налоговом органе, выписки из ЕГРЮЛ, сведений о наличии помещений, техники, необходимых для выполнения работ, документа, подтверждающего полномочия единоличного исполнительного органа, доверенность на представление интересов организации, лицензии, разрешения и допуска на производство работ).

Однако суды не сослались на доказательства, способные подтвердить указанные обстоятельства применительно к спорному периоду, а также доказательства, подтверждающие представление обществом в инспекцию указанных доказательств (сведений о наличии помещений, техники, необходимых для выполнения работ, документа, подтверждающего полномочия единоличного исполнительного органа, доверенность на представление интересов организации, лицензии, разрешения и допуска на производство работ) в ходе контрольных мероприятий в рамках выездной налоговой проверки.

При этом учредительные документы контрагентов свидетельствуют лишь о наличии юридического лица в системе государственной регистрации лиц, и не характеризует организацию как добросовестного налогоплательщика, имеющего деловую репутацию конкурентоспособного лица на рынке услуг (товаров, работ). Получение свидетельств и выписок из ЕГРЮЛ, иных документов регистрационного характера, не являются достаточными, поскольку не позволяют квалифицировать контрагента как добросовестного налогоплательщика, гарантирующего исполнение своих обязательств.

Суды приняли доводы общества о проявлении им должной степени осмотрительности и осторожности при выборе спорного контрагента, основанные на результатах предыдущей налоговой проверки (акт выездной проверки от 05.08.2015 N 57 за период 2011-2013 годы), при этом устранились от исследования доводов инспекции со ссылкой на установленные вступившими в законную силу судебными актами по делу N А53-30233/2015, согласно которым установлена нереальность выполнения спорным контрагентом проектно-изыскательских работ, а также его недобросовестность.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Поскольку суды недостаточно исследовали фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для принятия правильного решения, обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, выяснить и исследовать фактические обстоятельства по делу, оценить представленные доказательства и доводы участвующих лиц, как в отдельности, так и в их совокупности, учитывая положения норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и принять решение в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

постановил:

 

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14.01.2019 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2019 по делу N А63-6840/2018 отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Л.Н.ВОЛОВИК

 

Судьи

Т.Н.ДРАБО

Т.В.ПРОКОФЬЕВА

Разместить:

Вы также можете   зарегистрироваться  и/или  авторизоваться  

   

Эстонская история, или Когда Россия перейдет на электронные паспорта

Минкомсвязь разрабатывает очередной законопроект о едином ID-документе гражданина РФ. И хотя инициативу еще не представили, ее уже поддержали 60% россиян. Но готовы ли чиновники, их инфраструктура и сами граждане к таким переменам? Подробности и мнения экспертов ИТ-отрасли – далее.

Куда дует ветер перемен?

Проект Постановления № 272 ворвался на рынок грузоперевозок